Поиск - новости науки и техники

Познакомимся? Научным сообществам разных стран помогут узнать друг друга.

Почему академическая мобильность в России в разы меньше, чем на Западе? Ответ на этот вопрос искали участники круглого стола “Технологии научной и образовательной мобильности в РФ”, организованного Центром экономических исследований и распространения экономической информации “Открытая экономика”. В выступлениях рассказывалось о разных вариантах поддержки академической мобильности,  представленных в современной России.
Одним из основных инструментов государственной поддержки мобильности стал конкурс мегагрантов. Об итогах первого его раунда и подготовке второго рассказала Татьяна Маринина, специалист Департамента международной интеграции Минобрнауки. Конкурс мегагрантов – пример, скорее, международной мобильности: среди его победителей постоянно проживают в России всего пятеро, хотя из 507 поданных заявок 291 была от граждан РФ. По словам Т.Марининой, предполагается, что не прошедшие сито первого раунда будут участвовать во втором. Все они получили заключения экспертов с описанием “огрехов” своих заявок, с тем чтобы их можно было исправить. Пакет документов для второго открытого конкурса уже сформирован, практически не претерпев изменений, и в ближайшее время будет внесен в аппарат  правительства. Конкурс планируется объявить если не в конце уходящего, то в начале следующего года. На этот раз времени на подготовку заявок обещают дать больше – два-три месяца.
Татьяна Маринина также сообщила, что в рамках 220-го постановления и работы подгруппы по образованию Российско-американской президентской комиссии по двустороннему сотрудничеству министерством будет организовано взаимное обучение административно-управленческого персонала вузов механизму привлечения и эффективного использования финансовых ресурсов, поступающих в университеты. Пройдет серия семинаров для ученых США и ЕС “по вопросам модернизации исследовательской инфраструктуры российских вузов”, на которых их ознакомят с современными принципами финансирования научных исследований в России, в том числе и с системой госзакупок. Это поможет им более успешно участвовать в российском конкурсе мегагрантов, а также поможет пониманию между нашими научными сообществами. Одновременно будут проводиться семинары и для российских ученых – им расскажут о механизмах привлечения грантовых средств фондов США, ЕС и частного сектора.
Способствовать развитию международной академической мобильности призван также новый законопроект, подготовленный министерством, согласно которому дипломы об образовании и ученых степенях, полученные в ведущих университетах мира, будут в одностороннем порядке признаваться РФ. Это  позволит снять часть ограничений при приеме на работу иностранных и российских граждан, получивших образование за рубежом. По мере согласования законопроекта министерство начнет общественное обсуждение критериев отбора ведущих университетов мира, дипломы которых будут признаваться. Обсуждение будет проходить как в России, так в ЕС и США в рамках работы российско-американской комиссии по двустороннему сотрудничеству.
Еще одним вопросом, рассматриваемым  подгруппой по образованию Российско-американ-ской президентской комиссии по двустороннему сотрудничеству, станет обмен опытом между Ассоциацией ведущих вузов России и Ассоциацией американских университетов. В конце февраля делегация Ассоциации американских университетов приедет в Россию, чтобы встретиться с коллегами из Ассоциации ведущих вузов России и обсудить совместные проекты, в том числе и Сколковский.  
Варианты поддержки академической мобильности, не только международной, но и внутренней, осуществляются в рамках программы “Кадры”. Рассказывая об этом, директор Департамента федеральных целевых программ и проектов Минобрнауки РФ Геннадий Шепелев  привел данные, отчасти объясняющие невысокий уровень внутрироссийской мобильности. За последние 20 лет количество ученых в России уменьшилось почти в два с половиной раза,  а их средний возраст повысился на несколько лет (в 2006 году у докторов и кандидатов наук он составлял 62 и 53 года соответственно). Естественно, что в предпенсионном возрасте люди уже не столь мобильны. К тому же, как остроумно заметил потом кто-то из выступавших, самые мобильные ученые за последние два десятилетия уже из России уехали. Однако при сравнении данных 2005 и 2009 годов видна небольшая положительная динамика: количество молодежи в науке растет.
В порядке дискуссии Г.Шепе-лев высказал  предположение, что причина невысокой мобильности еще и в том, что российские коллективы не всегда четко понимают, для чего им нужны приглашенные специалисты. Это, в частности, показали неофициальные опросы участников совместных научных проектов в рамках ФЦП “Исследования и разработки”. Чиновник заметил, что, на его взгляд, база и источники поддержки академической мобильности в России есть, и нельзя сказать, что они не востребованы: конкурс на поддержку как внутрироссийской, так и международной мобильности составляет примерно 1 к 3.
На круглом столе был представлен также интересный межвузовский проект БиоН – Международная междисциплинарная сеть аспирантур по биотехнологиям в нейронауках. В нем участвует ряд сильных российских вузов, аспиранты которых имеют возможность работать в нескольких исследовательских центрах. Участникам собрания рассказали об опыте поддержки внутренней и международной мобильности преподавателей и студентов профильных вузов со стороны работодателей – ОАО “Объединенная  авиастроительная корпорация” и ОАО “Российские космические системы”.
Обсуждение, в частности, показало, что низкая академическая мобильность в России обусловлена целым рядом причин, не только финансового характера. Вместе с тем показатели ее по отдельным высшим учебным заведениям очень разнятся. Наверное, не случайно большинство выигравших заявок конкурса мегагрантов – это заявки от ведущих вузов: МГУ, СПбГУ, национальных исследовательских и федеральных университетов. 

Наталия БУЛГАКОВА 

Нет комментариев