Поиск - новости науки и техники

Мегапроекты для макрорегиона. Развитие Сибири зависит от академической науки.

Созданное 60 лет назад Сибирское отделение Академии наук СССР продемонстрировало совершенно новую модель организации науки. Комплексный характер исследований не только способствовал созданию за Уралом мощного научного центра, но и обеспечил эффективное развитие ключевых отраслей отечественной экономики. Сегодня перед страной стоят не менее глобальные цели. Как могут ученые помочь в их реализации? Об этом – наша беседа с председателем Сибирского отделения РАН академиком Валентином Пармоном.
– Валентин Николаевич, как известно, СО АН СССР создавалось с целью способствовать скорейшему развитию сибирских регионов. Как сегодня решается эта важнейшая задача?
– Задача на самом деле очень важная, но не единственная. Многие научные результаты и разработки имеют значение и для России в целом, и для мировой цивилизации. Тем не менее, как я неоднократно подчеркивал, известный “треугольник Лаврентьева” (наука – кадры – производство) сегодня должен дополняться тезисом “наука – для России и региона”. Это можно сделать через реализацию Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации. В документе прописаны общие задачи для российской науки, выделены так называемые большие вызовы и расставлены приоритеты для ответов на них. Конечно, перечень этих приоритетов (они обозначены не как научные, а как социально-экономические, и это правильно) можно критиковать за неполноту. Но в том, что касается любых приоритетов, в Стратегии есть очень важная для науки специальная отсылка. А именно: подчеркивается, что в основе всего лежат фундаментальные исследования, которыми нельзя управлять, – нужно только помогать.
СО РАН – как раз та сила, которая должна обеспечить реализацию Стратегии НТР в Сибирском макрорегионе и с использованием его ресурсов для всей России. Прежде всего через экспертизу крупных научных проектов: так, за минувший год были проведены 470 таких экспертиз, в том числе по заказам РАН, Минобороны, Минприроды, других федеральных структур. При этом мы считаем необходимым распространить обязательную экспертизу Сибирского отделения и на подготовку выдачи лицензий на условия использования любых государственных ресурсов, находящихся в Сибири, как-то полезных ископаемых, лесных фондов и т.п.
Второе направление нашей работы – научно-методическое руководство исследованиями в НИИ и университетах. Эти функции недостаточно четко обозначены в законодательстве, но, тем не менее, СО РАН использует уже хорошо отработанный инструментарий – вхождение представителей университетов в объединенные ученые советы СО РАН по направлениям науки, базовые кафедры в вузах и так далее. 
При этом скажу, что потенциал Сибирского отделения используется пока не в полной мере. Не хватает крупных, по-настоящему глобальных проектов, таких, какой была в советское время комплексная исследовательская программа “Сибирь”. Если говорить честно, то у государства в настоящее время нет новой и долгосрочной парадигмы развития Сибири. Старые же, рассматривавшие макрорегион в основном как кладовую сырьевых ресурсов страны, сейчас уже в значительной степени исчерпали себя. Это понимает и полномочный представитель Президента России в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло: он заинтересован в том, чтобы СО РАН могло вести очень крупные проекты – федерального и мирового значения. По итогам первой встречи с полпредом был подготовлен перечень важнейших для макрорегиона программ, в первую очередь связанных с освоением сырьевой базы, агробиотехнологиями, наращиванием экспортных и высокотехнологичных позиций в экономике.
– Интеграционные проекты всегда были визитной карточкой СО РАН. Они, как правило, крупные и требуют хорошей координации. Как этого добиться сейчас, в пост-реформенной ситуации? 
– Частично проблема решается разработкой комплексных планов научных исследований (КПНИ), в том числе и междисциплинарных. Например, есть КПНИ “Ресурсо- и энергосберегающие катализаторы и технологии”. Головной организацией там выступает Институт катализа им. Г.К.Борескова СО РАН, участвуют около десяти НИИ, причем не только сибирские, но и московские. А в наблюдательный совет входят два отраслевых замминистра и руководители компаний – пот-ребителей разрабатываемых материалов и технологий. 
– Если региональные отделения фигурируют хотя бы в структуре РАН, то статус регионального научного центра крайне невнятен. Какой вам видится стратегия развития этих центров в сегодняшних реалиях?
– Здесь я вижу два пути: консолидация вокруг комплексной программы научных исследований, как это произошло в Томске по инициативе члена-корреспондента РАН Сергея Григорьевича Псахье, или придание региональному научному центру статуса федерального исследовательского (ФИЦ), как в Кемерово или Красноярске. Эти города – удачные примеры, поскольку самостоятельность институтов там практически не исчезла: организации вошли в ФИЦ со статусом обособленных подразделений. ФАНО отдельно финансирует госзадания, которые СО РАН утверждает каждому институту, входящему в ФИЦ, но деньги проходят через единую бухгалтерию. При этом обособленные подразделения имеют право заключать хоздоговоры, выходить с заявками на гранты, получать по ним финансирование и так далее. К тому же сохраняется единство инфраструктуры, что крайне важно. 
На мой взгляд, небольшим институтам все же лучше объединяться, причем необязательно под эгидой регионального центра. Это хорошо видно на примере ФИЦ “Институт цитологии и генетики СО РАН” в Новосибирске. К одноименному академическому институту присоединились две организации медицинского профиля и одна – аграрного, что привело к эффекту синергии. Совместный потенциал зримо возрос, расширился горизонт исследований, которые по ряду направлений вышли на полный цикл – от идеи до внедрения.
– Серьезнейшая проблема уже не Академии наук, но и страны в целом – коммерциализация научных разработок, создание на их основе промышленных технологий. Вы много лет возглавляли Институт катализа, успешно сот-рудничающий с предприя-тиями. Возможно ли мультиплицировать такой опыт?
– Действительно, вместе с коллегами из Москвы и Омска новосибирские химики разрабатывают технологии производства новых поколений катализаторов, которые начинают осваиваться на Омском НПЗ компании “Газпром нефть”, инвестирующей в проект порядка 18 млрд рублей. В 2020 году здесь должен выйти на проектные показатели высокотехнологичный комплекс по выпуску двух самых современных видов катализаторов – каталитического крекинга (мощностью в 15 тысяч тонн в год) и гидрогенизационных процессов (в 6 тысяч тонн). Завод обеспечит импортозамещающей продукцией российскую отрасль, а также страны СНГ и ближнего зарубежья. 
Наши институты геологического профиля успешно сотрудничают с российскими и международными компаниями, в числе которых “Газпром”, “Роснефть”, АЛРОСА, “Русгидро”, BP, Baker Hughes, Shlumberger, а Институт теоретической и прикладной механики – с Airbus и Boeing. Правда, суммы и предмет подобных контрактов обычно составляют коммерческую тайну. Если же посмотреть на картину в целом, то под научно-методическим руководством СО РАН немало исследовательских организаций, доходы которых из внебюджетных источников составляют от 40 до 60 процентов.
– Мы беседуем в начале 2018 года. Каковы ваши планы в качестве председателя СО РАН на этот год? Какие насущные проблемы Сибирского отделения требуют немедленного урегулирования?
– Когда я был избран главой Сибирского отделения в сентябре прошлого года, то, к счастью, никаких аварийных ситуаций не застал. Но есть серьезные проблемы системного характера, о некоторых я уже сказал.
Еще одной, едва ли не важнейшей, является насущная и исторически предопределенная необходимость выхода нашего основного научного центра – Новосибирского – на принципиально новый уровень. Здесь работают мощные институты, одни из лучших в России университет и технопарк, биомедицинский и агротехнологичес-кий кластеры, инновационные компании – этот потенциал требует не только поддержки, но и нового формата организации и управления. Центр мирового значения необходимо позиционировать в масштабах Российской Федерации как уникальное образование, как особый фактор развития не только Сибири, но и всей страны. 
На расширенном заседании президиума СО РАН врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников отметил, что видит развитие Академгородка в качестве одного из трех главных приоритетов региона. СО РАН, ФАНО РФ и руководство Новосибирской области подписали рамочное тройственное соглашение о взаимодействии. В ближайшее время будет создан координационный совет для подготовки уточняющих документов. Во-первых, нужны формулировки цели и конкретных задач, во-вторых, необходимо определиться с понятием “Новосибирский научный центр”, поскольку сегодня Академгородок существует в агломерации с городком аграрной науки Краснообск и биотехнологическим наукоградом Кольцово. Кроме того, в программе развития ННЦ нужно выделить особо крупные проекты, например, в области mega-science Института ядерной физики; готовится большая программа создания агробиотехнопарка. Естественно, необходимо прописать механизм управления комплексным развитием ННЦ: кто возьмет на себя право принимать решения и отвечать за них. Также надо понимать, в рамках каких законов будет действовать такая структура. Не исключаю вариант с подготовкой специфического ФЗ, как для МГУ или Сколково.
Если вернуться в регионы, то там тоже готовятся крупные проекты. Так, есть поручение премьер-министра РФ о создании Байкальского природного музея на основе существующего Байкальского музея Иркутского научного центра СО РАН. Проблема заключается в том, что пока ни в какой бюджет это поручение не попало, а речь идет о нес-кольких миллиардах рублей. Над разрешением ситуации Академии наук и правительству Иркутской области придется работать вместе: сначала необходимо получить деньги на проектирование, так как выделение средств на строительство может рассматриваться только при наличии проведенной экспертизы.
В Республике Саха (Якутия) необходимо, с одной стороны, реализовать поручение Владимира Владимировича Путина о проведении Второй комплексной экспедиции (первая комп-лексная экспедиция АН СССР по изучению производительных сил Якутской республики состоялась в 1925-1930 годах): пока что таковая является де-факто механическим объединением госзаданий исследовательским организациям. Но, с другой стороны, в этом регионе возникла острейшая проблема. Кимберлитовая трубка “Мир” не подлежит восстановлению после аварии, что может сказаться на уровне всей алмазодобычи в России. АЛРОСА уже провела экстренное совещание с участием наших геологов, готовится программа усиленного поиска новых крупных месторождений, в том числе и за Полярным кругом.
Впрочем, научное сопровождение освоения Арктики – задача более широкая, она обсуждалась в стенах президиума СО РАН с участием полпредов Президента России в Сибирском и Уральском федеральных округах. Понятно, что речь идет о согласованных действиях власти и академической науки протяженностью не в один год. Но за пять лет работы на посту председателя Сибирского отделения РАН, определенных уставом, необходимо добиться серьезного прогресса по всем направлениям.
Ольга КОЛЕСОВА, Андрей СОБОЛЕВСКИЙ
Фото Юлии Поздняковой

Нет комментариев