Поиск - новости науки и техники

Затоваренные бочкотарой. Превращенные в свалки арктические острова почистят.

Бесхозные бочки, превратившиеся в металлолом, – и надо же такое! – покореженный самолет – лишь малая часть того, что осталось от 40-летнего пребывания человека на архипелаге Земля Франца-Иосифа (ЗФИ). Теперь грандиозные свалки предстоит собрать и вывезти на Большую землю. Лет десять, а наверняка и больше, потребуется на очистку территорий.

Однако обо всем по порядку. Советскими острова архипелага Земля Франца-Иосифа, всего их 181, стали в 1926 году. Во времена “холодной войны” СССР, как тогда писали, наращивал свое военное присутствие в Арктике. Помимо погранзаставы на самом дальнем форпосте страны, на нескольких его островах, появились аэродромы, объекты противовоздушной обороны – вся необходимая для их обеспечения инфраструктура. В условиях Крайнего Севера, полярной ночи, вечной мерзлоты масштабное строительство без преувеличения было подвигом. И продолжался он с начала 50-х до 90-х годов прошлого века. Огромные средства и силы тратились исключительно на поддержание нашей мощи. Но в стремлении этом СССР был вовсе не одинок: все то же самое творилось на “противоположном берегу” Арктики – в Гренландии, северной Канаде, на Аляске.
В начале 1990-х “холодная вой­на” закончилась, и содержать военные базы в такой дали потеряло всякий смысл. Тогда и решили: форпост закрыть, людей и основное вооружение вывезти. Но ни возможностей, ни сил, ни желания отправить накопленное огромное хозяйство на Большую землю или хотя бы произвести консервацию оставляемого имущества и как-то привести в порядок территории не было вовсе. Поступили просто: посчитали, что завезенное на ЗФИ возврату не подлежит и требует списания.
Так и остались на островах 200-литровые бочки с дизельным топливом, мазутом, бензином (по подсчетам, на основных четырех островах их 460 тысяч) да огромные резервуары по 20 и 50 тонн для их хранения. Часть бочек, а среди них есть и непочатые, и полупустые, за долгие годы проржавели, их содержимое растеклось, вытравив все живое и попав в океан. Отдельные территории островов полностью загрязнены нефтепродуктами и отходами (всего 34 участка), другие превратились в гигантские свалки из брошенной техники и разрушенных поселков. Свалки тоже подсчитали: вышло более 45 тыс. куб. м бытовых отходов да порядка 16 тыс. куб. м различного строительного мусора.
Удивительно, но острова объявили национальным парком, к тому же существует еще и заказник. Какой в этом смысл, как могут они способствовать проживанию там многочисленных белых медведей, моржей, птиц – нам не ведомо. Известно, что белые медведи (по подсчетам, их несколько десятков тысяч) живут там испокон века и как были хозяевами тех мест, так и остаются. Наличие свалок их никак не смущает, они даже обжили полюбившиеся полуразрушенные хибары.
Еще в начале 2000-х годов Министерство обороны предприняло попытки начать очистку островов, но средств на это тогда не было. С призывами обратить внимание на бедственное состояние арктических территорий обращались экологические организации и полярники. Например, НО “Полярный фонд”, возглавляемый А.Чилингаровым, в последние годы проводил обследование островов ЗФИ, однако практических решений принято не было. Ситуация изменилась после обострения борьбы за жизненное пространство. В последние годы Арктика привлекает всеобщее внимание, даже Китай проявляет к ней интерес. Потепление климата подогрело интерес к развитию Севморпути и туризма. Открылись перспективы добычи огромных запасов углеводородов, рыбные промыслы смещаются все дальше на север…
В общем, причин обратить самое пристальное внимание на северные территории, ЗФИ в частности, предостаточно. А тут еще соседи-”доброжелатели” подливают масла в огонь, заявляя: раз Россия, мол, не в состоянии обжить эти территории, то пусть передаст их тем, кто может это сделать. Гордость нашу задевает и пример американцев: уже 30 лет, потратив 2,5 миллиарда долларов, ведут они работы по очистке Аляски и собираются их закончить в 2020 году. Выходит, и нам нельзя дальше закрывать глаза на плачевное состояние островов. Раз это наша Арктика, мы должны эффективно ею управлять.
Решающий момент наступил в 2010 году, во время посещения В.Путиным открывшейся на ЗФИ новой погранзаставы. Премьер-министр облетел архипелаг и увидел реальную картину бедствия. Реакция последовала незамедлительно: по поручению главы правительства Министерство природных ресурсов и экологии вместе с Минэкономразвития и Минфином должны разработать долгосрочную программу по очистке островов. В прошлом году Минприроды объявило конкурс на ее создание. Его выиграл Совет по изучению производительных сил Минэкономразвития и РАН (СОПС). Он провел гео­экспедиционное обследование четырех наиболее загрязненных островов архипелага и составил предварительную программу очистки территорий, которая рассчитана до 2020 года и потребует 8,5 миллиарда рублей.
Учитывая масштабы предстоящих работ, реально ли уложиться в такие кратчайшие сроки? Этот вопрос мы адресуем одному из разработчиков программы, руководителю Отделения проблем природопользования и экологии СОПС, доктору экономических наук, начальнику экспедиции на ЗФИ в 2011 году Анатолию Шевчуку.
– Наша организация имеет богатый опыт подобных исследований, – говорит он. – Мы готовимся отметить столетие со дня ее рождения и гордимся, что у истоков СОПС стояли такие корифеи науки, как В.Вернадский, И.Губкин и многие другие. Они, в частности, организовывали крупные экспедиции в различные регионы страны. Сегодня СОПС возглавляет член-корреспондент РАН Г.Фетисов. Он куратор проекта по очистке территорий.
Сомнения относительно сроков выполнения программы, безусловно, есть. Американцы на очистные работы потратили десятилетия, а конца им так и не видно – думаю, нам следует это учитывать. Но начало положено: из федерального бюджета должно быть выделено более 2 миллиардов рублей на первые три года (2012-2014 годы). Этим летом предстоит освоить 660 миллионов. Подготовка уже началась, предусмотреть нужно многое. Прежде всего, как уложиться в чрезвычайно сжатые сроки, ведь навигация в Арктике продолжается меньше четырех месяцев. Расстояние от материка до “околицы” страны, островов ЗФИ, значительное: от Мурманска четыре дня ходу, от Архангельска – пять. Необходимо подготовить суда, чтобы перевезти около сотни рабочих и оборудование, баржи для вывоза отходов. Могут потребоваться ледокол и вертолет в случае сложной ледовой обстановки. Нужно подготовить базу для размещения рабочих, наладить связь (кроме спутниковой, другой там нет), позаботиться о безопасности участников десанта: не забудем, что хозяева островов – белые медведи. И естественно, с максимальной эффективностью провести очистные работы. Технология давно отработана: бочки надо проверить, если в них обнаружится жидкость, перелить в соответствующие емкости. Пустые бочки будут выжигать, прессовать и грузить на суда. Остальные отходы предстоит собрать и упаковать.
Учитывая специфику работ в Арктике, не берусь утверждать, что свалки удастся ликвидировать в заданные сроки. (Ведь грузы завозили на острова 40 лет). Конечно, очень многое будет зависеть от эффективности работ. Если сумеем их организовать на должном уровне, полагаю, к 2020 году очистка территорий в основном может быть закончена. Но еще надо позаботиться о рекультивации земель – в условиях Арктики дело чрезвычайно сложное и дорогостоящее. Американцы, например, просто вывозят загрязненный грунт (затраты при этом как минимум удваиваются). Но им легче: они работают на материке, а мы – на островах.
– Верно ли говорят бывалые люди, что по нашей тундре можно проехать на вездеходах аж до Чукотки, заправляясь горючим, оставшимся в бесхозных бочках?
– Я бы все же не рискнул отправиться в такое путешествие. Да, проблема брошенных бочек характерна не только для ЗФИ. Это беда многих территорий, где остались поселения и военные объекты. Минприроды определило приблизительно 200 “горячих точек”, где необходимо очищать территории. И многое уже делается. В прошлом году на Чукотке, на территории Государственного природного заповедника “Остров Врангеля”, в поселке Амдерма (Ненецкий АО), на архипелаге Шпицберген “Полярный фонд” собрал и вывез более 2 тысяч тонн бочек. Так что возможностей заправиться брошенным горючим становится все меньше. Главное, этой проблеме уделяют внимание и выделяют деньги. Самое важное теперь эффективно провести восстановительные работы.

Юрий Дризе

Нет комментариев