Поиск - новости науки и техники

Чеченский маршрут. Сотрудничество ученых – залог развития территорий.

В начале марта глава Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) Владислав Панченко и председатель правительства Чеченской Республики Абубакар Эдельгериев подписали соглашение о совместном финансировании научных исследований, которые помогут решить социально-экономические проблемы региона. 

Это оказалось нерядовое событие, несмотря на то что таких соглашений у фонда действует уже с полсотни. Фактически в Грозном состоялось выездное заседание Бюро Совета РФФИ, в котором приняли участие председатель Совета академик Панченко, академики Валерий Тишков, Николай Касьянов, а также директор фонда Олег Белявский, заместитель председателя Владимир Квардаков и заместитель директора Виктор Косоуров. 
Встреча происходила в Чеченском государственном университете, первый проректор которого доктор медицинских наук нейрохирург Заур Киндаров по распоряжению председателя Правительства РФ Д.Медведева с прошлого года входит в состав Совета фонда. 
– Неужели не было возражений против этого соглашения? – интересуюсь у академика Владислава Панченко. – Что-то нет на слуху сообщений о фундаментальной науке в Чечне. 
– Идею сразу положительно оценил курирующий работу с регионами заместитель директора РФФИ Виктор Косоуров, и решение поддержать ее было принято. 
Чеченская Республика, на мой взгляд, интересна науке своей этнографией, историей, социальной психологией, географией, экологией. Для науки несомненный интерес представляют также исторические исследования в Чечне, этнически-исторические проекты, крайне необходимые для осознания национальной идентичности населения, коренных глубинных связей с российским народом. Именно поэтому в делегации был академик Тишков. Он – известный историк и утверждает, что в прошлом Чечни было гораздо больше периодов взаимодействия с Россией, чем ссор. В устной и письменной памяти чеченского народа преобладают социальные, культурные и личностные позитивные контакты с окружающим населением, в том числе и с русским. 
– Крайне актуальны исследования в области географии и экологии в Чечне, – продолжает Владислав Яковлевич, – потому в нашей команде был вице-президент Русского географического общества академик Николай Касимов. Мы обсуждали перспективность междисциплинарных проектов, вероятно, экспедиционных, на этой территории. Например, подготовку экономико-географического атласа, которого у Чечни сейчас нет. Возможно, с акцентом, например, на бассейн реки Терек. Атлас надо делать с учетом данных, получаемых из космоса, а это означает сотрудничество с теми учеными, кто наполняет соответствующие базы данных России. Если же обсуждать работы по естественно-научным дисциплинам, то первым делом, считаю, следует сконцентрировать усилия на экологии. Она в запущенном состоянии с тех пор, как чуть ли не у каждого села рылись глубокие ямы и из них кустарно черпали нефть. Отсюда заражение почвы, ее засоленность, вывод из сельскохозяйственного обихода большого количества земель. Экология – важнейшая тема будущих междисциплинарных исследований. 
– Их есть кому вести в Чеченской Республике?
– Найдется. В Грозном мы встречались не только с учеными, но и со студентами, аспирантами и представителями профессорско-преподавательского состава вузов Чечни. На территории ЧГУ наша делегация посетила центр коллективного пользования и технопарк, оснащение которых производит очень хорошее впечатление. Меня впечатлила также заинтересованность людей, бесконечная тяга к знаниям. Мы прочитали там несколько лекций. В частности, я рассказал о современных возможностях цифровых аддитивных технологий для биомедицины, а также о деятельности РФФИ по поддержке проектов класса мегасайенс, академик Касимов – об актуальных проблемах экологии. Валерий Александрович Тишков также провел несколько встреч и семинаров с коллегами. Лекции, что мы читали, слушали с огромным вниманием, задавали вопросы. 
Чечня сейчас много посылает своей молодежи учиться за рубеж, в университеты мирового уровня.
– Они вернутся?
– Я тоже задал этот вопрос и в ответ услышал: “Они же слово дали Рамзану Кадырову”. В республике уверены, что дети вернутся, и они уже возвращаются. С некоторыми мы встречались. И если мы своей поддержкой поможем развитию науки в Чечне, то тем более им будет куда и ради чего вернуться.
Своими впечатлениями поделился и академик Тишков, признающий, что пока, в отличие от Северной Осетии, Кабардино-Балкарии или Дагестана, в Чечне фундаментальной науки нет. Хотя там по окончании вооруженных действий был создан Комплексный НИИ имени Х.И.Ибрагимова, который напрямую подчиняется Президиуму РАН, и в нем ведутся исследования социально-экономических и гуманитарных проблем развития региона. А существовавший в советское время Институт гуманитарных исследований закрылся в 1990-е годы, когда было разрушено здание и потерян весь архив. Ушли из жизни и многие ученые, которые там работали. 
– Поэтому надо восстанавливать все, развивать гуманитарный сектор, – говорит Валерий Александрович, – ибо история, культура, язык чеченского народа – ценности непреходящие, они всегда будут нужны. В Чечне есть историки, специалисты, которые хотят активизировать археологические раскопки, могут изучать чеченские петроглифы, знаменитые воинские башни. Но есть проблема – разрыв преемственности поколений, и одна из наших задач – преодолеть ее. Для этого надо начать с того, чтобы увлечь молодежь и включить ее работы в тематику исследований северо-кавказских научных структур, Юга России, а далее и федеральных центров. Первые шаги – помочь создать экспертную группу из местных специалистов и поддержать перспективных исследователей за счет грантов. 
– Главное условие региональных конкурсов – паритетное финансирование. Регион найдет средства на конкурсы?
– Думаю, да. И не только потому, что власть республики обещала поддержать наиболее способных и жаждущих заниматься наукой. Там есть правильный настрой на возрождение. Я последний раз был в Чечне в октябре 1995 года, когда весь город был разрушен, как раз в день покушения на генерала Романова. 
– А зачем вы там оказались?
– Как бывший министр по делам национальностей и как директор Института этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая РАН участвовал в переговорах, которые шли во Владикавказе, поскольку у нас была создана сеть раннего предупреждения терактов и конфликтов. Еще я возил туда директора Международного института исследований проблем мира Дэна Смита, мы пытались организовать миротворческие круглые столы во временной администрации, которую тогда возглавлял выдающийся ученый академик Саламбек Хаджиев. Грозный лежал в руинах. А сейчас город, разрушенный тогда на 90%, выглядит совершенно современным, красивым, с небоскребами и просторными проспектами. Мы были зимой, но видно – по всему городу розарии – летом он утопает в зелени и цветах. Столицу восстанавливал весь чеченский народ. Нам рассказывали, что приезжали из всех аулов, от всех тейпов представители разбирать завалы, оставшиеся после военных действий. Но главное – настрой на учебу, уважение к образованию, к своей республике. Мы были поражены чистотой и хорошим состоянием дорог не только в Грозном. Многие из нашей делегации участвовали в экспедициях и знают, какие бывают они в горах Кавказа, а тут мы доехали почти до границы с Грузией, посетили исторически значимые места и убедились, что в республике можно практиковать экологический туризм. 
– Ну, а когда конкретно планируете объявить первые конкурсы? Ведь РФФИ обещает вкладывать в них до 50 миллионов рублей в год? – уточняю у заместителя директора РФФИ Виктора Косоурова.
– Сразу выйти на эти объемы нереально. Первые конкурсы объявим летом. Но начинать надо с создания экспертного совета на месте. Мы встречались с представителями научной общественности – потенциальными кандидатами в его состав. Люди не имеют практики организации научных конкурсов, но это исправимо – поделимся опытом. По рекомендации председателя Совета РФФИ академика Панченко мы наметили график наших действий, определили сроки. 
За спиной Косоурова карта России, на ней красные и синие пластиковые кружочки. По ним, оказывается, можно судить, с какими территориями у фонда сложились отношения: серьезные, более чем на 10 миллионов рублей в год, помечены синим цветом, менее 10 миллионов – красным. Выяснив смысл обозначения, замечаю, что помощники, наверное, забыли поставить синюю точку на карте Чечни…
– Она появится тогда, когда по результатам первого конкурса чеченская сторона вложит свои средства, – объясняет Косоуров. А до того их экспертный совет подготовит темы конкурсов, согласует их с центральным региональным советом фонда. Люди подадут заявки, каждый проект пройдет три экспертизы (одна – силами региона и две – силами РФФИ), результаты суммируют и передадут в центральный экспертный совет, после него вынесут на бюро Совета. Если там получат добро, то подпишут договоры, и начнется финансирование. Первые деньги идут от территории. Таково правило. Поэтому кроме гарантийных писем с мест мы ждем еще и платежные поручения в адрес исполнителей. На всю эту процедуру уходит примерно четыре-пять месяцев, думаю, что в октябре-ноябре уже пойдет работа, а параллельно с чеченским экспертным советом мы будем прорабатывать подходы к организации конкурса на 2019 год. Их надеемся объявить в ноябре-декабре. 
– Как вы считаете, инициатива своевременна для республики или это, будем честны, аванс?
– Я не назвал бы это авансом. Нас, участников делегации, поразила большая работа, которая проведена правительством Чечни. В целом, по возрождению республики. Мы проехали по ней, видели инфраструктурные изменения, например наличие газоснабжения населенных пунктов. Это говорит о многом. Мы беседовали с руководством Чеченского госуниверситета, и у меня сложилось впечатление, что люди очень хотят быть полезными своей земле. Мне понравились их искренность и нацеленность на получение результата. Это “не формы для”, “не денег для”, не ради поддержки отдельных личностей, а попытка найти основные направления развития республики. Вуз приятно поразил тем, что второкурсники уже включаются в научную работу. Не все, но есть! Ректорат профессионально настроен. 
Причем иногда встречаешь либо голый патриотизм, либо оголтелую молодость. Я считаю, что нужен симбиоз профессионализма и молодости, и это в Чечне есть. Поэтому поддержать их надо. У нас там родились интересные идеи, например, новых форм организации региональных конкурсов. Обычно в них два участника: РФФИ и субъект Федерации. А что, если организовать многосторонние конкурсы, когда, скажем, сразу несколько регионов участвуют в исследованиях? Мы можем так рассматривать специфику горного массива, экологической составляющей Северного Кавказа. Тут есть смысл консолидировать научные силы Дагестана, Ингушетии, Чечни… Я взял на себя эту инициативу – попытаюсь выйти на разговор с соответствующим ведомством, думаю, ее поддержат. К тому же это путь к научной дипломатии внутри страны, она очень важна для России.
– А получится подумать и о международных межрегиональных конкурсах?
– Конечно, у нас же связи более чем с 40 зарубежными научными фондами или организациями. 
Второе направление в региональных конкурсах, которое в перспективе может подойти и для Чеченской Республики, – это трехстороннее соглашение между РФФИ, субъектом Федерации и высокотехнологичным предприятием, которое расположено на территории этого региона. Первое такое соглашение, вероятно, будет заключено с Красноярским краем. В будущем этот вариант может быть рассмотрен и для Чечни. 
– Стоп! И регионы не имеют права тратить средства на фундаментальную науку. Это прерогатива государства, да к тому же региону скорее нужна прикладная наука…
– Знаете, я категорический противник деления науки на фундаментальную и прикладную: наука либо есть, либо ее нет. Но точно нет прикладной науки любых отраслей без фундаментальных исследований. Возвращаясь к региональным конкурсам. При наличии политической воли возможности финансирования совместных с нами конкурсов находятся. Другое дело, что паритет складывается относительный. Наши транши не облагаются налогами, так как мы входим в список, составленный правительством, по освобождению отдельных организаций от налогов. Средства же регионов обязаны обложить поборами. Этот закон – наследие прошлых времен, и теперь его пора корректировать. Вот мы на наших конференциях и принимаем резолюции с предложениями отменить это правило для грантов по фундаментальным исследованиям и потом направляем решения в адрес правительства, Министерства образования и науки, в субъекты Федерации. 
– И толку?
– Вода камень точит. Главное не отступать. Вот 20 марта состоялось обсуждение проекта нового закона о науке в рамках Парламентских слушаний в Совете Федерации, и РФФИ опять поднял этот вопрос. А как быть? 1 декабря 2016 года президент подписал Стратегию научно-технологического развития, ее надо реализовывать. Где? В пределах Садового кольца или по всей стране? Мы не говорим, что на регионы надо “повесить” финансирование науки, но иметь право это делать им надо дать. 
Елизавета ПОНАРИНА
Фото предоставлено РФФИ

Нет комментариев