Поиск - новости науки и техники

Битва за процент. России нужно выдержать жесткую конкуренцию, чтобы войти в двадцатку высокоразвитых стран.

Мы очень часто говорим о модернизации, однако до сих пор во многих странах, в том числе России, нет точных сведений о ее уровне и стадиях, отсутствуют данные о ее состоянии в регионах. Устранить “белые пятна” помогает предложенный Центром исследований модернизации Китайской академии наук (ЦИМ КАН) универсальный инструментарий. В 2001-2010 годах Центр опубликовал 10 ежегодных докладов, содержащих анализ статистических данных 131 страны мира (97% населения Земли). Их результаты обобщены в “Обзорном докладе о модернизации в мире и Китае”, русское издание вышло осенью 2011 года.
Руководитель Центра, ответственный редактор этой книги, известный китайский ученый, профессор Хэ Чуаньци исходит из того, что есть две стадии всемирной модернизации. Первая, или первичная модернизация (ПМ), относится к индустриальному периоду развития общества, начавшемуся в Европе в XVIII веке. К настоящему времени более 35 стран в целом ее осуществили. Вторая стадия, или вторичная модернизация (ВМ), относится к информационному обществу, основанному на знаниях. Она началась в последней трети ХХ века в США, затем распространилась в Европе и на других континентах. Каждая стадия имеет четыре фазы эволюции: начало, развитие, расцвет, переход к следующей стадии.
В каком состоянии находится Россия и ее регионы? Чтобы ответить на этот вопрос, сотрудники Центра изу­чения социокультурных изменений Института философии РАН адаптировали инструментарий ученых АН Китая к особенностям российской статистики. В настоящее время при активном участии коллег из ведущих университетов и научных центров 30 регионов мы собираем и систематизируем данные по России в целом и по каждому из 83 субъектов РФ, сгруппированных по федеральным округам. Вот первые результаты.
За последние 10 лет индекс первичной модернизации России повысился почти на 10 пунктов и к 2010 году достиг 99% (из контрольных 100%). Казалось бы, великая Россия за пару лет осилит один оставшийся процент и полностью вой­дет во вторичную модернизацию. Тогда перед ней распахнутся двери в заветный клуб 20 высокоразвитых стран мира. Но дело обстоит не так просто. За 10 лет фазовые значения ПМ повысились с 3,25 лишь до 3,5 (из контрольных 4,0). Это означает, что наша страна остается среднеразвитой, находится в фазе “расцвета” первичной, индустриальной модернизации и еще не перешла к вторичной, информационной модернизации. Россия занимает примерно 30-е место в рейтинге 130 стран по этому показателю.
Впереди ее находятся еще девять среднеразвитых стран, которые также не достигли уровня 20 высокоразвитых. России предстоит жесткая конкурентная борьба за право войти в этот “клуб”. Она потребует немалых усилий и времени, поэтому необходима четкая стратегия модернизации.
Авторы “Обзорного доклада” так охарактеризовали три возможных варианта стратегии модернизации Китая: “Согласно первому, нам следует продолжать стремиться к завершению первичной модернизации, затем перей­ти к вторичной. Второй вариант заключается в одновременной реализации как первичной, так и вторичной модернизаций. Согласно третьему, прямо сейчас можно начать переход к вторичной модернизации. Мы обосновываем мнение о недостаточной эффективности первого подхода и невозможности осуществления третьего. Следовательно, остается только второй вариант”.
России также предстоит одновременно интенсифицировать первичную модернизацию и развивать вторичную. Она может достичь высокого уровня модернизации значительно быстрее, чем многие среднеразвитые страны. Чтобы понять, как это сделать, необходимо осуществить фазовый анализ перехода России из первичной стадии во вторичную, просчитать направления и соотношение инвестиций в ту и другую стадии, на каждой ее фазе, применительно к особенностям каждого региона.
Нельзя модернизировать страну, не модернизируя ее регионы. Региональная модернизация соответствует основным тенденциям национальной, но не является ее уменьшенным аналогом. Поэтому необходимо ее измерить во всех регионах. К настоящему времени ЦИСИ систематизировал данные о стадиях, фазах и уровнях модернизации 35 регионов, которые образуют 3 федеральных округа: Центральный (ЦФО), Северо-Западный (СЗФО), Уральский (УрФО). Многоуровневая иерархия модернизации этих регионов обобщенно представлена в таблице.
Обратимся к динамике модернизации регионов этих федеральных округов. В целом Центральный ФО уже к 2000 году полностью прошел переходную фазу первичной модернизации и достиг высокого уровня ВМ. Однако наблюдается асинхронность динамики модернизации регионов ЦФО: 13 из 18 еще не достигли переходной ПМ-фазы и остаются на стадии ПМ, хотя в них уже появились элементы ВМ. Лишь 5 регионов преодолели рубеж, переходный к ВМ: Москва и Московская область, Владимирская, Калужская и Ярославская области. Три последних региона находятся в подготовительной ВМ-фазе, Московская область – в начальной, а мегаполис уже к 2000 году вошел в фазу “развитие”. По сути, своим модернизационным достижением ЦФО обязан именно Москве. Но следует отметить, что и в Москве к 2010 году доля инновационных товаров и услуг в общем объеме упала с 15,3 до 2,2%, что снизило ее ВМ-фазовое значение.
Северо-Западный ФО в целом на 99% осуществил ПМ, вошел в переходную фазу, но его ВМ-индекс пока лишь приблизился к высокому уровню. Вошли в переходную ПМ-фазу и поднялись в начальную ВМ-фазу Республика Коми, Архангельская и Мурманская области. Санкт-Петербург к 2005 году достиг высокого ВМ-уровня и продолжил рост, поднявшись в ВМ-фазу “развитие”. Но 7 из 11 регионов еще не достигли переходной фазы. Из них 4 находятся на срединном ВМ-уровне, включая Ленинградскую область, а 3 региона – ниже срединного уровня.
Активно продвинулся в системном переходе во вторичную модернизацию Уральский ФО. В целом он на 99% осуществил первичную модернизацию, полностью прошел ее переходную фазу, но пока находится лишь на среднем ВМ-уровне. Свердловская и Тюменская области (без автономных округов), Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа (ХМАО и ЯНАО) вошли в переходную ПМ-фазу уже к 2000 году, а к 2010 году достигли начальной ВМ-фазы. При этом Тюменская область (без АО) и ХМАО поднялись на уровень выше срединного, а Свердловская область и ЯНАО находятся на срединном уровне. Но Челябинская и Курганская области еще остаются за чертой переходной ПМ-фазы: первая – на срединном уровне, вторая – на более низком.
Дальнейшие измерения дополнят и уточнят представленную картину. Они не изменят вывод о наличии многоуровневой иерархии и асинхронности региональной модернизации. Но потребуется конкретизировать роль культурных и социальных особенностей регионов в процессах их модернизации, прежде всего при разработке научно обоснованной стратегии их модернизации. Если ориентироваться на многочисленные регионы срединного уровня, которые приблизились к переходной фазе, но еще остаются на стадии первичной модернизации, то возможен такой гипотетический сценарий относительно дальнейшей их модернизации.
В ближайшие пять – шесть лет регионы, находящиеся в фазе “расцвет” первичной модернизации, начнут переход к вторичной модернизации. Условия жизни их населения существенно улучшатся, если региональные органы власти с помощью научных исследований сформируют стратегию модернизации, которая заинтересует различные слои населения, и обеспечат ее осуществление. Если подготовка и реализация такой стратегии будут заторможены (заблокированы), то квалифицированная часть населения регионов продолжит мигрировать в более благоприятные для жизни регионы и страны. Вместо них придут менее квалифицированные мигранты: замедлится повышение условий жизни коренного населения, обострятся культурные и социальные напряженности.   
Эта исходная гипотеза должна быть операционализирована в виде рабочих гипотез. Например, применительно к интересам конкретных слоев населения: государственных и муниципальных служащих; профессионалов; занятых в среднем, малом и крупном бизнесе; квалифицированных рабочих, крестьян. Проверка гипотез должна включать контроль за осуществлением стратегии модернизации, динамикой ее индикаторов и индексов, а также использовать экспертные и массовые социологические опросы населения.
Как подчеркнуто в исходной гипотезе, требуемая стратегия может быть сформирована лишь с помощью научных исследований. Это значительно повышает ответственность социологов, всех обществоведов за направленность и содержание своих исследований. Необходимо развивать прогнозную проактивную функцию социологии, актуальной формой которой как раз и служит разработка стратегии модернизации регионов (среднесрочной и долгосрочной) с учетом социальных и культурных факторов. Наиболее эффективна комплексная стратегия, разработанная совместно социологами, экономистами, политологами, правоведами, психологами, философами. Полезны ежегодное обсуждение подготовки и результатов осуществления такой стратегии на региональных и межрегиональных форумах обществоведов, которые уже проводятся на базе некоторых университетов, широкая публикация материалов этих форумов, их обсуждение в Интернете, а также использование результатов в учебном процессе в вузах, вовлечение молодых ученых в исследования этой проблематики.

Николай ЛАПИН,
член-корреспондент РАН, руководитель Центра изучения социокультурных изменений Института философии РАН

Нет комментариев