Поиск - новости науки и техники

В тройной спирали. Как растить кадры для науки.

Первым мероприятием головной программы Красноярского экономического форума стал круглый стол “Развитие кадрового потенциала науки: ставка на таланты” с участием президента РАН Александра Сергеева и руководителя ФАНО России Михаила Котюкова. 
Модератор обсуждения Владимир Княгинин (на нижнем снимке), вице-президент Фонда стратегических разработок, задавая рамки обсуждения, напомнил о принятых в последнее время документах, определяющих комплекс задач, стоящих перед научной общественностью: это указ Президента РФ о Стратегии технологического развития на долгосрочную перспективу и правительственный план по ее реализации; в значительной мере направленная на исполнение этого указа программа развития цифровой экономики, а также Национальная технологическая инициатива (НТИ). “Сама Стратегия построена на системе вызовов, но они актуальны тогда, когда есть люди, способные их принять, – подчеркнул В.Княгинин. – Вызовы принимают не исторические научные школы, не мемориальные доски, а реальные люди”. Иными словами, кадры, как и раньше, решают все. И первые свои вопросы модератор адресовал президенту РАН: в чем ключевые задачи кадровой политики Российской академии наук, можем ли мы сейчас принять эти вызовы?
А.Сергеев отметил, что, решая задачу обеспечения растущего темпа развития страны, поставленную, в частности, и в недавнем Послании Президента РФ Федеральному собранию, за ориентир нужно брать скорость развития инновационного сектора экономики в развитых странах. “А мы сможем двигаться в таком темпе только в том случае, если основным локомотивом роста экономики в стране станет наука, – подчеркнул президент РАН. Как этого достичь, учитывая технологическую отсталость страны и, “в общем, не очень нравящееся нам состояние науки и образования”? 
– Основное условие такого движения на базе научно-технологического развития – использование того начала креативности, созидательности, которое есть в нашем национальном, а точнее многонациональном характере, – сказал А.Сергеев, в качестве примера напомнив, как Россия достигла паритета с США по ядерному вооружению, несмотря на большую разницу в ресурсах. – Мне кажется, что основная задача в подготовке кадров – суметь не только раскрепостить это творческое начало на всех ступенях обучения, начиная со школы, но и создать условия для его правильной оценки и вписывания в процесс создания новой экономики. 
Прямое отношение к этому, по словам президента РАН, имеют вновь вспыхнувшая недавно дискуссия относительно ЕГЭ и отстаиваемое научной общественностью решение о судьбе аспирантуры. “То, что она “является ступенью высшего образования, большинство ученых считает неправильным”, – заметил он. А.Сергеев призвал “спокойно и критически” подойти к существующей системе аттестации знаний. “Конечно, самое простое – как в ГИБДД – сдать экзамен по билетам и поставить галочки. Но ведь в ГИБДД, даже если вы отлично по билетам сдали, вам права-то никто не даст, дальше вы с инструктором поедете по городу и формальные знания, которые получили, должны будете применить в ситуации, требующей креативного мышления, – продолжил ученый. – Нам надо на всех системах развития создать систему аттестации, которая могла бы уже со школы способствовать отбору людей с творческим началом и стимулированию их дальнейшего развития. Одних победителей олимпиад мало. Нужен целый толстый слой креативно мыслящих людей!” 
В.Княгинин в ответ возразил, что “народ с этим не согласен”: ставки на креативность недостаточно. Он напомнил ориентир, поставленный Президентом РФ: от 1,1% ВВП затрат на исследования и разработки дойти до 2%. Но ведь понятно, что если при той же самой системе научных исследований просто удвоить план работы, то “оставь надежду всяк сюда входящий”. Понятно, что систему придется реорганизовывать. Готова ли к этому академия? “Мне кажется, у вас карт-бланш со стороны сообщества, вам в течение двух лет простят самые кардинальные реформы”, – заметил модератор. 
– У нас большие планы по реформированию. Но оно, конечно, не делается в одночасье, – ответил глава РАН. 
Основная проблема сегодня, по его словам, заключается в том, что в академическом секторе науки работать практически нечем: инструментарий, которым пользуются ученые, “имеет возраст примерно такой же, как у новой России”. Вот цифры: балансовая стоимость научного оборудования – 260 млрд руб. Обновление происходит на 2,5 млрд руб. в год. То есть если двигаться такими темпами, на все потребуется сто лет! “Сейчас на первый план выходит задача инструментализации науки, – подчеркнул А.Сергеев. – Без инструментов вы не игрок на научном поле. Очень надеюсь, что на основе оценок, которые мы делаем и представляем в администрацию Президента РФ, в документах все же появятся долгожданные цифры об обновлении на 50% инструментального парка науки к 2024 году. 
Он пояснил, что в Стратегии задаются ориентиры на 2035 год, однако тогда отвечать за цифры будут уже не те, кто их принимал. А вот когда ставится задача на краткосрочный период (например, на 6 лет), – больше уверенности, что за достижение обозначенных индикаторов будут отвечать те же люди и подход будет иной.
Свою “кадровую историю” представил Александр Повалко, генеральный директор, председатель правления АО “РВК”. Российская венчурная компания исполняет функции проектного офиса НТИ.
– Нам приходится запускать дополнительные инструменты подготовки кадров, – поделился А.Повалко. – Это и университет НТИ, и создаваемые нами на базе университетов и научных институтов научные центры с тройственной задачей: подготовка кадров, исследовательская и инновационная деятельность. 
По словам гендиректора РВК, несмотря на то что через эти центры проходит довольно много народа, специалистов, которые могут решать задачи для не сформированных, а только формирующихся рынков, у нас “фантастически мало”. 
– В РАН для меня не хватает людей, которые были бы крайне адаптивны, способны решать нетривиальные задачи, очень быстро на все реагировать, – пожаловался А.Повалко. Он сообщил, что из шести центров НТИ, на конкурсной основе получивших господдержку, академических института – только два, и добавил: “К низкой интеллектуальной мобильности мы идем со школы! Сейчас почти для каждого человека есть возможность построить персональную траекторию обучения, мы же упорно загоняем всех в единый шаблон, а потом хотим креативности”. 
Первый заместитель министра энергетики Российской Федерации Алексей Текслер продолжил тему: “Все, что касается науки, начинается с дошкольного возраста, потом – профориентация в школе”. По его словам, сегодня ни школа, ни высшее образование пока не могут помочь молодому человеку определиться с тем, в чем он наиболее заинтересован. “Когда смогут, то, безусловно, лидеров молодых и не очень станет гораздо больше, – сказал замминистра. – Я считаю, что и высшая школа, и РАН должны активнее способствовать развитию молодых ученых. Молодежь адаптивна, у нее есть жилка коммерциализации того, что происходит в науке”.
Михаил Котюков заметил, что для научной молодежи сегодня очень важно не попасть в зависимость от стереотипов. “Система управления научными исследованиями требует серьезного осмысления, нам предстоит серьезно поработать, выстроить систему ценностей и приоритетов”, – заявил он. 
Глава ФАНО рассказал, что в этом году завершена работа по “откровенной и честной” оценке научной результативности институтов. “Примерно треть организаций у нас – настоящие лидеры, четверть – те, что здорово приотстали, остальные работают в среднем на достаточном уровне, – сообщил он. – Мы получили системы индикаторов, которые отчасти позволяют сказать, “что такое хорошо”, а что не очень, в области фундаментальных исследований. Это будет задавать ориентиры, в том числе и для научной молодежи, для тех, кто собирается в этой сфере искать реализацию своих способностей”.
Цифры, которые привел М.Котюков, впечатляли: только в академических организациях в ближайшие пять-семь лет понадобятся порядка 50 тысяч новых научных сотрудников. Только научных! Чтобы был виден масштаб проблемы, он назвал другие цифры: “Сейчас у нас 46 тыс. научных сотрудников, в 1988 году без учета союзных республик было 92 тыс. А целевые 2% ВВП на исследования и разработки тоже ведь кто-то должен наработать – это еще тысяч сто научных специалистов, которые должны прийти в компании. А придут они все – и 50 тысяч, и 100 тысяч – из высшей школы”. 
– Этот вызов для университетов сегодня – один из самых ключевых: так настроить систему подготовки, профориентации, взаимодействия с наукой и производством, чтобы люди четко понимали траекторию своего развития, – заявил глава ФАНО. – Благодаря решениям, которые принимались по зарплате и сейчас принимаются по инфраструктуре, у нас есть уникальная возможность сделать серьезный шаг вперед. Мы сегодня можем платить достойную зарплату в ведущих научных центрах. Конечно, еще есть над чем работать, и мы с Александром Михайловичем постоянно находимся в диалоге, но в целом параметры достигнуты очень существенные. А специалисты в науке сегодня востребованы абсолютно разные! Например, нам нужны руководители проектов, обладающие исследовательскими компетенциями, и руководители организаций, у которых есть, кроме того, серьезный багаж управленческих навыков: психологических, правовых, экономических и т.д. Соответственно, нужны и разные программы, как масштабные, в университетах, так и точечные, для подготовки лидеров – научных и в целом управленческих. В ближайший год именно этому будем посвящать свое основное время. 
Как можно было понять далее, речь шла о межведомственной, скоординированной программе подготовки кадров для науки, предлагающей разнообразие образовательных траекторий.
– И мы должны помнить, что через пять-семь лет в научные институты придут ребята, которые сейчас учатся на первых курсах вузов, а то и в старших классах школы, – добавил М.Котюков. – Они уже сейчас должны “ловить” эти горизонты. Точнее, мы им уже сейчас должны показать ориентиры и отладить систему, позволяющую эффективно работать в науке.
Кейс конкретной реализации механизма подготовки кадров “Школа ключевых исследователей” – серийной подготовки профессиональных управленцев в науке – представил ректор ТГУ Эдуард Галажинский. А первый заместитель генерального директора агентства по технологическому развитию Вадим Куликов рассказал о другом опыте работы с кадрами: агентство совместно с двумя десятками партнеров создает 10-15 рабочих групп из инженеров в возрасте до 30 лет. Группы выдвигают креативные идеи и разрабатывают на их основе проекты трансфера технологий. Лучшие из разработок презентуются руководителям корпораций, причем не только в России. В прошлом году за счет заинтересованных инвесторов началась реализация трех авторских кейсов.
Выступавшие сошлись на том, что решение проблемы подготовки научных кадров и кадровой проблемы в целом в условиях ограниченности средств возможно только во взаимодействии всех заинтересованных сторон. В.Княгинин сравнил его с “тройной спиралью”: все ветви крутятся, и если движение одной из них замедляется, две других это замедление компенсируют. Время от времени роли перераспределяются. Как заметил М.Котюков, “других акторов на этой поляне у нас нет, и нам надо договориться между собой, чтобы наши действия были системными”. 
После окончания круглого стола, выходя из зала, корреспондент “Поиска” успел задать вопрос Александру Сергееву.
– Сейчас тут говорили о том, что научные кадры надо готовить непрерывно, начиная чуть ли не с детского сада. А какова роль академии в этом?
– Роль огромная! – ответил президент РАН. – Я считаю, что одной из обязанностей академиков должна быть просветительская работа, может быть, даже ориентированная прежде всего на школу. Мы выступаем за то, чтобы вернуть в школу математику и физику в прежнем объеме, ведь они в первую очередь учат логике, креативности, моделированию. Для этого нужны государственные решения. Но ведь кроме того ребят надо правильно мотивировать, и абсолютно точно, что здесь сильнейшего эффекта можно было бы добиться благодаря встречам академиков со школьниками. Каждому человеку нужны какие-то маяки! Престиж науки в стране сейчас, к сожалению, очень невысок. В общественном мнении ученый зачастую – это какой-то лузер. И когда в школах ребята увидят творцов науки, услышат их интересные лекции, ситуация непременно начнет меняться. Поэтому в новом законопроекте предлагается включить просветительство в деятельность РАН. И это очень правильно!
Наталия БУЛГАКОВА 
Фото с сайта www.krskstate.ru

Нет комментариев