Поиск - новости науки и техники

Поколение третьей волны. Новой индустрии нужны новые инженеры.

Выступая в начале осени 2011 года в Череповце, Владимир Путин рассказал, как, побывав в одной из подмосковных школ, прочел в учебнике обществоведения тезис о том, что в XXI веке, по сравнению с двадцатым, “на первое место выходит сфера услуг, а сфера производства ей уступает”.
“Очень спорный тезис, – так прокомментировал положение из школьного учебника тогда еще председатель Правительства РФ. – Мы сейчас видим, что некоторые страны, увлекшиеся политикой деиндустриализации, пожинают тяжелые, горькие плоды. Вслед за производством от них уходят инжиниринговые центры, и мозги начинают утекать, а это создает условия для деградации. Поэтому говорить о том, что индустриализация умерла, – это очень преждевременно. Нам нужна новая индустриализация, на новой базе”. А 7 мая 2012 года Президент России подписал 13 указов, в том числе один, запускающий новый индустриальный проект: создание к 2020 году 25 миллионов современных высокотехнологичных рабочих мест.
Этот индустриальный проект станет третьим в истории нашей страны. Первая – “имперская” – индустриализация была открыта введением в 1822 году политики протекционизма. Благодаря высоким таможенным тарифам и защите внутреннего рынка от иностранной конкуренции в Российской империи были созданы конкурентоспособные хлопчатобумажная, текстильная и сахарная промышленности, появилось машиностроительное производство. Была проведена серьезная техническая реконструкция металлургии. Произошел железнодорожный бум.
Вторая – “социалистическая” – индустриализация началась после принятия первого пятилетнего плана развития народного хозяйства. К концу второй пятилетки по объему промышленной продукции Советский Союз занял второе место в мире, уступая лишь США. За годы двух первых пятилеток были созданы новые отрасли промышленности: станкостроительная, авиационная, автомобильная, тракторостроительная, химическая и др.
Индустриализация и инженерное образование – взаимо­связанные процессы. Высшее инженерное образование в России появляется практически одновременно с началом первого индустриального рывка. “Имперская” индустриализация сформировала уникальную модель российского инженерного образования и привела к возникновению развитой сети технических учебных заведений. В результате “социалистической” волны профессия инженера стала массовой, что, правда, привело к некоторому закономерному упрощению и даже выхолащиванию сути инженерной профессии.
Сформировавшаяся в ходе реализации двух индустриальных проектов система российского, а затем и советского инженерного образования была достаточно эффективной, о чем свидетельствуют общепризнанные достижения СССР в науке и технике. Показательно, что обе индустриальные волны, и царская, и советская, обладают целым рядом общих характерных черт:

– количественно и качественно развивается сеть вузов технического профиля;
– кратно возрастают государственные финансовые вливания в материально-техническую базу инженерных образовательных учреждений;
– начинается активная популяризация инженерного дела и процесса подготовки инженерно-технических кадров;
– технические учебные заведения привлекают лучших абитуриентов, в вузах увеличивается конкурс на инженерные специальности;
– растет престиж и статус как профессии инженера, так и профессии преподавателя в высшем техническом учебном заведении, параллельно увеличивается и уровень их зарплаты и благосостояния;
– резко увеличивается контингент студентов в инженерных вузах, растет число аспирантов и преподавателей;
– создаются новые специализации и направления высшего инженерного образования, упорядочивается существующая номенклатура специальностей;
– повышенное значение придается научно-исследовательской компоненте процесса обучения инженерных кадров, поощряется широкая общенаучная и общетехническая подготовка инженеров;
– актуализируется значение производственной практики, прямых контактов с промышленным сектором экономики;
– высшие инженерные учебные заведения пользуются повышенным вниманием и интересом со стороны руководства государства.

А какие принципиально новые черты должна обрести система подготовки инженерных кадров для третьей волны индустриализации? Первая новая черта – меж- и трансдисциплинарное обучение, принятое внутри англосаксонской образовательной модели, согласно которой совершенно нормальным считается желание студента, допустим, объединить курсы материаловедения и ядерной физики с эволюционной микробиологией и маркетингом. В ведущих зарубежных университетах подготовка специалистов и научные исследования, как правило, ведутся по техническим, естественным, социальным, гуманитарным наукам и наукам о жизни (включая медицину) вместе взятым. Таким образом, междисциплинарные исследования, обеспечивающие сегодня разработку всех прорывных технологий, в зарубежных вузах студенты ведут уже с начала обучения. Может быть, высокотехнологичное медицинское оборудование мы сегодня покупаем преимущественно на Западе, потому что над его созданием начинают работать будущие медики, инженеры, физики, обучающиеся в одном университете, живущие в одном общежитии, отдыхающие на одних вечеринках.
Университеты, стабильно занимающие лидирующие позиции в авторитетных мировых рейтингах (ARWU, THE, QS World University Rankings, Webometrics), – Кембридж, Гарвард, Йельский университет – ведут подготовку студентов по всем основным направлениям: социальные и гуманитарные науки, математика и естественные науки, медицина и инженерные науки. И даже Массачусетский технологический институт, самый престижный технический вуз мира, в своей структуре имеет факультеты биологии, гуманитарных наук, здравоохранения, менеджмента. Узкая “отраслевая” специализация отечественных вузов, порожденная “социалистической” индустриальной волной, в ходе которой с нуля возникали новые отрасли народного хозяйства, – одна из ключевых причин отставания российских вузов как в международных рейтингах, так и в объемах и качестве научных исследований.
Во всем мире сегодня постепенно происходит размывание границ между дисциплинами и специальностями, а каждое серьезное научное исследование побуждает современного ученого использовать методы “смежных дисциплин” и помещать объект изучения в другое научное измерение. Инженер новой генерации должен быть таким же синтетическим специалистом. Ведь в реальной жизни, особенно в малых высокотехнологичных компаниях, являющихся основным генератором инноваций в современной экономике, инженер оказывается одновременно и исследователем, и аналитиком, и консультантом по самому широкому кругу вопросов, и руководителем.
Совсем недавно Ефим Пивовар, ректор Российского государственного гуманитарного университета, ведущего отечественного гуманитарного вуза, заявил, что чистых гуманитариев скоро не будет, поскольку все большее значение приобретает конвергенция внутри наук. При этом возможен симбиоз наук, совершенно разных и далеких друг от друга.
Выступая на форуме “Россия и мир: 2012-2020”, Андрей Фурсенко призывал не противопоставлять техническое и гуманитарное образование. По его мнению, в сфере развития образования и науки необходимо последовательно выходить за пределы технократического сценария, уходить от отраслевого разделения к конвергенции знаний, ведь сегодня самые интересные исследования в науке не разделяются по направлениям: например, нано-био-информационно-когнитивные технологии невозможно однозначно отнести к естественно-научной или к гуманитарной сфере. Умение рассуждать, формулировать свои мысли за пределами устоявшихся взглядов – вот главные результаты современного конвергентного образования, имеющего меж- и наддисциплинарный характер, одинаково актуальные и для будущего историка, и для будущего физика.
Сегодня нам нужны “большие” университеты нового типа. Для достижения этого есть несколько путей: объединения (укрупнения), как это было сделано при создании большинства федеральных университетов, или формирования консорциумов, в которых каждый вуз юридически самостоятелен. Но для этого требуется изменить действующее законодательство (любопытно, что ряд факультетов МГУ являются юридическими лицами).
Классический пример – Сорбонна, правда, принявшая современную организацию в результате не слияния, а, наоборот, дробления: в 1972 году, после знаменитых студенческих бунтов 1968 года, Сорбонна была расчленена на 13 автономных университетов, различающихся по направлениям обучения. Часть этих университетов находятся в исторических зданиях Сорбонны, остальные – в других кварталах Парижа и его пригородах.
При этом все университеты имеют единую инфраструктуру (скажем, Межуниверситетскую библиотеку) и общие административные и учебные единицы: Практическую школу высшего образования, Канцелярию парижских университетов, Академический ректорат. Дополнительно они связаны в единое целое сетью организаций и учреждений общего назначения, таких как Центр повышения профессиональной квалификации, Центр профессиональной ориентации, Межуниверситетский центр физкультуры и спорта. Кроме того, каждый из университетов выполняет в общих интересах какую-либо особенную функцию. Так, при Университете им. Декарта работает межуниверситетская служба профилактической медицины и охраны здоровья; при Университете Париж-Сорбонна созданы единый центр документации и радиостанция; при Университете Новая Сорбонна – культурный центр и пресс-агентство.
Новые конвергентные университеты – необходимое условие для междисциплинарности. Они дают студенту возможность в процессе обучения прослушать курс системного анализа у естественников, курсы социальной инженерии и ресурсоэффективности – у гуманитариев, инженерного предпринимательства – у экономистов и т.д.
Правда, есть и другой способ организации междисциплинарности – академическая мобильность, но отечественная высшая школа массово к этому пока не готова. Многочисленные административные препоны, необходимость в дополнительных источниках финансирования, неразвитая транспортная инфраструктура, ценовой дисбаланс на рынке съемной недвижимости – все это очень сильно ограничивает мобильность студентов и преподавателей.
Еще одна новая характеристика российского инженерного образования связана с его неизбежной глобализацией, причем как в национальном, так и в мировом контексте. Чем это обусловлено? Внутри страны – анонсированной программой создания 25 миллионов новых высокотехнологичных рабочих мест. Во внешнем же аспекте – глобализацией мировой экономики и вступлением страны в ВТО.
Каких это потребует изменений? Серьезных. Система школьной подготовки и ЕГЭ в этом случае должна быть переориентирована, в первую очередь, на новую волну индустриализации. Обязательными экзаменами для всех выпускников школ, кроме математики и русского языка, должны стать физика, химия, биология, обществоведение и иностранный язык. Это принципиальная задача, формирующая основу алгоритма подготовки специалистов нового поколения и требующая первоочередного решения. С сегодняшним подходом, когда ЕГЭ по физике сдают только 25-30% выпускников школ и, тем самым, конкурс на технические направления и специальности потенциально в три-четыре раза ниже, чем на все остальные, организовать новую волну индустриализации сложно, даже при том, что в 25 миллионах будущие выпускники вузов будут составлять лишь часть. Дорога, ведущая к высшему инженерному образованию, должна стать более широкой. Впрочем, учитывая вышесказанное, любые маршруты все равно должны привести абитуриента в единый наддисциплинарный “Рим”.
Дополнительным механизмом, способным смягчить переход от принятой пока еще узкоспециализированной образовательной парадигмы к конвергентному трансдисциплинарному университету XXI века, сможет стать создание развитой сети лицеев-интернатов при ведущих вузах страны, тесно скоординированной с федеральными и региональными программами поддержки талантливой молодежи в России.
Необходимым итоговым условием для подготовки стартовой площадки третьей российской индустриальной волны должно стать массовое стремление потенциальных абитуриентов выбирать именно инженерные специальности. Как этого добиться? Встраивая российские высшие учебные заведения в международную систему аккредитации образовательных программ и сертификации профессиональных инженеров.
Сертифицированные профессиональные инженеры, внесенные в соответствующие национальные регистры, – это, по сути, инженерная элита промышленных компаний и государства в целом. Именно они двигают экономику по пути инноваций и обеспечивают ее конкурентоспособность. Что дает наличие определенного количества специалистов международного класса, включенных в соответствующие регистры, отдельной компании? Возможность участвовать в иностранных тендерах на работы по техническим и технологическим направлениям. Что дает стране наличие таких компаний? Включенность в глобальную экономику на правах полноценного партнера, а не “завода по сборке чужих машин из чужих деталей”. Что дает строчка в международном регистре самому инженеру? Прежде всего, свободу выбора – стиля жизни, сложности задач, страны проживания, уровня дохода. Ведь компании, заинтересованные в наличии в штате сертифицированного специалиста, будут вынуждены и зарплату платить “на уровне мировых стандартов”. Разве не об этом мечтает каждый абитуриент, который приносит в приемную комиссию вуза свои результаты ЕГЭ?
На этот модернизационный скелет базовых условий можно нанизать пакет уже неоднократно озвученных как в России, так и в ведущих зарубежных странах, рецептов интенсивной терапии инженерного образования:
– возрождение механизмов массового вовлечения молодежи в креативный процесс – реанимация существовавшей в советский период разветвленной системы профессиональной ориентации молодежи (в том числе многочисленные школы, кружки научно-технического творчества, музеи науки и инноваций и т.п.);
– расширение инженерных компетенций, предусматривающее многоуровневое дополнительное профессиональное образование для инженеров, пожелавших получить предпринимательские компетенции (возможна и обратная схема – предприниматель с экономическим бэкграундом получает базовые инженерные знания через систему соответствующего допобразования);
– актуализация содержания инженерного образования, внедрение современных педагогических технологий (проектно- и проблемно-ориентированное обучение), расширение программ академической мобильности, модернизация аспирантуры, продвижение когнитивных образовательных технологий, ориентация студентов на практическую реализацию законченных проектов; разумное сочетание традиционных форм обучения с инновационными.
Индустриализация и переход к новой инновационной экономике невозможны без критической массы людей, способных проектировать, управлять и поддерживать современные ресурсоэффективные технологические процессы. Сегодня инженеров и конструкторов всех отраслей у нас чуть больше, чем охранников, и меньше, чем работников гостиниц и ресторанов.
Сложные задачи решаются лишь комплексом мер, а не фрагментарной активностью на отдельных участках. Для того чтобы поднять престиж инженерной профессии, нужно действовать сообща: общеобразовательной школе, высшей школе, бизнесу и государству. Иначе проводить индустриализацию в постиндустриальном мире будет просто некому.

Петр ЧУБИК,
ректор Национального
исследовательского Томского политехнического университета

Нет комментариев