Поиск - новости науки и техники

Горизонтальная тяга. Вузы станут центрами региональной интеграции.

Какие бы вопросы ни обсуждались на IX Международном форуме “Инвестиции в человека”, прошедшем в Кисловодске, – здравоохранение и экология, туризм и градостроительство, здоровое питание и развитие территорий, две темы присутствовали во всех дискуссиях: инновации и кадровое обеспечение.
В нашей стране многие считают: сделать регионы инновационными могут масштабные инвестиции. А вот, по мнению директора Фонда “Центр стратегических разработок “Северо-Запад”, одного из организаторов форума Владимира Княгинина, инвестиции, не обеспечивающие инновационного развития, приводят к деградации территорий и общества, которое на этой площадке работает. “Ключевой фактор инновационного развития – образование, – говорит он. – Вуз в современных условиях становится важнейшим институтом города, региона. При условии, что он исследовательский и на сто процентов предпринимательский. Вузы классического типа с этой задачей справиться не могут. Поэтому должны кардинально перестраиваться”.
В Бельгии есть небольшой городок Лёвен, известный самым старым в стране университетом и крупным пивоваренным заводом. За последние 10 лет городок превратился в один из центров инновационного развития Европы. А все потому, что бельгийские выдумщики пошли по пути укрупнения рынка. Заключили договоры с немецким Ахеном и голландским Эйндховеном, в каждой точке создали структуры, отбирающие, аккумулирующие и предлагающие фирмам и компаниям инновационные проекты. В результате получили шестимиллионный трансграничный регион с развитой инновационной системой, включающей мощную вузовскую составляющую и обеспечивающей полноту реализации проектов.
В России неизбежно возникнет необходимость подобных шагов. Особенно это касается Северного Кавказа. Здесь речь должна идти не о государственных инвестициях в те или иные технологические комплексы. Вопрос – в способности бизнеса договориться с территориями и вместе двинуться вперед. “Наш фонд участвует в программах по кластерному развитию некоторых регионов, – рассказывает В.Княгинин. – Начали с попыток усадить за стол переговоров руководителей компаний. Они год потратили только на то, чтобы найти общий язык для обсуждения совместных проектов. Толерантность, способность договариваться и объединяться – вот что должно лежать в основе современного развития”.
Одной из ключевых точек формирования инновационной экосистемы (как выражаются зарубежные ученые), или среды (по терминологии отечественных), должны стать вузы. Однако и сама сфера российского образования нуждается в инновационных решениях, о чем шла речь на специальной конференции “Образование и инновации: новые инициативы университетского образования”, прошедшей в рамках Кисловодского форума.
Как отмечали участники встречи, составляющими инновационной среды высшей школы являются высокий уровень научных исследований, заказы компаний, работающих в конкурентной среде, образовательные программы по бизнесу, инфраструктура, обеспечивающая появление и перспективы нового инновационного продукта, соответствующие региональные законодательные акты.
Директор центра университетского менеджмента Высшей школы экономики Евгений Князев выделил два фактора развития среды. Первый, личностный: совершенствование различных механизмов выявления талантливой молодежи. Второй – изменение структуры образования. Сегодня этот процесс идет по вертикали. Появились федеральные, исследовательские вузы… Дальнейшая дифференциация предполагает горизонтальную составляющую, возникновение, например, региональных высших учебных заведений. На этой основе должна происходить децентрализация управления.
Логика жизнедеятельности системы требует, чтобы часть нагрузки по своему развитию система взяла на себя. К сожалению, компетенция вузовских управленцев не повышается, считает Евгений Князев. Во многих высших учебных заведениях сохраняется вера в “хорошего барина”, который придет и решит все проблемы.
Года два назад группа американских экспертов изучала инновационную деятельность 10 ведущих вузов России. В результате были обозначены 10 пробелов. На двух из них Е.Князев сделал особый акцент. Первый – наш студент, оказывается, не представляет себе, как он будет выстраивать жизненную карьеру в инновационном поле. Второй – отечественные вузы практически не привлекают к образовательному процессу людей, достигших успеха в бизнесе.
“Мне становится плохо, когда я вижу на полках наших магазинов немереное количество учебников по предпринимательству, особенно по инновационному менеджменту, – говорит директор департамента организации исследовательского комплекса инноцентра “Сколково” Леонид Водоватов. – Каждый вуз считает своим долгом выпустить свой учебник, монографию. Но позвольте спросить: преподаватель, который выпустил подобный учебник или монографию, в своей жизни хоть одну компанию создал? Он прошел весь нелегкий путь к успеху или к провалу? Например, в США профессор не может читать лекции по предпринимательству, если не имеет практического опыта по созданию компании”.
По мнению Леонида Водоватова, никакой теории в предпринимательстве не существует. Как нет и единой инновационной системы. И образовательной, кстати, тоже. Системность начинается в вузе. Появилась идея, должна быть “точка ее роста”. И еще финансовая независимость. Нельзя бесконечно сидеть на “бюджетной игле” министерства. Сейчас в СКФО создается федеральный университет, вот и следует искать на Северном Кавказе компании и фирмы, которые пусть небольшими финансами, но подключаются к его развитию, а через него и к своему собственному, считает Леонид Водоватов.
“В инновационной сфере есть два основных направления, в которых может проявить себя университет: модернизация существующих технологий либо создание новых, – считает ректор Сибирского федерального университета Евгений Ваганов. – На первом СФУ работает в основном с крупными компаниями, в рамках второго занимается созданием стартапов, бизнес-инкубаторов, малых предприятий, технопарков. Я не согласен с тем, что при вузе не может быть большого количества малых предприятий. Наоборот: чем больше, тем лучше. До реального продукта дойдет едва ли десятая часть. Это мировая тенденция. Другое дело, что в их становлении многое зависит от экспертов, способных на каждом этапе дать четкие ориентиры дальнейшего развития. Сюда входят помощь в подготовке документов, маркетинговые исследования, формирование бизнес-планов и так далее.
В прошлом году губернатор края поставил перед нашим вузом конкретную задачу: помочь в формировании региональных технологических платформ. Сегодня университет координирует работу по восьми из 12 платформ, которые сформированы в регионе. СФУ выступает площадкой, с одной стороны, привлекающей бизнес, с другой – обеспечивающей кадрами и научными разработками. Мало того, под программу, разработанную СФУ, в крае создано новое Министерство инвестиций и инноваций, которое будет заниматься выбором стратегии, оценкой рыночных потенциалов, мобилизацией государственных и негосударственных источников. Для более тесной работы один из отделов министерства расположен прямо на территории вуза”.
Специалисты, выступавшие в первой части конференции, в той или иной мере представляли как бы одну сторону образовательной “баррикады”. Павел Мрдуляш, до приезда в Кисловодск возглавлявший ФБУ “Федеральный ресурсный центр по организации подготовки управленческих кадров”, представил взгляд человека, работающего ближе к рынку. По его мнению, за последние годы произошло некое размывание сферы образования. Не только в России. Ныне фактически мы имеем два типа образования, причем это касается и высшей школы: общее, выполняющее некую социальную задачу, и то, что связано с профессией, профессиональными знаниями, компетенциями.
Частные вузы у нас в стране, кстати, это хорошо почувствовали, заметил П.Мрдуляш. Многие из них дают плохие знания, за что справедливо критикуются, зато они выписывают диплом “о социальной нормальности молодого человека”. Более того, многим ничего больше не нужно. Подавляющее большинство молодых знают, что работать по профессии они не будут. Только по окончании вуза они ее начинают искать. Наше мобильное время заставляет людей значительно чаще менять род занятий. Поэтому процесс обучения не завершается сегодня 23-25 годами, а идет, по сути, непрерывно. Современные университеты должны всячески поддерживать эту тенденцию.

Станислав ФИОЛЕТОВ
Фото автора

Нет комментариев