Поиск - новости науки и техники

Погоня за димюонием. Сибирские ученые нацелились на открытие мирового уровня.

Вряд ли другой институт может похвастаться таким количеством научных направлений и их приложений, родившихся в его стенах, как Институт ядерной физики. Метод встречных пучков, электронное охлаждение, линейные открытые магнитные системы удержания плазмы, промышленные ускорители, сверхпроводящие вигглеры, микродозовые рентгеновские установки – всего не перечислишь! 
История Института ядерной физики (ИЯФ) СО РАН неразрывно связана с историей его установок. Недаром эмблема ИЯФ – ладонь, несущая человечеству огонь. На установке со встречными электрон-позитронными пучками ВЭП-1 была продемонстрирована принципиальная возможность реализации метода встречных пучков, разработка которого началась по инициативе создателя института Г.И.Будкера в 1956 году. И сегодня ИЯФ – признанный лидер в области физики и техники ускорителей. 
– Стоит подчеркнуть, что ИЯФ является единственным в мире местом, где, начиная с 1968 года, постоянно работает хотя бы один электронно-позитронный коллайдер. Ни одна другая лаборатория подобной непрерывностью исследований по ускорительной тематике похвастаться не может, – отметил на юбилейной конференции, проходившей в Новосибирском Академгородке 3-4 мая, заместитель директора ИЯФ по науке, доктор физико-математических наук Евгений Левичев. – Сегодня в мире работают 7 коллайдеров, два из них – в Институте ядерной физики. В четырех перспективных проектах по развитию этого направления ИЯФ также принимает непосредственное участие. Среди них – разрабатываемый на базе CERN ускоритель FCC, который рассчитывается на высочайшие в мире мощности (от 45 до 182 ГэВ) и должен стать крупнейшей научной установкой за всю историю человечества. Проектируются также два новых коллайдера, средние показатели энергии пучка которых составят 1-3,5 ГэВ, а периметра – 600-1000 метров. Это USTC Китайской академии наук и новосибирская Супер С-тау фабрика. “Наш проект утвержден Минобрнауки РФ в качестве одного из первых шести национальных объектов научной инфраструктуры уровня “мегасайенс”, – сообщил Евгений Левичев. – Есть распоряжение правительства предоставить к концу 2019 года документы, необходимые для начала финансирования. 
– Реализация такого проекта была бы существенным вкладом в физику элементарных частиц, – подчеркнул член-корреспондент РАН Юрий Тихонов, выступая с обзором мировых тенденций в использовании и проектировании ускорителей.
Третий же тип перспективного электрон-позитронного коллайдера рассчитан на сверхнизкую энергию (около 400 МэВ) и отличается небольшим размером (периметр – 35 метров). Установка, которую создатели нежно называют “Мюмютрон” (μμ-трон), может быть построена достаточно быстро и за умеренный бюджет. На ней будут испытаны технологии, необходимые для строительства  более дорогой Супер-С-тау фабрики. “Мюмютрон” предназначен для исследования парных мюонов. Две эти частицы с разной полярностью образуют димюоний – специфический атом, существование которого было предсказано теоретически в начале 1960-х, однако экспериментально его пока не обнаружили. “Наблюдение димюония должно стать открытием мирового уровня”, – считает Евгений Левичев.
 Рассуждали участники конференции и о том, какую роль в науке играют традиции. Скорее, не в науке – конечно, там нужны нетрадиционные решения – а в жизни научного коллектива. Вот уже 60 лет Институт ядерной физики придерживается “будкеровского” стиля управления, основные черты которого – демократичность и равенство мнений. Знаменитый черный круглый стол для совещаний появился в институте фактически одновременно с первой установкой, электронным ускорителем ВЭП-1. Его изготовили в Москве еще до окончания строительства ИЯФ, а затем перевезли и смонтировали в Новосибирском Академгородке. “Это была настоящая эпопея”, –  с улыбкой вспомнил научный руководитель института академик Александр Скринский. 
А из зарубежных гостей, которых на конференции присутствовало немало (ведь ИЯФ – непременный участник практически всех крупных международных коллабораций), пожалуй, лучше всех сказал Лин Эванс, возглавлявший в ЦЕРН работы по созданию Большого адронного коллайдера (LHC). Когда Эванс был студентом, его профессор рассказывал ему о существовании далеко в Сибири института, который не только славится научными достижениями, но и является островком демократии в суровой советской действительности. Неудивительно, что, став одним из руководителей ЦЕРН, Лин Эванс поддержал идею заказать ИЯФу оборудование для LHC. В итоге институт поставил в ЦЕРН свыше 4 тысяч тонн высокотехнологичного оборудования, за что в 2007 году получил от Европейского центра ядерных исследований знак качества “Золотой адрон”.
Главные отличия Института ядерной физики СО РАН –  способность собирать талантливых и честных людей вокруг большой и новой задачи, обостренное чувство ответственности, совмещенное с возможностью реализации совершенно новых оригинальных подходов, – убежден директор института академик Павел Логачев. – И наши профессионалы, безусловно, способны передать эти качества новому поколению, но сделать это можно только конкретной работой, создавая и реализуя амбициозные и в чем-то даже фантастические проекты. Сегодня таковыми для ИЯФ СО РАН являются Супер С-тау фабрика и комплекс плазменных установок ГДМЛ (газодинамических магнитных ловушек). 
Ольга КОЛЕСОВА

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2