Поиск - новости науки и техники

Услышит ухо

Новую ушную раковину вырастил американский армейский хирург на предплечье военнослужащей. Об этом сообщает The Scientist.
Рядовой Шамика Баррадж (Shamika Burrage) потеряла внешнюю часть уха вследствие автомобильной катастрофы. Трансплантат выращен под кожей руки пострадавшей из ее же хряща, сообщает пресс-служба сухопутных войск США. Армейский пластический хирург провел успешную операцию по восстановлению уха с пересадкой выращенной новой ушной раковины на место ампутированной более года назад. “К концу процесса реабилитации обновленное ухо получит свежие артерии, свежие вены и даже свежие нервы, так что Шамика сможет чувствовать свою новую ушную раковину”, – отмечает  издание The Scientist со ссылкой на заявление Оуэна Джонсона (Owen Johnson), главного пластического хирурга Армейского медицинского центра Уильяма Бьюмонта (William Beaumont Army Medical Center) в Эль-Пасо, штат Техас. Хотя такая операция проводится не впервые – в 2012-м подобным образом вернули ухо онкологической пациентке – полное восстановление ушной раковины остается самой сложной операцией по реконструкции уха. Авария, в которой 19-летняя Баррадж получила компрессионные травмы позвоночника, сильные ушибы головы и повреждение левой ушной раковины, требующее ее ампутации, случилась в 2016 году. Для проведения реконструкции уха военные хирурги взяли хрящевую ткань из грудной клетки Баррадж и придали ей необходимую форму. Затем поместили этот материал в предплечье пациентки под кожу, где хрящ должен был продолжить рост и покрыться собственной кожей. После этого трансплантат удалили из руки и пересадили на голову. По словам Джонсона, через пять лет следы операции будут совершенно незаметны. Как говорит сама пациентка, слышит она нормально, доктор Джонсон раскрыл заросший слуховой канал. Однако рядовому Баррадж предстоит еще одна операция: это удаление рубцовой ткани на голове.
Как отмечается в сообщении военных, сначала Баррадж, узнав о деталях реконструкции, и слышать о ней не хотела – ей было страшно. Но потом, поразмыслив, она пришла к выводу, что настоящее, пусть и выращенное, ухо лучше протезного, хотя операция по его восстановлению чревата бόльшим количеством шрамов, чем протезирование. Чтобы уменьшить количество видимых послеоперационных рубцов, Джонсон отщепил на предплечье пациентки свободный кожный лоскут, в который поместил хрящевую ткань, а затем вернул его обратно для неоваскуляризации, то есть прорастания этого участка руки новыми кровеносными сосудами и нервами. “Вся пластическая хирургия уходит корнями в травматизм на поле боя, и каждый значительный прорыв в пластической хирургии связан с военными действиями”, – считает Джонсон. И хотя пластическая реконструкция ушной раковины у рядового американской армии к войне отношения не имеет, она стала возможна благодаря опыту военных врачей.

Нет комментариев