Поиск - новости науки и техники

К нашей нише. Интернационализация образования поможет России занять достойное место в мире.

Не менее пяти российских вузов к 2020 году должны войти в первую сотню ведущих университетов мира согласно международному рейтингу. Такая цель поставлена Президентом РФ В.Путиным (Указ о мерах по реализации государственной политики в области образования и науки, подписанный 7 мая 2012 года). Однако полностью проблему конкурентоспособности системы российского высшего образования в международном пространстве ее достижение не решит. Нужны системные усилия как самих университетов, так и со стороны государства, чтобы нарастить в стране необходимую “критическую массу” конкурентоспособных в мировом масштабе вузов.
Эта мысль проходила лейтмотивом через многие выступления на Второй международной конференции “Императивы интернационализации”, организованной Национальным фондом подготовки кадров совместно с Российским советом по международным делам и Фондом “Новая Евразия” при поддержке Минобрнауки РФ. Императив в переводе с латинского означает требование, приказ, закон. В современном мире интернационализация для вузов становится насущной необходимостью. Что предпринимают разные страны в ответ на глобальные вызовы? Как “настраивают” свои образовательные системы, какие механизмы и инструменты для этого используют? Что тут может сделать государство и что – вузы? Своими мыслями на этот счет поделились эксперты из России, США, Германии, Франции, Бельгии, Сингапура, Нидерландов, Финляндии, Великобритании, Италии, Казахстана.
Глава Департамента международной интеграции Минобр­науки РФ Игорь Проценко связал интернационализацию образования с необходимостью повышения его качества. В большинстве развитых стран, по его словам, огромная проблема с трудоустройством выпускников университетов: от 25 до 50% молодых людей остаются безработными. “Сделать так, чтобы молодежь была востребованной, – тоже задача интернационализации образования, – подчеркнул он. – Только через обмен, через изучение практик друг друга мы можем найти модель, которая послужила бы стандартом. Гумбольдтовская модель в современном мире работает, но она нуждается в развитии”. Также глава департамента посетовал на то, что во многих передовых странах “диплом выпускника университета для офисного служащего стал, как пиджак”. По его мнению, это неправильно: “Мы должны понимать ценность образования”.
Игорь Проценко рассказал о мерах, предпринимаемых сегодня государством в поддержку интернационализации образования. В их числе – формирование ведущих университетов (общий объем дополнительного финансирования –
27 млрд рублей в год), подготовка программы обучения российских граждан за рубежом Агентства стратегических инициатив, реформы в сфере признания дипломов зарубежных вузов, переход к оценке квалификаций, предусмотренной последним поколением ФГОС.
Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам, президент фонда “Новая Евразия”, обратил внимание на другой аспект интернационализации: “Это больше, чем вопрос международного сотрудничества отдельного университета. Важно активизировать роль образования как инструмента внешней политики государства. Интернационализация образования должна стать одним из способов преодоления конфликтов, недоверия, развития сотрудничества. Это важный ресурс оптимизации международной системы в этом веке, не использовать его, по меньшей мере, неразумно”.
– Мы ищем нишу, которую наша страна могла бы занять в глобальном мире, и международное образование – фундамент, на котором можно строить все остальное. Если его нет, все наши попытки войти в АТР, найти новые соглашения с европейскими партнерами будут лишены основы, неэффективны, – сказал президент “Новой Евразии”.
Джейсон И.Лейн, соруководитель транснациональной исследовательской группы в сфере образования Университета Олбани (Нью-Йорк), назвал три основные мотивации, побуждающие правительства заботиться об интернационализации образования своих стран. Первая – развитие экономики. Например, вклад экспорта образовательных услуг в экономику Австралии составляет 15 млрд долларов в год, США – 21 млрд. Международное образование способствует подготовке конкурентоспособной рабочей силы, “циркуляции умов”, помогает привлечь международные инвестиции. Вторая мотивация: сегодня все в большей степени глобальное влияние страны базируется на экономической, а не на военной мощи – это то, что называют “мягкой силой” нации, общественной или научной дипломатией. И, наконец, государство беспокоится о национальной безопасности. А международное образование связано с пересечением границ. Существуют государственные барьеры, препятствующие развитию интернационализации: визовый контроль, затрудняющий въезд студентов и стажеров в страну обучения, недостаток координации с образовательным сектором и финансовой поддержки университетов. Американский эксперт пришел к выводу, что правительства должны стремиться фокусироваться на развитии международного образования; интересоваться тем, что происходит внутри всего образовательного сектора, а не в отдельных его институтах, и исходить из того, что движущая сила развития стран – конкуренция в экономике и дипломатии, а не в образовании.
Интернационализацию “по-российски” проанализировала проректор по международной деятельности РУДН Гульнара Краснова. Сегодня цели интернационализации определяются глобализацией мировой экономики. И задача вуза в этих условиях – подготовить выпускника, способного работать в условиях профессиональной мобильности и миграции трудовых ресурсов. Эта внутренняя интернационализация затрагивает абсолютное большинство студентов и преподавателей. К новому пониманию интернационализации, по ее словам, пришли уже многие страны, они выстроили государственную политику.
Ориентиры для РУДН – выход на свободное владение выпускниками иностранным языком; массовое повышение квалификации ППС на английском; интерактивные методы обучения с учетом глобальных сетей и масс данных; программы двойных дипломов по всем направлениям; воспитание студентов на признанных ценностях мировой культуры, вовлечение их в многонациональные коллективы и многое другое… “Возможность успешных решений и в российской практике достаточно высока”, – заверила проректор.
В странах Евросоюза интернационализация высшего образования проходит с различной скоростью, рассказала Ирина Ференц, представитель Ассоциации академического сотрудничества (Брюссель). Лишь меньшая часть европейских стран имеет стратегии интернационализации на национальном уровне (Норвегия, Дания, Финляндия, Эстония, Нидерланды и др.), но большинство стран поддерживают многие инициативы в этой области на уровне Евросоюза. На европейский рынок образования в 2009 году приходилось около половины “мобильных” студентов мира. Однако разница между отдельными странами Европы огромная. У иностранцев наиболее популярная страна для получения степени – Великобритания, для обучения по студенческому обмену – Испания. Половину иностранных соискателей степени в Европе составляют представители неевропейских стран, однако европейские студенты все чаще и чаще выбирают для получения степени страны внутри ЕС. Европейцы намерены и дальше поддерживать академическую мобильность через программы “Erasmus” и планируют, что к 2020 году 20% европейских студентов будут проходить часть обучения или стажировку за границей. К 2013 году в ЕС собираются закончить разработку стратегии интернационализации. Речь пойдет о кооперации со странами вне Европы.
О необходимости выработки государственной стратегии в сфере интернационализации и в России говорила ведущий эксперт в области высшего образования Китая, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Нина Боревская: “Мы до сих пор относимся к интернационализации как к рынку. Рынок – это стихия. Им нужно управлять”. По мнению эксперта, слабые позиции у России вовсе не из-за экономических трудностей. Китай начинал с несравненно более низкого уровня, но тщательно прорабатывал концепции интернационализации, государственную стратегию в этой области, и сегодня прогресс этой страны несомненен.
“Россия вовлечена в Болонский процесс, но усиливаются и аналогичные процессы на Востоке. Россия – это Евразия, нам надо продумать свои собственные национальные инициативы”, – считает Н.Боревская.
Впрочем, наряду с критикой на конференции можно было услышать немало прекрасных примеров уникального для России университетского опыта. Например, НИУ ВШЭ привлекает на работу профессоров с международного рынка труда. Сегодня таких в университете порядка 60 человек, причем половина из них не говорит по-русски. В Российском государственном университете нефти и газа создаются консорциумы бизнеса и вузов для совместной реализации крупных проектов. Так, в консорциум для освоения Штокмановского месторождения кроме РГУ нефти и газа вошли Мурманский государственный технический университет, Государственная морская академия им. адмирала С.О.Макарова, Французский институт нефти, Университет г. Ставангер и Тронхейм (Норвегия), а также три компании: “Газпром”, Total, STATOIL. Аналогичные консорциумы бизнеса и вузов созданы для газопровода “Северный поток”, для освоения месторождений Вьетнама.
“Часто наблюдаем, что университеты с одинаковым финансированием и более-менее одинаковым потенциалом добиваются в интернационализации разных результатов – в силу разных стратегий”, – заметил Иван Тимофеев, программный директор Российского совета по международным делам, подводя итоги конференции. Однако, подчеркнул эксперт, и роль государства, несомненно, велика: “Не поедет иностранный студент в хороший университет, который находится в грязном городе со слабой инфраструктурой”.
Он напомнил понравившуюся ему аналогию, приведенную Андреем Кортуновым: в мире рынок образования развивается быстрее, чем рынок вооружений, однако российское руководство значительно больше усилий вкладывает в рынок вооружений; если есть рост вооружений – должен быть аналогичный рост образования, должна быть государственная программа. И заключил: “Это будет большая победа для России, когда наш образовательный экспорт сравняется с оружейным”.
Пока же он предложил вузам эффективнее использовать имеющийся потенциал.
Думается, что неплохим подспорьем им в этом будет монография с работами международных экспертов, которую НФПК намерен выпустить по результатам проведения конференции.

Наталия БУЛГАКОВА
Фото с сайта www.ntf.ru

Нет комментариев