Поиск - новости науки и техники

Начните раньше. Люди считают важным сохранять свое здоровье, а надо бы научиться его формировать.

1 июня отмечают Международный день защиты детей. В парках, клубах, развлекательных центрах проходят акции в поддержку детей, борющихся с тяжелыми недугами, всяческие шоу и олимпиады, демонстрирующие таланты юных граждан планеты… А я весь день перечитывала записи, сделанные в Молдавии. Там моим собеседником был первый вице-президент АН Молдовы Теодор Фурдуй, утверждающий, что дело цивилизации не спасать здоровье детей, а формировать его. Мол, даже самые ответственные и разумные люди начинают защищать своих детей от беды, от стресса гораздо позже, чем следует. Но начать раньше – это, судя по сегодняшним изысканиям ученых, коренным образом изменить свои привычки, традиции, сам образ жизни. Готовы ли мы пойти на это? Мне кажется, нет. Но ведь и гигиена не сразу была принята человечеством как совершенно необходимая.

Оттолкнувшись от стресса
Где-то в семидесятых годах прошлого века ученые взялись за проблемы стресса. Появились даже утверждения, что количество стрессогенных факторов увеличивается с развитием цивилизации и они отрицательно сказываются на здоровье общества. Как, и социалистического тоже? Сама постановка вопроса вызывала сомнения руководящих органов власти. Стресс был табу для Советского Союза. Но отдельные работы велись в интересах оборонки, спецслужб, медиков. Так, в Институте физиологии АН Молдавской ССР молодой кандидат наук Теодор Фурдуй исследовал влияние стрессогенных факторов на функцию щитовидной железы, создавал модель заболевания, вызываемого стрессом. Руководителем у него при подготовке докторской диссертации был известный профессор Анатолий Зубков, автор учебника по физиологии человека для медицинских институтов. Уже тогда, больше 40 лет назад, научное сообщество видело, что стресс мешает осваивать подводные глубины, летать в космос, развивать авиацию… Но кто согласится признать, что современная цивилизация, которой люди так гордятся, при любом строе оборачивается стрессом? Кто скажет, как влияет повседневный стресс на здоровье обычных людей? Может, к нему можно привыкнуть, как привыкают северяне к сильному ветру и холоду, а африканцы к жаре? Может, стрессом можно закалять нервную систему человека? Или, наоборот, он оказывает необратимо губительное действие на живой организм?
Чтобы найти ответы на эти вопросы и сформулировать новые, нужно было обсудить это среди профессионалов, и Институт физиологии АН Молдавской ССР предложил провести на его базе симпозиум по стрессу. Идея была актуальная, ее нельзя было отвергнуть, и АН СССР поддержал ее, но никто из руководства (П.К.Анохин или В.Н.Черниговский, который в те годы был академиком-секретарем Отделения физиологии АН СССР) не решился возглавить обсуждение. Посовещавшись, пришли к выводу: кто инициировал – тот пусть его и организует. Так у руля международной научной встречи в СССР по стрессу оказался Теодор Фурдуй. Симпозиум удался, на него съехалось много народу со всего Союза, а Институту физиологии АН Молдавии с тех пор было поручено вести эту тему в рамках СССР. Через некоторое время специалисты этого института вынесли на суд общественности свою теорию: современная цивилизация вызывает у людей повседневный стресс, а тот служит не только основой для развития отдельных заболеваний, он вызывает преждевременную общебиологическую деградацию всего организма… В 1980-е годы Т.Фурдуй защитил докторскую, где замахнулся на теорию всемирно известного Ганса Селье и написал книгу “Стресс и здоровье”, в которой доказывал, что цивилизация обречена деградировать потому, что постоянно порождает в обществе стресс, а стресс – разрушение здоровья.
Рассказывает все это Теодор Фурдуй удивительно спокойным тоном. Если я перебиваю его речь вопросом, договаривает мысль, а потом отвечает. Так общаются люди, пережившие в своей карьере и взлеты, и падения, но сохранившие убеждение, что их дело – правое. А все перипетии политического толка преходящи, они могут мешать или способствовать исследованиям, но не в силах их заменить. Сегодня Теодор Фурдуй – первый вице-президент АН Молдовы, академик-секретарь Отделения естественных наук и наук о жизни, курирующий исследования по проблеме стресса Института физиологии, полное название которого с недавних пор – Институт физиологии и санокреатологии.
Берегите мужчин!
Это незнакомое мне слово “санокреатология” и заставило искать встречи с человеком, всю жизнь изучающим стресс.
– Как связано оно с темой всей вашей научной жизни?
– Напрямую, – откликается Теодор Фурдуй на мой вопрос. И терпеливо разъясняет: – Заявив, что стресс разрушает здоровье, мы наткнулись на то, что не можем дать точное определение понятия здоровья. Не то, что их нет, их тьма, более 80, самых разных. И ни одного общепринятого. Короче всех формула: здоровье – отсутствие болезни. Многих оно устраивает, потому что у нас вся медицина – нозологическая. Она держится на том, что борется с болезнями. Как бы – за здоровье. Но весь современный образ жизни цивилизованного человека – фактор риска для его здоровья. Когда утром вы идете в московском метро, вы не в силах двигаться своим ходом – так, как вам удобно. Вас вынуждают идти в ритме, детерминированном толпою. Человеческая масса, обступающая вас, навязывает вам стрессогенный ритм, ускоренный или замедленный. Вас не спрашивают: можете ли вы двигаться так? То же самое – трафик на дорогах больших городов. Вы не можете ехать с удобной вам скоростью. Функции наших жизненно важных систем не в состоянии адаптироваться к такому темпу жизни. Поэтому, когда вы приходите на работу, ваш эмоциональный статус уже нарушен, а нервная система перенапряжена. Ощущая день за днем этот стресс, мы деградируем. И не первое столетие, потому что человечеству не по силам такие напряжения.
– И как предлагаете спасаться – бросать города и возвращаться в природу, жить без стрессов трафика, а заодно – без электричества, компьютеров, машин и отопления?
– Нет, невозможно вернуться к прошлому образу существования. Но можно и нужно, чтобы предупредить общую биологическую деградацию в условиях нашей цивилизации, целенаправленно формировать и поддерживать здоровье. Сейчас оно достается нам от родителей и формируется стихийно, в зависимости от обстоятельств, в которых существуем. Но, по большому счету, никто не скажет, как воспитывать ребенка, чтобы его сердце, почки, органы слуха и зрения выдержали тот темп и напряжение, которые им задает жизнь. Это крайне актуально. Врачи бьют тревогу: 80 процентов детей страдают разными недугами. Здоровье – проблема, которую общество должно ставить во главу угла своего существования. А у нас все наоборот: в основе медицины – болезни. Их в медвузе преподают, за их лечение врачам платят деньги. На всех углах твердят, что самое дорогое у нас – здоровье, но по существу им-то и не занимаются.
– Ну как же, а профосмотры, диспансеризация, выявление недуга на ранней стадии?..
– То есть диагностика, профилактика болезней, но не формирование здоровья. А ведь у человека самое дорогое – собственный организм, отнюдь не счет в банке, имущество или даже Родина. Им-то, организмом, и надо заниматься. Санокреатология, проще говоря, – это наука о физиологических, физических, психологических и социальных условиях бытия здорового человека. О биомедицинских процессах, которые надо отслеживать и направлять в нужное русло для предотвращения преждевременной биологической деградации в условиях, когда человек конфликтует с быстро изменяющимися экологическими факторами. То есть цель санокреатологии – формирование и сохранение хорошего здоровья человека в обстоятельствах современной жизни, а дальше – элементарное выживание человеческого общества в будущем.
– Звучит красиво, но с чего начнем сохранять здоровье?
– С зачатия. Точнее – с подготовки к нему. Движущая сила эволюции в природе – естественный отбор. Слабый, хворый погибает. А в нашем обществе каждый имеет право на воспроизводство. Вдумайтесь, когда заводим собаку, стараемся узнать родословную щенка. А когда люди создают семью, то считают неприличным поинтересоваться, какие заболевания есть в роду жениха и невесты. Государство оставило заботу о популяции его народа на волю судьбы. Нет даже закона об обязательном добрачном медобследовании супругов. Поэтому в потомстве все больше болезней. Мы должны разработать теорию целенаправленного поддержания здоровья родителей еще до оплодотворения. Ведь яйцеклетки закладываются на 4-й неделе внутриутробного развития девочки, потом развиваются медленно, окончательно формируясь где-то к 18 годам. Почему так? Природа пытается защитить аппарат воспроизводства от влияния среды. Но ведь и сперматозоиды чрезвычайно уязвимы. Любой стресс отзывается на состоянии спермы, а она образуется 76 дней. То есть желаете получить здорового ребенка – за два с половиной месяца до оплодотворения создайте мужчине комфортные условия. А женщине – минимум за четыре недели до зачатия и три-четыре месяца после этого.
С цивилизации спрос
Заметив мою реакцию на то, что мужчина должен избегать стресса все 76 дней до зачатия, Теодор Фурдуй насмешливо заметил:
– Не верите – не церемоньтесь с зятем или с невесткой. Последствия проявятся в потомстве. – И продолжил: – Здоровье формируется задолго до зачатия и в первые недели и месяцы беременности. Именно в этот период закладываются все органы, системы будущего человека. А цивилизация дает декретный отпуск на последних месяцах до родов, когда женщине просто становится невозможно работать. То есть делается все против здоровья будущего человека, а не ради его формирования.
Вот почему мы начали создавать новую науку, название которой придумали сами. Мы не могли воспользоваться данными существующих дисциплин. Ведь те, что не вписываются в рамки традиционных понятий, просто считаются ошибочными. Нам приходится заново переосмысливать данные биологии развития, морфологии, физиологии, биохимии, множества медицинских дисциплин. Надо знать и патологию, чтобы поддержать здоровье. И особенно внимательно изучать педиатрию. Семь первых лет организм наиболее восприимчив и закладывает основу психического здоровья. Упущенное в этом возрасте никогда не восстановить. Необходимо говорить о саногенной норме, которая обеспечивает состояние здоровья. Многие органы надо формировать целенаправленно: дыхательную, сердечно-сосудистую, мышечную системы, психическое здоровье…
– Ну для этого и есть физкультура в детских учреждениях, занятия спортом.
– В том-то и дело, что современная физкультура в городах чревата развитием патологий. Физкультура в школах – фактор риска. Традиционное питание – фактор риска. Если хотим иметь здоровые сердце и легкие, мы обязаны поддерживать вес нашего тела на уровне возраста 20-22 года, когда заканчивается функциональное созревание систем. А если дальше полнеть, сердце гипертрофируется, становится большим и больным. Мы изучили десятки концепций питания – и кремлевскую, и вегетарианскую, и ни одну не может рекомендовать санокреатология. Три этапа развития человеческого организма: до 18 лет, с 18 до 50, и после 50… Концепция питания проста: углеводы, белок, витамины и минералы – в период роста организма до 22 лет… В период стабильного функционирования (между 22 и 50 годами) важнее всего минеральные вещества, витамины, немного жиров, белков и углеводов, ну и вода. После 50 лет надо принять во внимание те системы, которые больше деградируют. Скажем, идет деминерализация костей – надо есть продукты, содержащие кальций. Если началось нарушение сердечно-сосудистой системы – не забывать о продуктах с калием… У каждого времени своя пища для здоровья. Но вместо разумного питания нам предлагают тысячи способов похудеть. В том числе фитнес, степ, аэробика… Все это мало что дает здоровью. Я убежден, что будет время, когда люди откажутся от Олимпийских игр. Это издевательство над человеческим организмом. Суть нашего здоровья: ни много, ни мало… Мы должны носить мини-приборы наподобие часов, показывающие динамику пульса, дыхания, пределы саногенной нормы, чтобы научиться управлять своими органами, своим здоровьем. Экстремизма по отношению к самому себе не должно быть. Даже ради сохранения молодости. Мода на молодость, культивируемая в современном обществе, усиливает повседневное стрессогенное влияние цивилизации.
– Ну вот мы и вернулись к стрессу: вечное недовольство тем, как выгляжу, сколько зарабатываю и кто меня любит – не любит? Что со всем этим может сделать санокреатология?
– С прошлого года мы занимаемся возможностью формирования психического здоровья. Нормы, кстати, здесь нет и быть не может. Норма поддается лепке: психическое здоровье формируется внутриутробно и шлифуется потом, под действием социальных факторов – семьи, улицы, школы, книг, экологии… Мы уверены, что можем формировать психическое здоровье. Но задача очень сложна. Опять же важно, какую цель ставит себе цивилизация. При определенном умении можно сделать из нас шахидов, камикадзе, гениев… Качества можно формировать направленно, лишь бы цивилизация правильно их выбрала.
– Не зря ли вы так придирчивы к цивилизации? В конце концов, именно она позволила снизить детскую смертность, увеличить продолжительность жизни.
– Согласен. И скажу больше: если изолировать младенца от цивилизации на три – пять лет, то уже никогда он не научится ходить, говорить, читать… Но куда сейчас она двигается? Цивилизация создала ООН, Всемирную организацию здравоохранения, но при этом лучшие умы занимает создание способов разрушения жизни. Разве это не деградация общества? Какова цель такой цивилизации? Определяют за тысячи километров, куда бомбу бросить, а на изучение самих себя ни средств, ни сил нет, а главное – понимания, что это необходимо делать. У нас в институте 90 человек, мы разработали Санокреатологический центр, который надо строить, чтобы наработать комплекс методов, позволяющих человеку влиять на свое развитие на разных этапах жизни. Основное – до рождения, потом – до 7 лет. Надо изменить представления человека о себе, о своих потребностях и возможностях. Но пока строить такой центр страна не собирается. Эмиссары из-за рубежа хотели идею, разработку купить на корню. Не продали, но построить в Молдове этот Центр пока не удалось из-за отсутствия денежных средств. Вот бы создать его в рамках СНГ и силами креативно мыслящих медиков наших стран постараться достичь результата.

Елизавета Понарина

Нет комментариев