Поиск - новости науки и техники

В поле тяготения. Гуманитарии стран СНГ идут на сближение.

Участники Международной научной конференции “Состояние и перспективы развития гуманитарного знания и образования в странах СНГ” – общественные деятели, ученые и руководители вузов России, Украины, Белоруссии, Азербайджана, Армении, Таджикистана, Казахстана, Молдавии – приехали в город на Неве не с пустыми руками. Большей частью везли в подарок труды по истории и философии, изданные за последние годы в бывших советских республиках, ставших независимыми государствами.
А вот директор Института инновационных технологий и содержания образования Минобрнауки Украины, член-корреспондент НАПН Александр Удод порадовал сигнальным экземпляром пособия для школьных учителей истории, подготовленного специалистами двух наших стран на основе консенсуса – задумана серия таких изданий. Так что библиотека Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена, принимавшего конференцию, изрядно пополнится.
Обычно подобные встречи пронизаны ностальгическим духом. Нотки грусти по Декадам культуры в братских республиках, массовым тиражам учебников, совместным публикациям, экспедициям от Москвы до самых до окраин и, что скрывать, по высокому, советскому уровню науки и образования, конечно, звучали, куда же без них.
Но в данном случае ностальгия носила, так сказать, конструктивный характер. Участники задавались насущными вопросами: как восстановить единое гуманитарное, образовательное пространство? как преодолеть разночтения в оценке событий недавнего (а подчас и далекого) прошлого? как вместе продвигать свою “продукцию” на мировой научный рынок? И сообща искали ответы.
Собственно, процесс возрождения сотрудничества гуманитариев на постсоветском пространстве идет уже несколько лет в рамках новых интеграционных структур.
О деятельности возникшей в 2005 году Международной ассоциации институтов истории стран СНГ рассказал ее президент, директор Института всеобщей истории РАН академик Александр Чубарьян. Это объединение помогло коллегам из стран ближнего зарубежья вновь обрести друг друга уже как равных партнеров. По инициативе и под эгидой ассоциации проводятся летние школы историков в республиках бывшего Союза, выпускаются книги, посвященные двусторонним отношениям (российско-украинским, армяно-молдавским и т.д.), заключаются прямые – не через Москву – договоры между институтами.
– После распада СССР все мы оказались в изолированных квартирах, – поделился с “Поиском” директор Института истории Национальной академии наук Армении член-корреспондент НАН Ашот Мелконян. И продолжил аналогию: в этих “квартирах” создавались свои учебники истории и философии, заново формировалось национальное самосознание. В отрыве от российской научной школы, растившей кадры для всей страны, многие начали копировать западные подходы к организации науки и образования. Болонский процесс несет и позитивные вещи, но разве нормально, что бакалавры технических вузов вправе поступать в магистратуру по гуманитарным специальностям? По крайней мере, в Армении тезис о том, что гуманитарием можно стать, не утруждая себя базовым образованием, подтверждения не находит!
Директор Института истории и этнологии им. Ч.Ч.Валиханова (Казахстан) профессор Ханкельды Абжанов рассказал, что переживаемый в республике образовательный бум (4% ВВП идет на нужды средней и высшей школы!) имеет и негативные последствия: форсированная подготовка национальных кадров сказывается на их качестве, историками называют себя все желающие, а кое-кто из “добровольцев” даже пытается доказать казахское происхождение Чингисхана.
Особенно трудно гуманитариям из стран СНГ пришлось в начале 1990-х. Эйфория, связанная с обретением независимости, улетучилась, настроения растерянности и апатии усугублялись экономическим спадом, о чем убедительно говорил директор Института истории АН Республики Узбекистан профессор Равшан Абдуллаев. Лекарство от комплекса ущербности нашли в ярких страницах собственной истории. Изучая джадидизм – движение реформаторов-прогрессистов начала ХХ века, направленное на модернизацию страны, исследователи помогали создавать оптимистическую духовную среду, необходимую для консолидации общества на переходном этапе.
Выступавшие сошлись на том, что изыскания на гуманитарном поле надо вести не автономно, а сверяясь с трудами коллег из других стран, в едином цивилизационном контексте. Но вот парадокс: как с горечью признал тот же Абдуллаев, “при наличии связей с дальним зарубежьем плохо знаем, что пишут о нашей общей истории соседи по Центральной Азии!”.
Похожие проблемы решают философы. По примеру историков они создали Международную ассоциацию исследовательских институтов философии стран СНГ, Азии и Европы – ее на конференции представлял президент, директор Института философии РАН академик Абдусалам Гусейнов, сказавший, возможно, ключевую фразу о том, что “годы раздельного существования принесли нам мало радости”.
Обнаружилось также, что за эти годы в методиках исследований и преподавания ученые стран СНГ недалеко ушли и друг от друга, и от советского наследия. Зато во всех республиках был сделан упор на изучение национальных философских, а в России религиозно-философских традиций. Что не случайно: в учебниках советского периода им уделялось мизерное внимание.
Одним из проектов этой ассоциации была проведенная в прошлом году, опять же по примеру историков, школа молодых философов стран СНГ – как выяснилось, они еще способны находить общий язык. В буквальном смысле таковым все чаще становится английский, не дополняющий, а замещающий русский, который на просторах СССР всегда был языком межнационального научного общения.
Но времена меняются. Кто-то, как первый проректор Национального педагогического университета им. М.П.Драгоманова (Киев) Владимир Бех, для публикации в западных научных журналах сразу пишет статьи на английском, вполне в духе глобализации. Другое дело, что в силу общности нашей истории русский язык нужен исследователям в странах СНГ для работы с массивом архивных материалов. А в государствах Центральной Азии не хватает специалистов, читающих на древних, тем более мертвых, языках. Студенты гораздо охотнее осваивают английский. Интерес к русскому языку в молодежной среде падает из-за дефицита межвузовских контактов, библиотечных обменов, стажировок студентов и преподавателей гуманитарного цикла. Неужели организовать программы академической мобильности и взаимного признания дипломов в рамках СНГ действительно труднее, чем с Сорбонной?
С целью наладить взаимодействие высших школ, сохранить и приумножить их многообразный опыт был создан Форум ректоров гуманитарных университетов и деканов гуманитарных факультетов стран СНГ. О значении этой площадки для интеграции вузовской и академической науки, развития междисциплинарных исследований говорил сопредседатель координационного совета форума, ректор Российского государственного гуманитарного университета, член-корреспондент РАН Ефим Пивовар. Сам РГГУ, в котором реализуются 70 образовательных программ с участием более 40 институтов РАН, – отличная модель такой интеграции, наполняющей гуманитарное знание актуальным контентом эпохи твиттера, айфона и потеснившей реальность виртуальности. Здесь же создан когнитивный центр,
изучающий механизмы профессионального мышления и принятия решений.
Конечно, в компании с вузом-лидером легче противостоять “технократическому прессу”, тенденции к принижению ценности гуманитарного знания, и в частности педагогического образования, характерной, увы, не только для России. Вульгарно понимаемая модернизация, затронувшая и науку, подчас сводится к погоне за инновациями, сулящими рыночную прибыль. Технократы успешно внушают власти, что финансовые потоки должны замыкаться на тех, кто в состоянии их окупить. Значение нефти, газа и энергосберегающей лампочки ясно всем. А какой “навар” от лингвистических изысканий и философских парадигм?
Такая “монетизация науки” может пагубно отразиться на гуманитарных дисциплинах, не производящих материальный продукт, на уровне культуры и духовности общества – а это ресурс невосполнимый. Впрочем, как заметил академик Чубарьян, сами гуманитарии должны активнее популяризировать гуманитарные знания, апеллировать не только к мудрости государства, но и к партнерам из деловых кругов.
Одним из таких эффективных партнеров зарекомендовал себя Фонд современной истории. Как рассказал его научный руководитель, доктор юридических наук, профессор Сергей Шахрай, фонд – негосударственная, некоммерческая структура, действующая под научно-методическим руководством РАН, – в своих исследованиях и монографиях особое внимание уделяет “эпохе перемен”, вобравшей в себя последние 15 лет ХХ века. Это не “дела давно минувших дней”, а предмет неостывающих споров. Извлечь из них истину – значит помочь обществу уже сегодня объяснить вчерашний день и передать это знание новым поколениям.
Связи ученых-гуманитариев не должны быть фрагментарными. В живом общении и обсуждении формируются такие проекты, как предложенная коллегами из Таджикистана совместная работа над историей вхождения Средней Азии и Казахстана в состав России. Возникает идея пригласить на Второй Всероссийский съезд учителей истории и обществознания педагогов из стран Содружества. Продолжение следует! И в этом последействии – конкретная польза конференции, прошедшей при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества

Аркадий СОСНОВ
Фото Андрея КОРОЛЬЧУКА

Нет комментариев