Поиск - новости науки и техники

Погружение в нагрузку. Начал работу новый Совет РФФИ.

Доклад. Ряд супервежливых вопросов и ответов. Единодушное голосование. На все про все – чуть больше полутора часов. Исключительно гладко и бойко прошло заседание Совета Российского фонда фундаментальных исследований, состоявшееся на последней неделе июня.

Могло показаться, что собравшиеся в зале работают вместе долгие годы и не имеют ни малейших разногласий. А между тем еще не высохли чернила на распоряжении правительства, утвердившем сильно обновленный состав Совета (см. “Поиск” №24, 2012). В него вошли такие авторитетные специалисты и организаторы науки, как глава Иркутского научного центра СО РАН академик Игорь Бычков, заместитель директора НИЦ “Курчатовский институт” член-корреспондент РАН Владимир Квардаков (заместитель председателя Совета), ректор Санкт-Петербургского государственного университета Николай Кропачев, заместитель директора НИИ нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко действительный член РАН и РАМН Александр Потапов, руководитель отделения Московского научно-исследовательского онкологического института им. П.А.Герцена член-корреспондент РАМН Игорь Решетов, заведующий кафедрой МГУ академик РАН Олег Руденко, первый заместитель директора Института теоретической и математической физики Российского федерального ядерного центра – ВНИИ экспериментальной физики доктор физико-математических наук Рашит Шагалиев. Заслуженное место в списке занял ответственный секретарь Совета, заведующий кафедрой МГТУ им. Н.Э.Баумана, член-корреспондент РАН Вадим Шахнов, работающий в фонде уже несколько лет и теперь наделенный расширенными полномочиями.
При этом совершенно неожиданно в составе Совета оказалась группа ученых, еще недавно выступавших с публичной критикой действующей грантовой системы, и в частности РФФИ. Кто эти люди? Представлю их в порядке, диктуемом, что называется, логикой повествования.
Заместитель руководителя отделения Петербургского института ядерной физики доктор физико-математических наук Дмитрий Дьяконов известен прежде всего как один из основателей и сопредседателей народившегося в феврале Общества научных работников (ОНР). За минувшие месяцы эта организация сумела привлечь в свои ряды семь десятков членов и провести встречу активистов с новым главой Минобрнауки Дмитрием Ливановым. Главнейшим же из достижений, видимо, можно считать обращение в Совет РФФИ, а заодно к премьеру, министру и председателям профильных комитетов обеих палат парламента, подготовленное обществом и подписанное сотнями ученых.
Похожим путем приобрел популярность в научных массах заведующий лабораторией общей гидромеханики НИИ механики МГУ член-корреспондент РАН Олег Мельник, который стал инициатором еще одной петиции в адрес того же Совета РФФИ, а также Владимира Путина. Это письмо появилось параллельно с посланием ОНР и собрало еще большее число подписей. Впрочем, говорить о конкуренции тут было бы неправильно, поскольку оба обращения били в одну цель и вместе наделали немало шума на предыдущем заседании Совета фонда. К тому же Олег Мельник не замедлил вступить в ОНР.
Имя молекулярного биолога Сергея Лукьянова из Института биоорганической химии РАН тоже у многих на слуху, правда, по иным причинам. К своим сорока восьми годам ученый успел не только стать действительным членом Российской академии наук, но и победить в архисложной борьбе за мегагрант. Кроме того, он последовательно продвигает давно выношенное предложение о так называемых “мидигрантах” по 10-15 миллионов рублей для талантливой научной молодежи. Таковых, по замыслу, требуется около тысячи. (Замечу в скобках, что общая сумма получилась бы значительно крупнее годового бюджета РФФИ.) Свое членство в ОНР молодой академик не афиширует, но и не скрывает.
Такая вот компания. И здесь не уйти от вопроса о том, кто же придумал ввести это трио в высший орган управления РФФИ? Хотя ответ-то на поверхности, а вернее – в уставе фонда, согласно которому кандидатуры только утверждаются правительством, а представляет их не кто иной, как председатель Совета, то есть хорошо знакомый читателям “Поиска” академик Владислав Панченко.
– Ваша идея? – на всякий случай спросил я у самого Владислава Яковлевича уже после заседания Совета.
– Моя, – с готовностью признался он.
Что же в итоге? Вчерашние оппоненты, смутьяны и бунтари, сегодня превратились даже не в союзников, а в соратников и помощников руководителя РФФИ, с которыми отныне он с полным на то основанием будет делить ответственность за все успехи и, главное, провалы фонда. Ход, безусловно, рискованный, но сильный.
Учтем и то, что каждый из новобранцев запросто мог отказаться от участия в Совете. Если угодно – демонстративно, с постами в блогах и публикациями в прессе. Или, напротив, тихо и мирно, просто сославшись на крайнюю занятость. Раз не отказались, значит, видят перспективу, осознают, что одних петиций и прожектов для реальных сдвигов недостаточно. Значит, готовы тратить силы и время на общее дело.
Однако, принимая приглашение, добровольцы никак не могли в полной мере представить себе весь масштаб и всю сложность ежедневно решаемых фондом проблем. Это, похоже, понимали старожилы РФФИ, готовившие стартовое заседание нового Совета. С одной стороны, нужно было ввести новичков в курс текущих событий, с другой – проявить максимум дружелюбия и деликатности, чтобы первое “погружение” не стало для них шоком.
Доклад председателя Совета был им же назван “неформальным сообщением” и вместе с тем содержал пусть и краткий, но полноценный отчет о деятельности РФФИ в первой половине года. Всего здесь не пересказать, остановлюсь только на главном.
Важнейшая для фонда вещь – устав. Работа над новой редакцией шла больше года при упорном нежелании далеких от науки ведомств признавать право ученых на свободу творчества. В конце концов сопротивление удалось сломить, и в феврале документ был утвержден правительственным постановлением.
Еще одна принципиальная победа – двухмиллиардное увеличение бюджета фонда на этот год, причем с перспективой дальнейшего динамичного роста. Прибавка позволила осуществить давно задуманную программу по поддержке молодых ученых – на новый конкурс “Мой первый грант” поступило 5297 заявок, что в разы превзошло самые смелые прогнозы. Теперь на очереди специальный конкурс для тех юных дарований, которые уже доказали свою научную состоятельность и обещают развить успех (см. следующую страницу). Гранты молодой элите положены солидные – до 3 миллионов рублей. Это, конечно, не совсем то, о чем мечтается Сергею Лукьянову. Да и число победителей наверняка будет куда меньше заветной тысячи. Но тут уж, как говорится, чем богаты.
Прозвучала в докладе и тема междисциплинарных ориентированных исследований (“офи”), традиционно раздражающих одних представителей научной общественности, но популярных у других. Последние могут не беспокоиться: финансирование таких конкурсов планируется увеличить почти вдвое.
Любопытно, что ни у кого из присутствующих это не вызвало никаких замечаний. Больше того: дружно проголосовав за подготовленный заранее проект решения, члены Совета тем самым согласились поработать над предложениями по тематике очередного этапа “офи”. Не возражали они и против вмененной им тем же решением обязанности “проводить работу по пропаганде деятельности фонда, его задач, принципов конкурсного отбора проектов, порядка представления грантов”.
Чем объяснить подобную кротость? Если говорить о новичках, то причина, очевидно, в их неопытности, необстрелянности. Но уже сейчас понятно, что копать они будут достаточно глубоко. Судить об этом можно хотя бы по заданным на заседании вопросам.
Например, обеспокоенный задержкой с выплатами грантов Дмитрий Дьяконов так подробно и дотошно расспросил обо всем руководителя дирекции РФФИ Владимира Елисеева, что в результате полностью отпала надобность в предусмотренном повесткой выступлении директора.
Сергей Лукьянов живо интересовался подробностями конкурсов для молодежи и даже вступил в короткую дискуссию с председателем Совета. По мнению Сергея Анатольевича, ведущим коллективам для большей уверенности в будущем лучше было бы предложить не двух-, а трехлетние гранты. С этим в принципе согласен и глава РФФИ, но его душу сильнее греет возросшая вероятность увеличения размеров грантов в следующем конкурсном цикле. Договориться окончательно два академика могли на прошедшем в тот же день заседании нового бюро Совета, одним из девяти членов которого стал Сергей Лукьянов.
Ну а заседание Совета особо украсило присутствие первой и единственной в его составе представительницы прекрасной половины человечества – заведующей кафедрой химии природных соединений МГУ члена-корреспондента РАН Ольги Донцовой, задавшей свою серию актуальных вопросов. Кроме всеобщего внимания ей достался еще и нарядный букет, преподнесенный главой РФФИ. Появление в Совете дамы он оценил как “очень важный факт”. И ведь в определенном смысле это действительно событие, свидетельствующее о новейших веяниях в фонде.
Увы, не удалось услышать отсутствовавшего Олега Мельника, который находился в далекой горной экспедиции. Но и без него общие черты свежеиспеченного Совета проявились достаточно отчетливо. Ясно, что новобранцы к своей общественной нагрузке относятся со всей серьезностью. Пройдет еще немного времени – и они себя покажут.
Будет интересно.

Дмитрий МЫСЯКОВ
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев