Поиск - новости науки и техники

Номенклатурные гибриды. Феномен “двойных” наук нуждается в критическом осмыслении.

Во время курсов по специальной философии науки, которые я читаю аспирантам, постоянно приходится обсуждать с ними вопросы междисциплинарных связей. И вижу, что ситуация с ними обостряется с каждым годом. Все чаще вслед за своими научными руководителями аспиранты не в состоянии определить свою принадлежность к той или иной отрасли науки. Многие ученые считают себя представителями междисциплинарных, гибридных наук, в частности финансовой математики, биофизики, биохимии, медицинской физики, экономической географии, политической экономии. Нередко соискатели научных степеней, столкнувшись с требованиями того или иного диссертационного совета, меняют свою специализацию. Налицо явная “недоопределенность” дисциплин, относящихся к научному знанию.
На мой взгляд, проблема требует обсуждения. Хочется надеяться, что найденные решения помогут справиться с нежелательными последствиями, влияющими на развитие отраслей знания.
В России используется шестизначная классификация наук. Первые две цифры обозначают отрасль, следующие две – группу специальностей, оставшиеся – конкретную специальность. Например, шифр биофизики (03.01.02) указывает на то, что она принадлежит к группе специальностей под названием “Физико-химическая биология” (03.01.00), которая входит в отрасль “Биологические науки” (03.00.00). Ученая степень биофизикам присваивается по биологическим, физико-математическим, техническим либо, наконец, по медицинским наукам. Это следует из действующей по сей день “Номенклатуры специальностей научных работников”, утвержденной приказом Министерства образования и науки РФ в 2009 году (далее – “Номенклатура-2009”).
Тут есть о чем задуматься: приведенный пример наглядно иллюстрирует своеобразное понимание сущности междисциплинарных связей, которое конечно же нуждается в критическом осмыслении.
Справедливости ради следует отметить, что “Номенклатура-2009” представляет собой значительно усовершенствованную версию своей предшественницы, “Номенклатуры-2001”. Кстати, ее авторитетным международным аналогом является “Номенклатура-ЮНЕСКО”, появившаяся довольно давно (1988 год), но, тем не менее, и поныне служащая образцом при составлении подобных документов.
Обращусь теперь непосредственно к феномену междисциплинарных связей. Он актуален постольку, поскольку между различными науками существует известная степень когеренции. При этом биолога, скажем, интересует не физика как таковая, а ее значимость в биологическом контексте. Биофизика в отличие от физической биологии – это, прежде всего, биология, ибо именно она избрана точкой отсчета. То есть биология, учитывающая свою связь с физикой, остается биологией. Соответственно, физика, учитывающая свою связь с биологией, остается физикой. При символизации (то есть решении о названии) предпочтение получает та наука, принципам которой придают основополагающее значение. Итак, междисциплинарные связи реализуются посредством специальной операции концептуальной символизации, а именно вменением концептов доминирующей дисциплины концептам вторичной науки.
Отмечу со всей определенностью – междисциплинарные связи не отменяют актуальности правила: любой феномен может быть продуктивно рассмотрен не иначе, как с позиции той науки, которая по определению является его концептуальным осмыслением.
Часто приходится читать, что основные открытия совершаются “на стыках наук”. Сказано довольно невнятно. Все открытия совершаются исключительно в науках. При этом желательно учитывать связи наук, фиксируемые посредством операций символизации. Наличие указанной взаимосвязи не свидетельствует о наличии “стыков наук”.
Итак, при рассмотрении междисциплинарных связей всегда следует учитывать, что они являются отношениями. Выше я привел пример с биофизикой, применительно к которой практикуется присвоение ученых степеней в области физико-математических, биологических, медицинских и технических наук. Налицо явная путаница.
Попытаюсь наметить путь ее преодоления. В рассматриваемом случае речь должна идти о восьми разновидностях интердисциплинарных связей, каждая из которых относится к вполне определенной отрасли науки.

1) Математическая биофизика относится к математике.
2) Биофизическая математика относится к биологии.
3) Биологическая физика относится к биологии.
4) Физическая биология относится к физике.
5) Медицинская биофизика относится к медицине.
6) Биофизическая медицина относится к биологии.
7) Биофизическая техника относится к биологии.
8) Техническая биофизика относится к техническим наукам.

Если теперь вспомнить, что члены диссертационных советов по биофизике, как правило, биологи, то непонятно, почему им предоставляется право присвоения ученых степеней по широкому спектру непрофильных для них наук. Это уж совсем нонсенс. Как его избежать, причем и в остальных случаях, когда речь идет о диссертационных советах, имеющих право присваивать ученые степени по нескольким наукам? На этот счет уместен, как мне представляется, следующий рецепт.
Во-первых, диссертационные советы должны относиться исключительно к одной отрасли науки. Недопустимо считать ее членов компетентными в нескольких отраслях науки. В противном случае создается база для верхоглядства в науке, которое ей, как известно, противопоказано. Во-вторых, необходимо уделять должное внимание междисциплинарным связям. Для этого достаточно ввести во все отрасли науки особую тематику, а именно: “Междисциплинарные связи в Х”, где на место Х ставится название отрасли науки. Предлагаемая новация полностью исключит случаи защиты диссертаций перед некомпетентными в той или иной науке людьми. Диссертант обязан четко определиться со своими научными предпочтениями. Если он претендует на научную степень по экономике, то ему придется обращаться в специализированный совет по экономике, и ни в какой другой. Возможно, он решит приобрести научную степень также и по физике. В таком случае ему придется обратиться в другой специализированный совет. Не следует думать, что предлагаемая мера ослабит градус междисциплинарных исследований. Она ведь ни в коей мере не ставит их под сомнение. Введение междисциплинарных отношений в четкое концептуальное русло не только не ослабит, а, наоборот, укрепит их статус.
Возвращаясь непосредственно к “Номенклатуре-2009”, надо сказать, что печатью гибридной дисциплины отмечена одна из указанных в ней отраслей науки, а именно “Физико-математические науки”. В “Номенклатуре-­ЮНЕСКО” это мнимая, на мой взгляд, отрасль науки отсутствует. В этом документе вполне оправданно в качестве отраслей науки фигурируют математика и физика. Разумеется, между математикой и физикой существует определенная связь, но она не конституирует новую науку со спе­цифическим набором концептов (принципов, законов, переменных). Если А и В связаны друг с другом, то это не означает, что в один ряд с ними становится третье образование – С.
Подлинный характер взаимоотношения математики и физики часто неверно оценивается даже гениями. Чрезвычайно популярно вслед за Галилеем считать математику языком физики. В действительности же языком физики является сама физика, а не математика, логика или информатика. Известный ученый академик РАН В.Арнольд утверждал, что математика есть физика. Это утверждение не согласуется с отсутствием в математических науках физических концептов. Рассматриваемая ситуация проясняется, если принять во внимание операции моделирования, то есть нахождения когеренции между математикой и физикой.
Таким образом, как правильно констатируется в “Номенклатуре-­ЮНЕСКО”, логика, математика и физика являются отдельными отраслями науки. Пора это обстоятельство принять во внимание и отечественному научному сообществу. К сожалению, и в “Номенклатуре-2009”, и в “Номенклатуре-ЮНЕСКО” информатике (программированию) отказывается в статусе отрасли науки. Бурное развитие информатики показывает, что она встала в один ряд с логикой и математикой именно в качестве отрасли науки с характерными только для нее группами наук.

Виктор КАНКЕ,
доктор философских наук,
профессор

Нет комментариев

Загрузка...