Поиск - новости науки и техники

К регионам без шаблонов. Академия проводит инвентаризацию научных центров.

В Перми состоялось совмещенное выездное заседание Президиума Уральского отделения РАН и Совета РАН по координации деятельности региональных отделений и региональных научных центров. Собрание получилось более чем представительным, а дискуссия – содержательной. В столицу Прикамья съехалось несколько десятков ученых, организаторов науки со всей страны от Кольского полуострова и Северного Кавказа до Камчатки во главе с председателем совета, вице-президентом РАН, академиком Геннадием Месяцем. Основной вопрос, вынесенный на повестку: по каким параметрам оценивать работу академических центров в регионах, что при этом главное, что – второстепенное? Вопрос не праздный, особенно в контексте начавшейся всесторонней проверки академических учреждений. Институты уже проверяются, хотя с критериями не все ясно. С центрами же, особенно отдаленными и малочисленными, еще сложнее. И лучше как можно активнее подключиться к выработке таких критериев самим, чем отдавать это на откуп не всегда компетентным чиновникам – такая мысль звучала в выступлениях постоянно.
Место и время для встречи выбраны не случайно. В нынешнем году Уральское отделение РАН одновременно с 80-летием фундаментальной науки Урала и 20-летием научного Демидовского фонда отмечает свое 25-летие. Главные события, посвященные этим датам, пройдут в конце года в Екатеринбурге. А не так давно исполнилось четверть века Пермскому научному центру – ровеснику и неотъемлемой части УрО. В сложнейшее время, в удалении от столиц была создана крепкая, жизнеспособная академическая структура, прекрасно вписавшаяся в экономику региона и решающая фундаментальные задачи. Юбилей стал хорошим поводом оценить, что же сделано за прошедшие два с половиной десятилетия.
Пермские ориентиры
На самом деле, питательная среда для академической жизни на пермской земле существует давно. Здесь действует первый на Урале классический университет, созданный в 1916 году. Есть и политех – он был открыт в 1953-м. В крае множество полезных ископаемых, развитая промышленность, прежде всего добывающая, машино- и приборостроительная. Кстати, оба упомянутых вуза сегодня имеют статус национальных исследовательских университетов. Пермь вместе с Москвой, Питером, Томском и Казанью – один из пяти городов России, где больше одного НИУ.
И все же долгое время академических подразделений в Перми не было, в том числе потому, что значительная часть научного потенциала, помимо образовательной, была сосредоточена в оборонной, а значит, очень засекреченной сфере. Собственно академическое строительство началось в 1971 году с открытия отдела физики полимеров Уральского научного центра АН СССР, а также подразделений в составе институтов экономики и экологии растений и животных (Екатеринбург).
В 1980 году отдел физики полимеров был преобразован в Институт механики сплошных сред (ИМСС), его первым директором стал член-корреспондент АН СССР Александр Поздеев, которого считают основателем академической науки Прикамья. Второй этап ее развития – 1985 год, когда на базе отдела химии ИМСС создали Институт органической химии АН СССР, переименованный в 1990-м в Институт технической химии (ИТХ) УрО РАН.
Сам Пермский научный центр организован в 1987 году. У его истоков стоял первый председатель и организатор Уральского отделения академик Геннадий Месяц, вместе с пермяками по праву принимавший поздравления. А первым председателем ПНЦ и директором ИТХ был член-корреспондент Юрий Клячкин, которого с благодарностью вспоминали коллеги.
В 1988 году отдел экологии и селекции преобразован в Институт экологии и генетики микроорганизмов УрО РАН, возглавил его будущий академик и председатель отделения, а ныне председатель Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям Валерий Черешнев. В том же году создан Горный институт УрО РАН во главе с членом-корреспондентом Аркадием Красноштейном, бессменно руководившим им до своей кончины в 2009-м. В юбилейные дни коллеги еще раз отдали дань светлой памяти ученого.
В 1994 году экономическое подразделение преобразовано в Пермский филиал Института экономики УрО РАН, а в 2003-м созданы еще два гуманитарных филиала екатеринбургских институтов философии и права и истории и археологии УрО РАН. Действует также сектор истории и культуры Коми-пермяцкого народа (Кудымкар).
За 25 лет академические подразделения в Перми, несмотря на все проблемы девяностых, приобрели свое собственное лицо в научном мире. Результаты, полученные в четырех институтах ПНЦ УрО РАН и работающих в регионе филиалах, известны в России и за рубежом, опубликованы в десятках монографий и в престижных научных журналах, нашли практические приложения и отмечены различными наградами, в том числе Государственной премией и Премией Правительства РФ.
Пермский НЦ тесно взаимодействует с высокотехнологичной промышленностью. Подтверждение этому участники заседания получили во время экскурсии в Пермскую научно-производственную приборостроительную компанию, с которой РАН в “лице” ПНЦ имеет соглашение о сотрудничестве. ПНППК – предприятие с более чем полувековым опытом проектирования, производства и обслуживания систем, связанных с разного рода навигацией, недаром перед главным входом стоит его символ – большой гироскоп.
Генеральный директор компании А.Андреев провел гостей по цехам (цеха, впрочем, не очень подходящее название для участков, где ходить можно только в бахилах, а руки рабочих похожи на руки пианистов), рассказал об использующихся технологиях, показал образцы продукции. По сумме впечатлений это – предприятие XXI века, абсолютно конкурентоспособное и динамично развивающееся. Единственное, чего пока не хватает, – фундаментальной научной поддержки. Как сказал гендиректор, контактов с Институтом механики сплошных сред, другими подразделениями РАН уже недостаточно. Речь идет о создании в Перми академического Института фотоники. Об этом же говорил и Валерий Матвеенко. Дело за малым – нужен научный лидер, крупный ученый, способный возглавить новый институт. Его уже ждет хорошая квартира, все условия для работы. Возможно, эта публикация поспособствует его поиску.
В основном выездное заседание работало на территории Института технической химии и ИМСС. Кстати, академическая застройка Перми, нередко вопреки обстоятельствам, активно ведется все последние годы. Когда создавалось УрО АН СССР и даже еще раньше, здесь, так же как и в Свердловске-Екатеринбурге, планировался свой академгородок, под который была отведена прекрасная земля в лесном массиве. Тогда масштабным планам сбыться было не суждено, но постепенно, с появлением возможностей, часть их стала осуществляться.
Первым было сдано в эксплуатацию здание Института механики сплошных сред. Лаборатории же химиков долгое время были рассредоточены по большому городу. И вот в 2003 году вводится в строй лабораторный корпус химического института площадью 2800 квадратных метров, а в 2005-м заканчивается строительство еще одного корпуса ИТХ (2030 м2). В результате химики получают не только просторные помещения, настоящий общий дом для работы, но и возможности для досуга.
Завершенный вид (по крайней мере, на этом этапе) пермский “научный парк” приобрел со сдачей в эксплуатацию в 2009 году блока общего назначения со столовой, большим актовым залом (вместимость 290 человек). Теперь здесь можно достойно проводить как общероссийские (каким было совмещенное выездное заседание), так и международные научные мероприятия. Стоит добавить, что в 2000 году для сотрудников ПНЦ построен дом, в результате чего каждый девятый улучшил жилищные условия.
Кроме всего прочего, сегодня речь идет о создании в Перми отдельного академического института гуманитарного профиля на базе исторического и философско-политологического филиалов. Причем, как подчеркнул академик Матвеенко, создание новых подразделений – не абстрактные прожекты. Для них есть реальная тематика, площади, научное оборудование, в них заинтересованы вузы.
Отдельная тема – связь ПНЦ с партнерами. У центра хорошие связи с классическим, техническим, педагогическим университетами, а в последнее время идет активное сближение с Пермской медицинской академией. В 2008 году с ней также подписано соглашение о сотрудничестве, и уже сегодня можно говорить о серьезных результатах.
Особое внимание Валерий Павлович уделил масштабному комплексному проекту ГИГА – специализированной научно-образовательной оптической сети, призванной соединить вузы, НИИ, академические подразделения огромного региона. Удовольствие это недешевое, но в любом случае более выгодное, чем аренда “чужих” линий связи и зависимость от операторов.
В Перми такая сеть уже функционирует (часть проекта GIGA-NAP-Пермь), начала осуществляться инициатива GIGA UrB RAS, смысл которой – связать научные центры и высшие учебные заведения ареала УрО РАН от Оренбурга до Архангельска и дать им выход на суперкомпьютер “УРАН” с пиковой производительностью 160 TFlops (Екатеринбург, Институт математики и механики). Академик Матвеенко пригласил желающих вступать в эту кооперацию, так же как и к участию в эксперименте “Распределенный PIV” –
пробе возможностей обработки высокоскоростного потока экспериментальных данных в режиме реального времени.
Наконец, важнейшим партнером ПНЦ, независимо от политической конъюнктуры, была и остается местная власть. Не случайно именно в Пермской области, а теперь крае принят один из первых в России региональных законов о науке и научно-технической политике (1998 год, новая редакция – 2008 год), здесь действует свой закон об инновационной деятельности. Заключено соглашение между правительством Пермского края и Пермским научным центром УрО РАН о совместной работе по формированию и реализации государственной научной и научно-технической политики. Аналогичный документ подписан с главой города Перми. Из краевого бюджета финансируются региональные конкурсы РФФИ, РГНФ, конкурсы инновационных проектов, поддерживаются научные конференции, издательская деятельность. Кроме того, ежегодно вручаются 14 краевых премий в области науки.
Совершенно закономерным был приезд на заседание губернатора Пермского края Виктора Басаргина, не только поздравившего ПНЦ с юбилеем, но и предложившего целую программу дальнейшей совместной работы. Это, в частности, участие в создании технополиса “Новый Звездный”, под эгидой которого будет создаваться развитая технологическая база авиационно-космического двигателестроения, формирование кластера “Новая химия”, новые формы поддержки ведущих научных школ региона и многое другое.
В эти дни Пермский научный центр поздравляли политики и педагоги, инженеры и врачи – всех перечислить невозможно. Отдельно стоит упомянуть об артистах. Культурные традиции Перми известны: отсюда родом корифей русского театра Сергей Дягилев, здесь работают многие выдающиеся деятели литературы и искусства. ПНЦ делом поддерживает эту линию. Символ центра – здание президиума, особняк купца С.Грибушина, построенный архитектором А.Турчевичем, образец живописного модерна конца XIX – начала XX века. Но к концу XX столетия он настолько обветшал, что его едва не снесли. Спас его от разрушения Юрий Клячкин, взявший на себя нелегкое решение о восстановлении. Сегодня это одно из красивейших зданий Перми. Раз в месяц здесь проводятся концерты камерной классической музыки, ставшие неотъемлемой частью культурной жизни города.
Один из таких концертов получили возможность послушать участники выездного заседания. Солисты Пермской оперы показали эксклюзивную программу из произведений Полины Виардо. Такая высокохудожественная “деталь” дорисовала в глазах гостей портрет ПНЦ.
Оценки для центров
В Российской академии наук сегодня 35 региональных научных центров (РНЦ), 20 входят в состав трех региональных отделений – Уральского, Сибирского и Дальневосточного, 15 подчиняются непосредственно Москве.
Как отметил в своем вступительном слове перед обсуждением “оценочной” проблемы академик Г.Месяц (на снимке он в одной из лабораторий ПНЦ), с одной стороны, у РНЦ много трудностей: удаленность от столицы, недостаточно тесные с ней связи, постоянно меняющаяся система управления собственностью. С другой стороны, основываясь на личном опыте (сибирском и уральском), Геннадий Андреевич убежден: при толковом руководстве в регионах (пример – Пермский научный центр) можно получить лучшие результаты и принести большую пользу стране.
Несмотря на то что в Москве находится около половины научных сотрудников, работать там иногда сложнее, чем в регионах. Очень многие НЦ пользуются активной поддержкой местных властей, губернаторов, контактируют с крупными предприятиями, заключают с ними контракты, в результате чего получают до половины финансов вне бюджета. Региональные отделения имеют достаточную самостоятельность, прямой выход на зарубежные страны, и это дает им возможность развиваться более интенсивно.
Однако существует много сложностей формального характера. С точки зрения Месяца, предлагаемая система соревнования научных центров, по которой они должны соперничать по количеству и качеству научных результатов, некорректна. При одних есть научные подразделения, при других нет – там занимаются только научно-организационной работой, пополнением библиотек, переводом их в электронный вид, связями с вузовскими кафедрами, местными властями, многим другим. Такая деятельность очень важна, ее обязательно надо учитывать при оценке, может быть, даже в большей степени, чем собственно науку, которая на 90% делается в институтах.
Тем не менее первый опыт оценки с помощью автоматизированной системы учета результатов интеллектуальной деятельности (АСУ-РИД) выявил у многих РНЦ катастрофически низкий уровень показателей, характеризующих “генерацию новых знаний”. Объективный анализ причин этого, поиск выхода из ситуации, грозящей дисквалификацией “непродуктивных” РНЦ, и стали основной задачей выездного заседания совета.
Вице-президент РАН, председатель академической Комиссии по оценке результативности деятельности организаций РАН Сергей Алдошин изложил историю “проверочного” вопроса – от соответствующего постановления Правительства РФ 2009 года до возвращения к этой теме президента Владимира Путина на последнем Общем собрании академии. Сергей Михайлович рассказал о большой работе, проведенной возглавляемой им комиссией, созданной в жарких дискуссиях с Минобрнауки, новой системе оценки институтов (в ней был использован имеющийся в РАН двадцатилетний опыт их комплексных проверок), о ее достоинствах и недостатках.
Достоинства – более сложный и многоплановый по сравнению с “министерским” набор учитываемых показателей, создание близких по параметрам референтных групп и главное – возможность получения разнообразной информации, позволяющей сравнить себя с “родственными” институтами. “Конечно, эту систему нужно распространять на вузы, тогда станет ясно, где делается наука”, – сказал С.Алдошин. Основной недостаток системы связан с качеством оценки публикационной активности ученых.
Что касается проверки РНЦ, сложность здесь в том, что с формальной точки зрения сегодня это все же научные учреждения со всей вытекающей ответственностью, а таким критериям они отвечают не всегда. Для их оценки следовало бы ввести “региональные” критерии. Особое внимание академик Алдошин обратил на необходимость активизации участия РНЦ в государственной программе строительства жилья для научной молодежи.
Зампредседателя “координационной” комиссии, председатель Кольского научного центра, академик Владимир Калинников сделал доклад “Практика управления и формирования научно-исследовательских программ в региональных научных центрах РАН центральной части РФ”.
Выступления “с мест” многочисленных участников заседания представили настолько разнообразную картину РНЦ, что стало совершенно очевидно: свести их к общему знаменателю не просто сложно, но подчас невозможно. У каждого – своя история, специфика, свой региональный контекст. И ко многим нужен индивидуальный подход, особая мерка. Приведем, за отсутствием возможности обозреть все, несколько характерных примеров.
В УрО РАН, которое представлял его председатель академик Валерий Чарушин, научных центров шесть, и они несоизмеримы – от крупнейшего Коми НЦ, возникшего в годы войны, до молодых, но очень перспективных: Оренбургского, Архангельского. А вот Челябинский НЦ, по признанию его председателя члена-корреспондента Всеволода Анфилогова, существует только де-юре. Исторически сложилось, что подразделения его рассредоточены, в самом Челябинске нет ни одного академического института, отсутствуют отношения с региональной администрацией. Так что ж, закрывать эту структуру в промышленной области, насыщенной высокотехнологичными оборонными предприятиями, с хорошими кадрами, вузами, сотнями нитей связанными с УрО? Напротив, логичнее ее развивать.
В Сибирском отделении РАН научных центров – девять (о них говорилось в докладе, который подготовили академики А.Асеев, В.Шабанов, член-корреспондент РАН С.Псахье), и они также имеют разный формат, ориентацию. В Тюмени это нефть, в Иркутске – Байкал, и вообще вся богатейшая кладовая Сибири нуждается в пристальном внимании ученых.
А есть совершенно другие масштабы. Председатель Северо-Восточного центра ДВО РАН (Магадан) член-корреспондент Игорь Черешнев выразился так: “Наш центр – даже не региональный, а периферийный”. Минимальный штат, ограниченные возможности… Ни по каким из предлагаемых критериев, кроме пропаганды научных знаний и издательской деятельности, проверку он не пройдет. Но если в Магадане исчезнет подобная структура, кто будет поддерживать интеллектуальную жизнь отдаленного края?
Так как же оценивать это разнообразие? Предложения по методике оценки представил старший научный сотрудник Института проблем развития науки РАН доктор экономических наук Андрей Кулагин, он же секретарь академической Комиссии по результативности. Розданные участникам методические рекомендации на 20 страницах требуют всестороннего осмысления. Сухой остаток выступления Андрея Сергеевича – существуют два подхода к выработке “оценочных” критериев: можно отнестись к ним формально, чтобы выполнить постановление правительства, а можно – с пользой для себя, создав обновляемую базу данных, которая послужит постоянному самоконтролю. Второе разумнее и эффективнее.
В решении выездного заседания, выработанном под руководством академика Николая Добрецова, отмечено: необходимость оценки работы РНЦ очевидна. При этом лучше всего следовать формуле: “Если научные организации научных центров по принятой в РАН шкале показателей оценены как эффективные, то эффективной является и деятельность самих НЦ”. При анализе качества этой деятельности рекомендовано учитывать такие показатели, как участие в создании и развитии нормативно-правовой базы научно-технической политики в регионе, в разработке региональных программ социально-экономического развития, взаимодействие с местными органами исполнительной и законодательной власти, оценка деятельности центра региональными властями. Критериями также должно быть участие в организации научных исследований с привлечением региональных бюджетов (конкурсы РФФИ и РГНФ, взаимодействие с Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, региональные конкурсы научных проектов и т.д.), взаимодействие с вузами, промышленностью, отраслевой наукой, создание и развитие телекоммуникационных научно-образовательных сетей с выходом на базовые суперкомпьютеры, многое другое. Особо необходимо учитывать качество решения социальных, и прежде всего жилищных, проблем сотрудников НЦ.
Следующее заседание Совета по координации деятельности региональных отделений и региональных научных центров академии пройдет в сентябре на Камчатке и будет приурочено к 25-летию ДВО и Института вулканологии.

 

ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ СПЕЦВЫПУСКА ДОСТУПЕН В ФОРМАТЕ PDF

Спецвыпуск подготовил Андрей ПОНИЗОВКИН
Фото автора
и Сергея НОВИКОВА

Нет комментариев