Поиск - новости науки и техники

Высокий жребий указал. Наполеон поднял самооценку россиян.

В Институте русской литературы (Пушкинский дом) РАН открылась выставка “За смертью иль за славой…” к 200-летию победы в Отечественной войне 1812 года. Архивные материалы, впервые собранные вместе, ярко воссоздают военную эпопею и словно оживают сами, одушевляясь подвигами предков, готовых положить жизнь ради избавления России от захватчиков (отсюда и название выставки – строка из поэмы Василия Жуковского “Певец во стане русских воинов”).
Та краткосрочная война (6 июля 1812 года был издан Высочайший манифест о вторжении французов, а уже 25 декабря того же года Александр I другим своим манифестом возвестил об изгнании неприятеля из пределов Российской империи) вызвала небывалое единение всех сословий общества. После нее наш народ поверил в свое предназначение, ощутил себя двигателем глобальных исторических процессов, что гениально выразил Александр Пушкин в стихотворении “Наполеон” (“Хвала! Он русскому народу высокий жребий указал”).
Пушкинский дом хранит автографы, личные вещи, портреты политиков, писателей, полководцев, дипломатов той эпохи. Их срез – около 500 экспонатов, прежде всего из собрания Литературного музея и рукописного отдела ИРЛИ РАН, составивших основу выставки. Тут и ополчение, и партизанская война, и совет в Филях, и пожар Москвы, и позорное отступление французов, и, конечно, Бородино.
Коллекцию 1812 года музейщики предшествующих поколений не собирали специально, “она собралась сама”, как отметил директор Пушкинского дома член-корреспондент РАН Всеволод Багно. Но именно выставка, посвященная тем событиям, вновь подтвердила уникальное значение Литературного музея ИРЛИ РАН, едва ли не самого недооцененного из петербургских, да и российских, музеев.
Война очень скоро стала Оте-чественной (чего не учел Наполеон; говоря словами Пушкина, он “поздно русских разгадал”). Слияние народа “в одну душу” проявлялось в создании патриотических обществ, в публикациях “Сына Отечества” и “Русского вестника”, в песнях и лубочных картинках, отображавших русскую храбрость и незадачливость французов, в “афишках” московского градоначальника графа Федора Ростопчина, которые он велел расклеивать по городу для поднятия духа жителей, – все эти материалы представлены на выставке.
Вот карандашный портрет Николая Оленина, погибшего в сражении при Бородине, выполненный его отцом, президентом Императорской академии художеств Алексеем Олениным. Вот письмо адмирала П.Чичагова с сообщением примет Наполеона для облегчения его поимки. А вот похожие на донесения скупые весточки главнокомандующего русской армией фельдмаршала Михаила Кутузова супруге, неизменно начинавшиеся словами: “Я, слава Богу, здоров, мой друг”. И далее, к примеру: “Дух в армии чрезвычайный, хороших генералов весьма много…”.
Впечатляет один из малоизвестных документов – рапорт ротмистра Изюмского гусарского полка Л.Нарышкина майору Л.Розенбауму о подвиге вахмистра Сапожкова, который “отличил себя” при Бородине. В нем говорится о том, как отважный вахмистр “по случаю малого числа в эскадроне офицеров, взял на себя командование первым взводом, с коим, заскакав во фронт правого неприятельского фланга, отрезал более 50 человек (солдат) и трех офицеров и истребил оных”. Нашла ли Сапожкова заслуженная награда, как сложились судьбы других рядовых героев – предмет дальнейших исторических, краеведческих изысканий, толчком к которым послужит выставка.
– Подобные документы подкупают своей подлинностью. Отбирая и аннотируя их, мы сами поражались тому, насколько они полны жизни. Событиям 200 лет, а отголоски – на этих витринах как на ладони! – говорит заведующая Литературным музеем кандидат филологических наук Лариса Агамалян. – Выставка рассчитана на массовую аудиторию, а еще на ценителей автографов, первоисточников. Одно дело – цитаты из книг и научных журналов, и совсем другое – оригиналы, написанные рукой легендарных соотечественников. Вы же видели неповторимый почерк Кутузова!
Экспозиция получилась очень “многолюдной”. Но особое место в ней занимают три фигуры: объект восхищения и ненависти целых народов Наполеон Бонапарт, до похода на Россию не знавший поражений, “освободитель Европы” Александр I и великий русский полководец Михаил Кутузов. Каждый предстает в десятках различных воплощений – от литографий до мраморных бюстов. Раздел, связанный с Наполеоном, напоминает, какой достойный противник бросил нам вызов. Ему при жизни и после смерти посвящались официальные портреты, карикатуры и аллегории, вроде масштабного полотна Ораса Верне “Апофеоз Наполеона”, изображающего кончину опального триумфатора на острове Святой Елены.
Для Пушкинского дома особенно важны поэтические отклики на ту войну. Они начали появляться еще в дни нашествия французов, и в экспозиции находишь строки Г.Державина, А.Востокова, В.Пушкина, А.Капниста, И.Крылова, прославлявшие царя и подвиги русского воинства. Осмысление “грозы двенадцатого года” продолжалось десятилетия спустя и в 1837 году вылилось в ставшее хрестоматийным лермонтовское “Бородино”. И, разумеется, к этой теме, начиная с лицейских стихотворных опытов, неоднократно обращался Пушкин, в том числе в зашифрованных строфах Х главы “Евгения Онегина”. Юбилей победы в Отечественной войне – чем не повод представить реликвии Пушкинского дома на всеобщее обозрение.
Казалось бы, дела давно минувших дней. Сегодня мы широко не отмечаем 25 декабря (1812 года) – день изгнания французов из России или 19 марта (1814 года) – день взятия Парижа: слишком давно это было. Выставка позволяет приблизить то славное время.

Аркадий СОСНОВ

Нет комментариев