Поиск - новости науки и техники

Грани ислама. Знания о религии важны для мира и стабильности.

В XXI веке человечество по-прежнему очень религиозно – вера определяет мировоззрение и поступки подавляющего большинства людей. Главенствующую позицию среди религий занимают авраамические, опирающиеся на постулат о едином боге. Самая молодая из них, но при этом одна из самых влиятельных – ислам. Эта религия, выполняющая важную духовную миссию, увы, все чаще привлекает общественное внимание из-за радикальных действий ее последователей. В нашей стране ислам – также одна из основных религий, и неудивительно, что ей посвящают свои исследования многие отечественные ученые. Среди них – профессор кафедры философии и социологии, доктор философских наук Светлана ЛЯУШЕВА из Адыгейского государственного университета. Молодой доктор наук занимается диагностикой состояния и трансформаций ислама на примере Республики Адыгея. Ее тема поддержана грантом Президента РФ.
– Светлана, почему вы взялись за эту тему?
– Важность изучения ислама, на мой взгляд, очевидна. Во-первых, это мировая религия, вторая по численности верующих религия в России. Согласно официальной переписи, в России проживают 20 миллионов мусульман. При этом неофициальные источники нередко оперируют цифрой 30-35 миллионов. Во-вторых, ислам – это не только религия, но и огромный пласт духовной культуры, имеющей многовековую историю. В-третьих, развитие ислама в России – это опыт существования религиозной конфессии в поликонфессиональном пространстве. И, в-четвертых, современный ислам переживает сегодня непростое время, отмеченное политизацией и радикализацией его ключевых идей, что, в свою очередь, ведет к его дискредитации. 
Адыгея – регион с населением 451,5 тысячи человек. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, в республике проживают представители 108 национальностей! Это русские – 270 714 (61,53%), адыгейцы – 107 048 (24,33%), армяне – 15 561 (3,54%), украинцы – 5856 (1,33%), курды – 4528 (1,03%), черкесы – 2651 (0,6%), татары – 2571 (0,58%), цыгане 2364 (0,54%), греки – 1385 (0,31%), другие национальности – 72 410 (16,3%). 
Что же касается религий, на 1 января 2018 года, по данным Управления Министерства юстиции России по Республике Адыгея, зарегистрированы 86 религиозных организаций: православных – 57, мусульманских – 11, других – 18. Действуют 50 мечетей, а численность мусульманской общины – более 100 тысяч человек. Для справки: адыги – коренное население Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Краснодарского края. Адыги – общее название единого народа в России и за рубежом, в советское время разделенного на адыгейцев, кабардинцев, черкесов и шапсугов. Многочисленная адыгская (черкесская) диаспора за рубежом (в Турции, Иордании, Сирии, Израиле, Германии и других странах), по разным источникам, насчитывает от 4 до 7 млн человек. Регулярно посещают мечети, по сведениям, полученным от экспертов, от 2% до 5% мусульман. А по данным массового опроса, – менее 10%.
Каждый десятый адыг не считает себя мусульманином. Это объясняется тем, что в числе опрошенных были люди старшего возраста, впитавшие атеистические убеждения еще в годы социализма. Некоторая часть людей, не считающих себя мусульманами, является приверженцами иных религиозных взглядов. Немногим более 10% затруднились ответить на вопрос о том, считают ли они себя мусульманами (данные опросов 2010-11 гг.)
Примечательно, что численность мусульман в Адыгее возросла более чем на тысячу человек за счет увеличения количества иностранных студентов из стран ближнего и дальнего зарубежья (Таджикистан, Туркмения, Сирия, Турция, Ирак, Иордания). 
– Когда в регионе появились последователи ислама? 
– Несмотря на то что распространение ислама на Северном Кавказе началось еще в VII-VIII веках, к адыгам эта религия проникла намного позже. Основной период массового принятия ими ислама – конец XVIII –  начало XIX века. К началу XX века почти все адыги считали себя мусульманами. Однако их религия включала в себя элементы и ислама, и христианства, и языческих верований, то есть была синкретичной.
История религии адыгов вплоть до конца прошлого века довольно полно описана в научной литературе. Более того, в последние два десятилетия появилось много научных и публицистических изданий, посвященных исламу на Северном Кавказе в целом. В последние годы советского периода подавляющее большинство ученых все еще делало упор на изучение доисламского наследия, выявление домонотеистических элементов в мусульманстве, исследование проблем раннего и средневекового ислама. 
В первом постсоветском десятилетии ситуация резко изменилась. Многих исследователей ислам интересует прежде всего как политический инструмент. Нередко ученые и политики ставят знак равенства между религией мусульман и исламскими радикализмом, который можно понимать как крайнее проявление политического ислама, применяющего насильственные методы ведения политической борьбы, экстремизмом и даже терроризмом. Как следствие, это порождает бытовой национализм,  исламо- и ксенофобию. 
В то же время появляются и объективные, научно выверенные исследования, в том числе посвященные северокавказскому исламу. Например, монографии Загира Арухова “Экстремизм в современном исламе”, Владимира Бобровникова “Мусульмане Северного Кавказа”, Надежды Емельяновой “Мусульмане Кабарды”, Дмитрия Макарова “Официальный и неофициальный ислам в Дагестане”, Алексея Малашенко “Исламские ориентиры Северного Кавказа”, Дамира Хайретдинова “Ислам в Осетии”, Сергея Бережного, Игоря Добаева, Павла Крайнюченко “Ислам в современных республиках Северного Кавказа”. Но этих отдельных монографических исследований ислама в ряде республик, в том числе в Адыгее, явно недостаточно. 
Внутренняя и внешняя миграция последних десятилетий привела к тому, что происходят серьезные изменения в конфессиональном пространстве Адыгеи. Она влияет на изменение “карты” ислама в республике. К коренным жителям прибавляются внутренние мигранты из других регионов России (в частности, из Дагестана, Ингушетии, Чечни), адыги-репатрианты из Косово, внешние мигранты (адыги и неадыги) из Турции, Сирии, Иордании и других стран, прибывшие в Адыгею для постоянного проживания, а также внешние мигранты-мусульмане из стран СНГ, Азии и Африки, временно прибывающие на территорию Адыгеи, например, для получения высшего образования. Подобные процессы требуют постоянной диагностики и научного анализа.
– С кем вы контактируете в ходе работы, где черпаете материалы? 
– Эти исследования проводятся на базе кафедры философии и социологии и лаборатории этнокультурных проблем Адыгейского госуниверситета. Мы давно сотрудничаем с учеными ряда известных научных центров и ведущих российских вузов (Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН, Института социологии и регионоведения Южного федерального университета, Южнороссийского филиала института социологии РАН, Южного научного центра РАН, Кубанского госуниверситета, Северо-Кавказского федерального университета). 
Вопросами ислама наш исследовательский коллектив занимается давно. Сначала в рамках научного направления “Проблемы религиозного сознания в поликультурном регионе”, а теперь и в рамках научной школы “Ислам в региональном социокультурном пространстве России: диагностика состояния и трансформаций (на примере Республики Адыгея)”, поддержанной грантом Президента России. 
Еще в 1999-2000 годах мы провели масштабное социологическое исследование “Состояние и перспективы ислама в Адыгее”, результаты которого были широко представлены в научной литературе и периодической печати. В Майкопе и других населенных пунктах Адыгеи мы опросили более 400 человек. В то время выявили ряд существенных моментов. Лишь 35% из опрошенных идентифицировали себя с исламом, при этом из них лишь 10% выполняли все или большинство предписаний ислама. 
Основная часть респондентов познакомилась с исламом в семье или в кругу родственников (54%), прочитавших Коран было всего 8%, что позволило сделать вывод о неактивной роли мусульманских священнослужителей в общине. Кстати, 60% респондентов отметили невысокий уровень образованности у мусульманского духовенства в республике. Одним из главных результатов стало то, что опрошенные при ответе на вопрос “Что дает вам ваша вера?” выбрали в основном варианты: “уверенность и спокойствие” (25%), “нравственную опору” (25%), “помогает в воспитании детей” (14%), “уважение окружающих” (10%). 
На тот момент в среде молодежи республики не было массовых радикальных и экстремистских настроений. С момента этого социологического исследования прошло уже 17 лет. В мире активизировались исламские организации радикально-экстремистского толка. Запрещенная в России исламская экстремистская террористическая организация ИГИЛ всеми путями пытается вовлечь молодых мусульман, в том числе и граждан России, в свои ряды. В связи с этим в нынешнем научном проекте мы хотим изучить, какое влияние эти процессы оказывают сегодня на мусульман Адыгеи, и предложить ряд практических рекомендаций религиозным и общественным организациям по профилактике экстремизма и терроризма в молодежной среде. 
Изучение конфессиональной картины в регионе невозможно в отрыве от изучения этносоциальных процессов. Поэтому в наших исследованиях мы активно используем результаты, полученные в проекте “Этносоциальные процессы и межэтническая напряженность на Юге России: совершенствование аналитического инструментария и способов регулирования”, поддержанном Российским научным фондом в 2015-2017 годах. Работая над этим проектом, мы, то есть ученые и аспиранты кафедры философии и социологии Адыгейского госуниверситета, провели социологические опросы во всех республиках Северного Кавказа и ряде регионов Юга России. Результаты представили широкой общественности в четырех коллективных монографиях, 16 научных статьях в журналах, входящих в зарубежные базы цитирования Scopus, более 70 публикациях в изданиях, входящих в наукометрическую базу РИНЦ. За три последних года на базе нашего университета прошли пять международных научно-практических конференций по этносоциальным и конфессиональным проблемам южнороссийского региона и России в целом. 
В рамках исследования трансформаций и перспектив ислама в Республике Адыгея мы работаем в трех направлениях – теоретическом, методологическом и эмпирическом. Начали с разработки системы понятий, составляющих феноменологическое поле ислама. Одним из главных результатов в 2019 году станет “Терминологический словарь-справочник по современному исламу”, который готовится под моим руководством на кафедре философии и социологии Адыгейского государственного университета.
Мы активно привлекаем к научным исследованиям студентов и аспирантов университета Адыгейского госуниверситета. Готовимся к проведению осенью этого года международной научно-практической конференции “Позитивный потенциал ислама как фактор этносоциальной консолидации России”, где рассмотрим ислам как многогранное социокультурное явление, содержащее большой ценностный ресурс. 
Беседу вела Фирюза ЯНЧИЛИНА
Фото предоставлено С.Ляушевой

Нет комментариев