Грани ислама. Знания о религии важны для мира и стабильности. - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Грани ислама. Знания о религии важны для мира и стабильности.

В XXI веке человечество по-прежнему очень религиозно – вера определяет мировоззрение и поступки подавляющего большинства людей. Главенствующую позицию среди религий занимают авраамические, опирающиеся на постулат о едином боге. Самая молодая из них, но при этом одна из самых влиятельных – ислам. Эта религия, выполняющая важную духовную миссию, увы, все чаще привлекает общественное внимание из-за радикальных действий ее последователей. В нашей стране ислам – также одна из основных религий, и неудивительно, что ей посвящают свои исследования многие отечественные ученые. Среди них – профессор кафедры философии и социологии, доктор философских наук Светлана ЛЯУШЕВА из Адыгейского государственного университета. Молодой доктор наук занимается диагностикой состояния и трансформаций ислама на примере Республики Адыгея. Ее тема поддержана грантом Президента РФ.
– Светлана, почему вы взялись за эту тему?
– Важность изучения ислама, на мой взгляд, очевидна. Во-первых, это мировая религия, вторая по численности верующих религия в России. Согласно официальной переписи, в России проживают 20 миллионов мусульман. При этом неофициальные источники нередко оперируют цифрой 30-35 миллионов. Во-вторых, ислам – это не только религия, но и огромный пласт духовной культуры, имеющей многовековую историю. В-третьих, развитие ислама в России – это опыт существования религиозной конфессии в поликонфессиональном пространстве. И, в-четвертых, современный ислам переживает сегодня непростое время, отмеченное политизацией и радикализацией его ключевых идей, что, в свою очередь, ведет к его дискредитации. 
Адыгея – регион с населением 451,5 тысячи человек. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, в республике проживают представители 108 национальностей! Это русские – 270 714 (61,53%), адыгейцы – 107 048 (24,33%), армяне – 15 561 (3,54%), украинцы – 5856 (1,33%), курды – 4528 (1,03%), черкесы – 2651 (0,6%), татары – 2571 (0,58%), цыгане 2364 (0,54%), греки – 1385 (0,31%), другие национальности – 72 410 (16,3%). 
Что же касается религий, на 1 января 2018 года, по данным Управления Министерства юстиции России по Республике Адыгея, зарегистрированы 86 религиозных организаций: православных – 57, мусульманских – 11, других – 18. Действуют 50 мечетей, а численность мусульманской общины – более 100 тысяч человек. Для справки: адыги – коренное население Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Краснодарского края. Адыги – общее название единого народа в России и за рубежом, в советское время разделенного на адыгейцев, кабардинцев, черкесов и шапсугов. Многочисленная адыгская (черкесская) диаспора за рубежом (в Турции, Иордании, Сирии, Израиле, Германии и других странах), по разным источникам, насчитывает от 4 до 7 млн человек. Регулярно посещают мечети, по сведениям, полученным от экспертов, от 2% до 5% мусульман. А по данным массового опроса, – менее 10%.
Каждый десятый адыг не считает себя мусульманином. Это объясняется тем, что в числе опрошенных были люди старшего возраста, впитавшие атеистические убеждения еще в годы социализма. Некоторая часть людей, не считающих себя мусульманами, является приверженцами иных религиозных взглядов. Немногим более 10% затруднились ответить на вопрос о том, считают ли они себя мусульманами (данные опросов 2010-11 гг.)
Примечательно, что численность мусульман в Адыгее возросла более чем на тысячу человек за счет увеличения количества иностранных студентов из стран ближнего и дальнего зарубежья (Таджикистан, Туркмения, Сирия, Турция, Ирак, Иордания). 
– Когда в регионе появились последователи ислама? 
– Несмотря на то что распространение ислама на Северном Кавказе началось еще в VII-VIII веках, к адыгам эта религия проникла намного позже. Основной период массового принятия ими ислама – конец XVIII –  начало XIX века. К началу XX века почти все адыги считали себя мусульманами. Однако их религия включала в себя элементы и ислама, и христианства, и языческих верований, то есть была синкретичной.
История религии адыгов вплоть до конца прошлого века довольно полно описана в научной литературе. Более того, в последние два десятилетия появилось много научных и публицистических изданий, посвященных исламу на Северном Кавказе в целом. В последние годы советского периода подавляющее большинство ученых все еще делало упор на изучение доисламского наследия, выявление домонотеистических элементов в мусульманстве, исследование проблем раннего и средневекового ислама. 
В первом постсоветском десятилетии ситуация резко изменилась. Многих исследователей ислам интересует прежде всего как политический инструмент. Нередко ученые и политики ставят знак равенства между религией мусульман и исламскими радикализмом, который можно понимать как крайнее проявление политического ислама, применяющего насильственные методы ведения политической борьбы, экстремизмом и даже терроризмом. Как следствие, это порождает бытовой национализм,  исламо- и ксенофобию. 
В то же время появляются и объективные, научно выверенные исследования, в том числе посвященные северокавказскому исламу. Например, монографии Загира Арухова “Экстремизм в современном исламе”, Владимира Бобровникова “Мусульмане Северного Кавказа”, Надежды Емельяновой “Мусульмане Кабарды”, Дмитрия Макарова “Официальный и неофициальный ислам в Дагестане”, Алексея Малашенко “Исламские ориентиры Северного Кавказа”, Дамира Хайретдинова “Ислам в Осетии”, Сергея Бережного, Игоря Добаева, Павла Крайнюченко “Ислам в современных республиках Северного Кавказа”. Но этих отдельных монографических исследований ислама в ряде республик, в том числе в Адыгее, явно недостаточно. 
Внутренняя и внешняя миграция последних десятилетий привела к тому, что происходят серьезные изменения в конфессиональном пространстве Адыгеи. Она влияет на изменение “карты” ислама в республике. К коренным жителям прибавляются внутренние мигранты из других регионов России (в частности, из Дагестана, Ингушетии, Чечни), адыги-репатрианты из Косово, внешние мигранты (адыги и неадыги) из Турции, Сирии, Иордании и других стран, прибывшие в Адыгею для постоянного проживания, а также внешние мигранты-мусульмане из стран СНГ, Азии и Африки, временно прибывающие на территорию Адыгеи, например, для получения высшего образования. Подобные процессы требуют постоянной диагностики и научного анализа.
– С кем вы контактируете в ходе работы, где черпаете материалы? 
– Эти исследования проводятся на базе кафедры философии и социологии и лаборатории этнокультурных проблем Адыгейского госуниверситета. Мы давно сотрудничаем с учеными ряда известных научных центров и ведущих российских вузов (Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН, Института социологии и регионоведения Южного федерального университета, Южнороссийского филиала института социологии РАН, Южного научного центра РАН, Кубанского госуниверситета, Северо-Кавказского федерального университета). 
Вопросами ислама наш исследовательский коллектив занимается давно. Сначала в рамках научного направления “Проблемы религиозного сознания в поликультурном регионе”, а теперь и в рамках научной школы “Ислам в региональном социокультурном пространстве России: диагностика состояния и трансформаций (на примере Республики Адыгея)”, поддержанной грантом Президента России. 
Еще в 1999-2000 годах мы провели масштабное социологическое исследование “Состояние и перспективы ислама в Адыгее”, результаты которого были широко представлены в научной литературе и периодической печати. В Майкопе и других населенных пунктах Адыгеи мы опросили более 400 человек. В то время выявили ряд существенных моментов. Лишь 35% из опрошенных идентифицировали себя с исламом, при этом из них лишь 10% выполняли все или большинство предписаний ислама. 
Основная часть респондентов познакомилась с исламом в семье или в кругу родственников (54%), прочитавших Коран было всего 8%, что позволило сделать вывод о неактивной роли мусульманских священнослужителей в общине. Кстати, 60% респондентов отметили невысокий уровень образованности у мусульманского духовенства в республике. Одним из главных результатов стало то, что опрошенные при ответе на вопрос “Что дает вам ваша вера?” выбрали в основном варианты: “уверенность и спокойствие” (25%), “нравственную опору” (25%), “помогает в воспитании детей” (14%), “уважение окружающих” (10%). 
На тот момент в среде молодежи республики не было массовых радикальных и экстремистских настроений. С момента этого социологического исследования прошло уже 17 лет. В мире активизировались исламские организации радикально-экстремистского толка. Запрещенная в России исламская экстремистская террористическая организация ИГИЛ всеми путями пытается вовлечь молодых мусульман, в том числе и граждан России, в свои ряды. В связи с этим в нынешнем научном проекте мы хотим изучить, какое влияние эти процессы оказывают сегодня на мусульман Адыгеи, и предложить ряд практических рекомендаций религиозным и общественным организациям по профилактике экстремизма и терроризма в молодежной среде. 
Изучение конфессиональной картины в регионе невозможно в отрыве от изучения этносоциальных процессов. Поэтому в наших исследованиях мы активно используем результаты, полученные в проекте “Этносоциальные процессы и межэтническая напряженность на Юге России: совершенствование аналитического инструментария и способов регулирования”, поддержанном Российским научным фондом в 2015-2017 годах. Работая над этим проектом, мы, то есть ученые и аспиранты кафедры философии и социологии Адыгейского госуниверситета, провели социологические опросы во всех республиках Северного Кавказа и ряде регионов Юга России. Результаты представили широкой общественности в четырех коллективных монографиях, 16 научных статьях в журналах, входящих в зарубежные базы цитирования Scopus, более 70 публикациях в изданиях, входящих в наукометрическую базу РИНЦ. За три последних года на базе нашего университета прошли пять международных научно-практических конференций по этносоциальным и конфессиональным проблемам южнороссийского региона и России в целом. 
В рамках исследования трансформаций и перспектив ислама в Республике Адыгея мы работаем в трех направлениях – теоретическом, методологическом и эмпирическом. Начали с разработки системы понятий, составляющих феноменологическое поле ислама. Одним из главных результатов в 2019 году станет “Терминологический словарь-справочник по современному исламу”, который готовится под моим руководством на кафедре философии и социологии Адыгейского государственного университета.
Мы активно привлекаем к научным исследованиям студентов и аспирантов университета Адыгейского госуниверситета. Готовимся к проведению осенью этого года международной научно-практической конференции “Позитивный потенциал ислама как фактор этносоциальной консолидации России”, где рассмотрим ислам как многогранное социокультурное явление, содержащее большой ценностный ресурс. 
Беседу вела Фирюза ЯНЧИЛИНА
Фото предоставлено С.Ляушевой

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2