Поиск - новости науки и техники

Линия Сколково: Надо постараться.

Кластер энергоэффективных технологий Фонда “Сколково” весьма активен в проведении конкурсов: только за последний год их было объявлено четыре. С чем это связано? Конечно, свою роль играет отраслевая специфика. К тому же основная задача кластера – создать благоприятную среду для поддержки инновационных разработок в сферах, связанных с внедрением новых, прорывных технологических решений, в первую очередь нацеленных на сокращение энергопотребления объектами промышленности, ЖКХ и муниципальной инфраструктуры. Кроме того, конкурсы – это хорошая возможность найти новые проекты и простимулировать рынок…

Как стало известно, срок проведения конкурса инновационных проектов, направленных на повышение энергоэффективности основных и вспомогательных процессов генерации на основе ископаемых видов топлива и возобновляемых источников энергии, накопления электрической и тепловой энергии, который был объявлен Кластером энергоэффективных технологий Фонда “Сколково”  совместно с такими энергетическими компаниями, как ОАО “РусГидро”, ООО “Сибирская генерирующая компания”, Фонд “Энергия без границ”, Газпромбанк и др., продлен до 12 сентября этого года. Что повлияло на изменение даты подведения итогов конкурса? На что потенциальным заявителям стоит обращать особое внимание при презентации своего проекта жюри? Какие критерии отбора оказываются наиболее трудно проходимыми для претендентов на победу? На эти и другие вопросы корреспондента “Поиска” ответил исполнительный директор Кластера энергоэффективных технологий Василий БЕЛОВ:

– Есть несколько причин для продления сроков конкурса. Во-первых, поскольку его тематика достаточно широка, хотелось бы дать возможность всем конкурсантам не только уложиться в срок, но  и качественно подготовить проект. Во-вторых, мы получили от нескольких вузов информацию о том, что в связи с отпусками ученые не успевают достойно подготовить проекты: период летнего отдыха в самом разгаре! Региональный аспект в нашей работе очень важен, важно для нас и то, чтобы участие в конкурсе приняли все, кто заинтересован. Пока к нам поступило почти 50 заявок, уже сейчас можно сказать, что много интересных проектов. Но, в принципе, мы ожидаем их больше – не менее сотни, и наши ожидания обоснованы: они подтверждены результатами прошлых конкурсов кластера. Считаем, что продление срока подачи заявок до сентября как раз и даст возможность тем, кто вернется из отпуска, принять участие в конкурсе.
– В чем специфика конкурсов Кластера энергоэффективности? Точечная тематика? Или, наоборот, широта охвата?
– Точечность определяется, в первую очередь, аудиторией участников. Специфика же наших конкурсов в том, что в качестве судей мы приглашаем представителей индустрии, бизнеса, компаний, способных потом эти решения купить. И в этом-то прелесть наших конкурсов для заявителей. Мы для них отнюдь не главные слушатели и судьи.  В наших конкурсах – в качестве и соорганизаторов, и жюри, как правило, участвуют более 20 крупных компаний: их руководители, первые лица, словом, те, кто принимает решения. Такой концентрации профильных потенциальных потребителей и инвесторов мало на каком мероприятии можно встретить. Для конкурсантов возможность рассказать о своем проекте на столь высоком уровне должна быть достаточно интересна.
– Основных критериев оценки заявок, которые приходят на конкурс, немного, и вроде не так они и сложны:  соответствие заявленному организаторами направлению научных работ; инновационность предлагаемого решения; масштабируемость технологии в рамках энергетики; потенциальный экономический эффект от внедрения; команда проекта. Почему же, тем не менее, они бывают трудновыполнимы? Какие ошибки наиболее часты у заявителей? На что им стоит обратить особое внимание?
– Проблема есть. Не всегда побеждают компании, у которых самая сильная научная составляющая. В лидерах чаще оказываются те участники, которые сумели сделать сбалансированный проект, уделив достаточно внимания и инновационности, и технической,  и научной частям разработки. В том числе сферам применения и коммерциализации. Думаю, очень  важно также качество подготовки выступления – подачи материала. К этому надо относиться всерьез. Все наши критерии отбора весьма прозрачны и одинаковы для всех, мы не считаем правильным делать какую-либо скидку для кого-либо из участников. Если вы занимаетесь серьезной и перспективной проблемой с научной точки зрения, это не означает, что нужно игнорировать вопросы применения ее результатов. Фонд “Сколково” – это фонд поддержки коммерциализации, внедрения, потому для нас данный аспект так важен. Рассчитываем, что наши участники с уважением относятся к нашим критериям и требованиям и стараются им соответствовать. Выполнить их несложно. Надо просто постараться это сделать. Тем более что на практике те 12-19 компаний, которые, как правило, попадают в финал, имеют возможность доработать свою заявку до момента выступления перед представителями бизнеса.
– С вашей помощью?
– Да. Мы сами, конечно, за них документы не пишем, но консультации провести можем. Как правило, это несколько обсуждений по телефону, в ходе которых даются рекомендации,  какое именно направление проекта требует доработки, какую информацию необходимо представить более полно и т.д. Заявителю нужно быть честным, в первую очередь, с самим собой, спросить себя: “Действительно ли я ответил на заданный мне вопрос о потенциале коммерциализации? Рассказал ли об этом полно? Достаточно ли этой информации, чтобы убедить жюри?” К сожалению, приходит очень много заявок, в которых просто ничего не написано по тому или иному требуемому нами пункту: или по инновационности, или по сравнению данного проекта с зарубежными аналогами… Когда мы спрашиваем про инновационность, недостаточно сказать, что “моя идея уникальная и в мире такого нигде нет”. Все требует обоснования.
– Какими именно должны быть основные пункты обоснования?
– Лучше всего работают примеры. Как показывать инновационность того или иного решения? Сначала взять три лидирующих мировых аналога, затем  представить то, чем вы от них отличаетесь и чем ваше решение, с  точки зрения количественных характеристик, лучше. Надо все показать на цифрах. Ведь судьи – это  люди из бизнеса, топ-менеджеры, для них очень важно принятие обоснованного решения, от которого многое зависит. Они, как правило, несут за него финансовую ответственность. Неправильное решение – это убытки, риск, а в энергетике это еще и безопасность энергоснабжения, в том числе населения, что, пожалуй, важнее всего. И ответ на вопрос членов жюри должен быть участником конкурса досконально проработан, обоснован, ведь они привыкли получать не декларацию и лозунги, а факты. В общем, рекомендация одна – больше фактов. Это именно то, что отличает сильный доклад (презентацию проекта) от слабого. Другой важный момент: документальное подтверждение вашей разработки – заключение лабораторий, результаты испытаний, тестов. Но не надо приносить с собой пачки сертификатов с печатями. Упомяните о них, дайте точные названия лабораторий: например, скажите, что ваш образец прошел испытание в независимой лаборатории такого-то института, вы получили такие-то результаты, а мировые аналоги, например, на 20% ниже… Тогда для жюри сразу станет понятно, что вы об этом позаботились, постарались проверить и действительно серьезно относитесь к проекту – думаете о его перспективах в мировом масштабе. Это очень важно. Ведь энергетика сегодня – это глобальный рынок, и нельзя быть успешным, разрабатывая то, что пока еще конкурентно у нас, но уже не конкурентно, например, в Европе. Конечно, можно делать ставку на продажи на внутреннем рынке, но ваши решения должны быть конкурентоспособны в мировом масштабе. Поскольку барьеры для входа на международный рынок так малы, что, если ваше решение уступает какому-либо иностранному аналогу, которого пока еще в России нет, есть высочайшая вероятность, что оно здесь появится уже в течение года (или раньше). Потому и необходимо держать ориентир на мировые образцы в данной области.
– Повышение энергоэффективности в формате данного конкурса подразумевает “экономически обоснованную оптимизацию существующих технологических процессов и повышение энергоэффективности производства с точки зрения потребления или потерь энергоресурсов при сохранении ключевых параметров технологических процессов”. То есть речь идет о технологиях, которые позволят улучшить существующие, а не о прорывных решениях?
– Речь идет о том, что теоретические пределы не очень интересны. У любого решения есть его стоимость. Можно существенно увеличивать КПД, но если это лежит за гранью экономической целесообразности, то не имеет применения. Мы все-таки ориентируемся на внедрение. Если решение заведомо слишком дорого сегодня, то послушать презентацию о нем, конечно, интересно. Но тогда этот проект – точно не победитель. Команды, которые потратят время и приедут сюда с такими идеями, вряд ли что-то извлекут из нашего мероприятия, да и самим им нечего будет предложить представителям бизнеса: если их решение “не имеет экономики”, они не найдут клиентов. Критерий “потенциальный экономический эффект от внедрения”  очень важен. Причем “экономический эффект” не означает, что будет можно, например, просто сократить энергопотребление на 20%. Речь должна идти о том, что мы сможем сократить энергопотребление на 20%  и это будет окупаемо.
– Кто из заявителей наиболее активен в подачах – представители академических институтов? Вузы?
–  И институты РАН, и университеты в одинаковой степени активны. Могу сказать, что, по опыту других наших конкурсов, от академической науки приходят иногда более нестандартные идеи. Но, к сожалению, и вузы, и академические институты, на мой взгляд, недостаточное внимания уделяют ответу на вопрос: “Что вы хотите предложить?”.
– А можно – пример?
– Конечно. Поступает на конкурс проект: интересная идея, как, основываясь на определенном явлении, создать некий продукт, который будет полезен и востребован. Звучит все очень хорошо. Жюри спрашивает: что вы хотите? Денег на разработку? Контракт на поставку данного продукта? Какой вы видите свою роль в этом проекте? Вы станете гендиректором компании, которая будет это производить? Или гендиректором инжиниринговой компании, которая будет поставлять технологию (или оказывать сервис) другим производителям? И вот эти-то вопросы обычно вызывают глубокий ступор. К сожалению, ответ на них за пять минут не приходит, потому как заявитель и не задумывался о нем прежде. А это крайне важно:  кто и как будет внедрять проект в жизнь.
Кстати, совершенно нет необходимости говорить: “Я буду внедрять сам”. Хочешь оставаться ученым? Замечательно. Но тогда надо уже иметь готовый ответ, например: “Планирую в течение полугода найти гендиректора для этого проекта”. Или: “Я хотел бы оставаться научным руководителем, совмещать работу в этом проекте со своей исследовательской деятельностью, быть правообладателем интеллектуальной собственности, совладельцем создаваемой компании и заработать на этом средства. А для того, чтобы этот проект запустить, мне нужно сегодня немного денег в капитал, чтобы нанять гендиректора”. В эту историю люди готовы поверить. А история о том, что “я вам готов продать идею”, неинтересна. На самом деле, идеи никого не интересуют, интересуют совершенно конкретные вещи. Кроме того, в идеи не вкладывают, вкладывают в команду. Верят не бумаге, а людям.
Подчеркну еще раз – важно найти свое место в проекте. И не надо пытаться прыгнуть выше головы: не стоит говорить, что вы станете гендиректором и построите глобальную компанию, а через пять лет у вас под управлением будет тысяча человек, если ранее вы не работали на руководящих должностях. Вряд ли в это кто-то поверит. Реальный путь, который позволяет заработать хорошие деньги, – запустить проект в качестве его инициатора, найти квалифицированный менеджмент, который дальше будет заниматься развитием, и остаться миноритарным акционером. Но при этом все равно научным идеологом, техдиректором или, например, главным инженером.
– Итак, конкурс инновационных проектов в сфере генерации электроэнергии и тепловой энергии продлен до 12 сентября. Как далее будет идти отбор финалистов? Сколько призеров выйдет в финал?
– Конкретной цифры финалистов нет. Как правило, в полуфинал допускаем все компании, которые представили качественные, интересные предложения. Далее рассылаем предварительные пакеты этих предложений, в том числе представителям бизнеса, которые отмечают заинтересовавшие их заявки. После этого мы связываемся с командами-заявителями, проверяем готовность приехать и формируем повестку-список для финала.
– Как складываются судьбы победителей конкурсов кластера?
– Они становятся резидентами “Сколково”, мы и дальше помогаем им взаимодействовать с бизнесом. Так, например, одна из команд-победителей по конкурсу в сфере ЖКХ, представившая хорошо сбалансированный инженерный проект, получила статус резидента. И даже более того – на данный момент одна из самых больших в России теплогенерирующих компаний уже заключила с ними стратегическое соглашение о сотрудничестве и массовом внедрении их разработки.
 – Когда и какой следующий конкурс будет объявлен кластером?
– Мы сделаем паузу и в этом году больше не будем проводить конкурсы. Но организуем несколько закрытых отраслевых мероприятий, на которых соберем представителей инжиниринговых, сервисных компаний среднего размера: они, как правило, являются хорошими поставщиками идей и инноваций. Кстати, наши предыдущие конкурсы в значительной степени “охватили” академическую науку и профильные вузы, а сейчас мы хотим более активно поработать с инженерными компаниями. Ученые также будут иметь возможность поучаствовать в этих наших мероприятиях, но, может, в большей степени в роли слушателей. Это поможет им лучше понять, что делается в параллельном для них мире “внедренцев”. На предстоящих встречах пройдет обсуждение проблем, связанных с актуальными трендами, с тем, что сегодня любит рынок, какие задачи там существуют. На основе этих мероприятий мы, наверное, к следующему году сможем сформулировать своеобразное ТЗ для своей дальнейшей деятельности. Пока все наши планы носят исключительно предварительный характер. Но можно сказать, что общая философия работы кластера энергоэффективных технологий будет направлена на объявление более узкоспециализированных конкурсов, решение конкретных задач. Таков сегодня заказ на инновации от бизнеса.

ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ СПЕЦВЫПУСКА ДОСТУПЕН В ФОРМАТЕ PDF

Беседовала Нина ШАТАЛОВА

Нет комментариев