Поиск - новости науки и техники

Они возвращаются! В северной Осетии возрождают популяцию кавказского барса.

Новым местом жительства двух переднеазиатских леопардов Эльбруса и Волны, выращенных в Центре восстановления леопарда на Кавказе, стал национальный парк “Алания” в Северной Осетии. Это событие отметили открытием скульптурной композиции: теперь на набережной Терека во Владикавказе можно увидеть застывшие в камне следы леопардов: 29 бронзовых отпечатков лап диких кошек расходятся во все стороны света, символизируя восстановление популяции кавказского барса.

Еще один самец – Артек – в конце лета “прописался” в Кавказском государственном природном биосферном заповеднике, куда в 2016 году уже были переселены леопарды Ахун, Килли и Виктория. Выпуск на волю леопардов в таком составе по описанной схеме позволяет избежать близкородственного скрещивания особей, что необходимо для формирования здоровой группировки. Тогда, в 2016-м, начался новый этап масштабного проекта восстановления популяции хищников в естественной среде обитания региона. Осуществляемый с 2006 года проект разработан Институтом проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова Российской академии наук (ИПЭЭ РАН) совместно с WWF России и утвержден Минприроды РФ. К его реализации в Северной Осетии – Алании подключилась компания “РусГидро”, заключив в 2016 году договор с ИПЭЭ РАН о совместной научно-исследовательской, экологической и просветительской работе в регионе. Непосредственное руководство осуществляет академик РАН Вячеслав Рожнов. В немалой степени стимулом к заключению договора стал тот факт, что в последние годы именно в районах гидросооружений на территории республики регистрировали появление переднеазиатского леопарда. Кроме того, это важный для компании вклад в сохранение биоразнообразия региона. Заходы леопардов в Северную Осетию – Аланию  документально подтверждаются и пограничной службой: их регистрировали установленные пограничниками фотоловушки. По мнению ученых, эти хищники приходят на север своего исторического ареала с территории Ирана, где до сих пор сохранилась их дикая популяция. 
– В Центре восстановления леопардов на Кавказе мы провели комплексную оценку претендентов на вольную жизнь по специально разработанной методике, – рассказывает кандидат биологических наук старший научный сотрудник лаборатории поведения и поведенческой экологии млекопитающих ИПЭЭ РАН, головной научной организации проекта, Анна Ячменникова (на снимке). – Тестировали разные параметры, в том числе оценивали общение леопардов с другими представителей своего вида, реакцию на появление человека – самого по себе или с домашними животными. Также анализировали охотничье поведение особей, представленных к оценке, то есть их умение выслеживать и добывать разные виды животных. Итоговый вывод был однозначным: Эльбрус, Волна и Артек к самостоятельной жизни готовы.
С территории центра, где двух хищников обездвижили и поместили в специальные клетки-перевозки, их довезли до вертолетной площадки МЧС в Сочи, откуда на вертолете Ми-8 они отправились до места назначения – в национальный парк “Алания”, где их встречала команда ИПЭЭ РАН, представители парка, пограничников РСО-Алания, сотрудников проекта “Возвращение барсов в Осетию”. За ночь животные успели прийти в себя после путешествия, и на следующий день их выпустили. 
Первой из специальной клетки вышла Волна. За ней – с некоторой опаской – Эльбрус. 
– Он бежал вдоль забора, потому что ему это привычно, он же так  всю свою жизнь делал, – говорит Анна. – И вот забор кончился. Больше в жизни Эльбруса его не будет. Место, где леопардов выпустили на волю, – одно из лучших в национальном парке: здесь по верхам можно встретить туров, ниже есть косули, животные из разных высотных уровней. Леопарды могут найти здесь еду относительно быстро. Первая охота – очень важный момент в их новой жизни. 
– В Северной Осетии при поддержке WWF России и компании “РусГидро” реализуется еще одна большая программа –  акклиматизация зубров. Уже сегодня стадо начитывает более 80 голов, а в ближайшее время в природу будет выпущена еще она группа. Не станут ли столь мощные звери конкурентами леопардов?
– Нет, – отвечает Анна Ячменникова. – Конкурентами могут быть животные одного трофического уровня, иными словами, одной пищевой цепочки. Зубры – травоядные, леопарды – хищники. Опасны ли леопарды для зубров? Вероятность их столкновения мала, эти животные, если так можно выразиться, относятся к разным весовым категориям. К тому же зубры будут обитать в Турмонском заказнике, в районе, отдаленном от того, куда выпустили леопардов. Что же касается “приходящих” диких леопардов, то вполне возможен вариант создания общих с возвращенными нами в природу особями “семейных” пар и формирования устойчивой группировки этих хищников. Это было бы здорово! 
Новые обитатели национального парка “Алания” – Волна и  Эльбрус – как и первые их собратья, выпущенные на волю в 2016 году, снабжены специальными GPS-ошейниками, с помощью которых в реальном времени можно отслеживать их перемещения. 
– У трех первых леопардов срок службы ошейников завершился в прошлом году, – рассказывает заведующий лабораторией горного природопользования Института экологии горных территорий РАН, кандидат биологических наук Алим Пхитиков, который со своим коллегой Сергеем Трепетом (сотрудником Кавказского государственного природного биосферного заповедника) ведет мониторинг хищников. – Поэтому контроль их перемещений усложнился. Леопарды – большие любители путешествовать. По нашим прикидкам, за год три кошки – Ахун, Килли и Виктория – обследовали порядка миллиона гектаров. Последняя, например, забрела в Абхазию, где и была поймана. Затем ее доставили в сочинский центр вторично, провели необходимые обследования, одели новый ошейник и выпустили. Это произошло в декабре прошлого года. 
Но в начале января ее ошейник передал так называемый “сигнал смерти”. Потом было обнаружено и тело животного. Рухнули надежды на то, что Виктория создаст семью с одним из самцов. 
Официальная версия гибели – неудачная охота на крупного зверя – оленя, кабана, тура. Реальных конкурентов у леопардов в регионе, как уже говорилось, нет. Разве что бурый медведь. Однако он специализируется на иной пище и спит зимой. Даже волки становились добычей Виктории, как показал процесс мониторинга. Но в дикой природе случается всякое. 
В настоящее время за двумя оставшимися леопардами первого выпуска ученые следят с помощью традиционных методов исследования, таких как тропление (поиск животного по следам), а также с помощью фотоловушек, которые установлены в разных частях Кавказского заповедника по принципу матрицы. Сеть эта постепенно расширяется, но охватить всю площадь, где были замечены хищники, невозможно – заповедник занимает территорию трех субъектов РФ:  Краснодарского края, Адыгеи и Карачаево-Черкесии. А ведь леопарды нередко выходят и за его пределы, что не раз фиксировалось в ходе мониторинга.  
Алим Пхитиков с коллегами из ИЭГТ РАН и Северо-Осетинского заповедника, а также национального парка “Алания” работали и на территории Северной Осетии. Ученые исследовали места будущей жизни леопардов, кормовую базу, установили первые фотоловушки. Планируется, что эта же группа исследователей, имеющая опыт, на первоначальном этапе поддержит мониторинг двух новых обитателей национального парка “Алания”.
В целом программой восстановления популяции переднеазиатского леопарда предусмотрено в течение нескольких лет выпустить в дикую природу хищников в трех регионах Северного Кавказа, чтобы дать животным возможность использовать естественный коридор исторического ареала для воссоединения с дикими сородичами. 
Проект реинтродукции – мультисистемный. В него входит большая образовательная программа, связанная с экологическим просвещением разных целевых групп населения. Так, в Северной Осетии она начала осуществляться за полтора года до выпуска леопардов при финансовой поддержке компании “РусГидро”  совместно с учеными ИПЭЭ РАН. Базой системной работы с населением стали специально организованные социологические опросы, которые для Северной Осетии разработали специалисты социологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова. В республике программа воплощалась в жизнь силами волонтеров молодежного отряда “Барс” под руководством Мадины Слановой, которые проводили специальные уроки, посвященные леопардам. Координатор проекта ИПЭЭ РАН и “РусГидро” Артур Алибеков неоднократно организовывал круглые столы, в которых принимали участие представители администрации, ООПТ, Охотконтроля, погранслужб РСО-Алания, а также деканы и преподаватели факультетов Северо-Осетинского государственного университета (СОГУ). Постепенно вопросов, связанных с выпуском леопардов, у людей становилось все меньше. Таким образом,  регион был готов к событию.
Разъяснительная работа ведется и сегодня – не только в РСО-Алания, но и в Краснодарском крае, республике Адыгея, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии. Перспективам развития проекта, например, был посвящен круглый стол, прошедший летом в Адыгейском государственном университете (АГУ) с участием студентов, преподавателей, представителей местных органов власти, которых особенно интересовала вероятность контактов хищников с местным населением. По мнению ректора АГУ профессора Рашида Хунагова, к этой просветительской работе необходимо привлекать студентов: в рамках общего проекта разрабатывать мини-программы, в которых могли бы участвовать как ученые вузов, так и старшекурсники профильных факультетов, для которых это станет не только расширением кругозора, пополнением знаний, но и получением практических навыков исследовательской работы.
Станислав ФИОЛЕТОВ
Фото Алима Пхитикова, Анны Ячменниковой, из архива проекта ИПЭЭ РАН и “РусГидро” “Возвращение барсов в Осетию” 

Нет комментариев