Поиск - новости науки и техники

Все – в онлайн! Вузы готовят к цифровой революции.

Открытие конференции EdCrunch, одной из крупнейших в Европе в области новых образовательных технологий, напоминало шоу. Энергичная, громкая музыка, полумрак, разноцветные огни… Большой зал Центра международной торговли в Москве был полон. Школьные учителя и профессора университетов, руководители кадровых подразделений вузов и представители бизнеса, ректоры вузов и директора школ. И очень много молодежи. Министр науки и образования РФ Михаил Котюков, открывая форум, заметил, что эта конференция позволяет участникам взять на вооружение новейшие формы и методы образования, быть в авангарде происходящих в нем изменений. 

Пятый раз идеологом и организатором EdCrunch является НИТУ МИСиС. В этом году конференция проводится совместно с университетом НТИ 20.35 при поддержке Министерства науки и высшего образования под девизом “Данные, которые трансформируют”. Причем, по словам ректора НИТУ МИСиС Алевтины Черниковой, “речь идет о трансформации не только системы образования, но и каждого из нас, нашего отношения к системе образования в целом”. 
Более трехсот российских и международных экспертов приняли участие в деловой программе конференции, которая проходила в двенадцати залах и охватывала пять основных треков: “Дети и технологии”, “Цифровая школа”, “Цифровой университет”, “Новые технологии в корпоративном обучении”, “EdTech-стартапы”, а также воркшопы и мастер-классы. В фойе развернулась выставка технологий и технологичных решений в образовании. 
Возможность или необходимость?
Каковы перспективы и приоритеты развития цифрового образования в России? Этот вопрос обсуждался на пресс-конференции, состоявшейся в рамках EdCrunch. 
Заместитель министра науки и образования Марина Боровская отметила, что все идеи цифровизации образования сообщество в основном поддерживает. В правовых документах оговорены условия и возможности использования университетами онлайн-курсов, размещаемых на специальных платформах. Словом, вся необходимая база есть, и молодые люди сегодня имеют возможность перейти на свою собственную траекторию обучения, выбрав необходимые для будущей деятельности курсы. Однако, по словам заместителя министра, пользуются этой возможностью единицы, и в большинстве случаев причиной становится не их потребность в особых знаниях, а необходимость совместить учебу с работой или воспитанием ребенка. “В большей степени выбор сегодня за молодым человеком”, – подчеркнула М.Боровская.
Однако на внедрение онлайн-курсов в учебный процесс можно взглянуть и с иной точки зрения. Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов убедительно обосновал, почему для многих российских вузов вскоре оно может стать насущной необходимостью. Третье десятилетие высшее образование переживает взрывообразный рост: не так давно в мире было 150 млн студентов, сейчас уже 200 млн, еще через десять лет ожидается около 400 млн. Взрывной рост жаждущих получить высшее образование привел к открытию массовых университетов, в которых до двух третей курсов не покрыты собственными исследованиями преподавателей. В подавляющем большинстве российских вузов преподаватель читает два-три, а то и четыре курса одновременно. Очевидно, что он не может следить за современной научной литературой по всем из них, не говоря уже о том, чтобы самому заниматься наукой. Такие вузы, считает ректор “Вышки”, по своим сервисам не отличаются от школы, и это очень опасно, ведь университеты должны формировать людей, способных предложить новое и благодаря этому имеющих более высокий статус и зарплату, – именно этого, согласно всем опросам, ждет от них население. Последние годы многие вузы не могут этот спрос удовлетворить. “Система онлайн-курсов – самый простой метод цифровой революции в университетах, помогающий вернуть их к своему предназначению”, – заявил Я.Кузьминов. Механизм ее внедрения в вузы, по его словам, будет не только добровольный (“это было бы слишком долго!”). Государственная аккредитация (а ее система сейчас “энергично обновляется”) должна дать ответ, есть ли у данного конкретного вуза собственные ресурсы для чтения оригинальных курсов или ему имеет смысл выйти на рынок онлайн-курсов, глобальный или отечественный (решение за министерством), которые читают лучшие профессора, ведущие исследования в своей области. Самому же университету придется ограничить себя комментированием этих курсов, ведением семинаров и т.д. “Тем самым мы резко повысим качество высшего образования, и мне кажется, мы находимся в одном шаге от этих решений”, – сказал ректор НИУ ВШЭ. 
Но есть и еще одна причина отказаться от традиционных лекций: по словам Я.Кузьминова, их КПД, как считают 90% исследователей, даже в “Вышке” низкий. Поэтому в этом вузе уже введены обязательные онлайн-курсы. Сейчас их по четыре на каждом курсе, а скоро будет восемь. Более того, принято решение в ближайшие два года выйти на замещение абсолютно всех лекций онлайн-курсами, то есть каждый профессор ВШЭ запишет и будет поддерживать электронную версию своих лекций. 
Ректор не скрывал, что на некоторых факультетах нововведение вызвало большое сопротивление преподавателей, особенно у экономистов. Студенты же восприняли все нормально. “Надеюсь, профессора от перехода на онлайн-курсы не пострадают, на самом деле их аудитория только возрастет – от 300 человек в ВШЭ до 10 тысяч по всей стране”, – заметил Я.Кузьминов. 
Переживать не стоит
Пионером внедрения цифровых инструментов в отечественных вузах стала Ассоциация “Национальная платформа открытого образования”. О запуске этого проекта было объявлено на EduCrunch в 2015 году. Как рассказал директор ассоциации Дмитрий Юшин, сегодня на платформе более 700 тыс. пользователей. Общее количество университетов, которые разрабатывают онлайн-курсы, – 14. Ассоциацию в свое время учредили восемь ведущих университетов страны, скоро, как ожидается, число учредителей вырастет до десяти. “С этой точки зрения мы активно развиваемся, но если говорить о внедрении онлайн-курсов в реализацию основных образовательных программ других университетов, то здесь все идет не очень просто, – признался Д.Юшин. По его словам, один из самых существенных факторов, негативно влияющих на это внедрение, связан с тем, что “вузы переживают”, не помешает ли использование чужих онлайн-курсов пройти очередную аккредитацию, как отнесется к этому Рособрнадзор. Тем не менее университетов с подобным опытом уже достаточно много. В рамках конференции EduCrunch этим вопросам был посвящен специальный круглый стол. Представители УрФУ рассказали, как они собираются проходить аккредитацию своих образовательных программ, содержащих онлайн-курсы других университетов. 
Секреты эффективности
В этом году EdCrunch была посвящена современным исследованиям и практическим решениям в области работы с большими данными в образовании. Один из примеров такого решения – автоматический сервис психометрической аналитики, разработанный НИУ ВШЭ по заданию Минобрнауки РФ в рамках приоритетного проекта “Современная цифровая образовательная среда”. Анализ “цифрового следа” слушателей онлайн-курсов, который производится сервисом, помогает повысить качество образовательного контента и эффективность обучения. 
– Как известно, при работе студента на платформе остается цифровой след, то есть все данные о тех действиях, которые выполнялись им во время обучения: это статистика по просмотрам видеоматериалов, выполнению тестовых заданий, оценке работ других обучающихся, – рассказала Евгения Кулик, директор по онлайн-обучению НИУ ВШЭ. – И когда обучающихся достаточно много – более 500 тыс. человек – математические модели позволяют анализировать эти данные, выявлять паттерны поведения студентов и имеющиеся закономерности в использовании курса. 
Сервис анализирует онлайн-курс по четырем основным направлениям: трудности контента, изменение подготовленности студентов, их взаимодействие с контентом, анализ оценочных средств. Аналитический отчет, который получает разработчик курса, включает в себя рекомендации по его модернизации с целью повышения качества. 
На этапе создания сервиса были проанализированы и доработаны 270 онлайн-курсов. Более сотни авторов, разработчиков и методистов прошли обучение в НИУ ВШЭ по работе с аналитикой. А для будущих пользователей сервиса разработан и опубликован в открытом доступе электронный справочник (https://elearning.hse.ru/psychometrics/handbook/), содержащий методические материалы и рекомендации по модернизации онлайн-курсов. 
После внесения корректив онлайн-курс вновь проходит автоматическую психометрическую экспертизу и получает соответствующий “знак качества” – отметку в паспорте курса на ресурсе online.edu.ru.
Улучшенные курсы стартуют уже в рамках осенней сессии.
Главное – мотивация
Дмитрий Песков, специальный представитель Президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития, модерировавший пленарную дискуссию “Данные, которые трансформируют”, заметил, что в “Вышке” учатся мотивированные студенты. А вот как насчет всех остальных, тех, кто приходит на специализированные платформы, чтобы освоить выбранный онлайн-курс? Многие ли из них доходят до получения сертификата? И меняется ли ситуация с годами, какая тенденция прослеживается? Через десять лет количество студентов удвоится: сколько будет среди них мотивированных?
Вопросы были адресованы профессору Массачусетского технологического института (MIT) Ананту Агарвалу – основателю и генеральному директору edX – платформы бесплатного дистанционного образования. Это совместный проект MIT, университета Гарварда и университета Беркли. Сейчас в нем участвуют несколько десятков ведущих университетов мира, в том числе собственно MIT и Гарвардский университет, а также Корнельский университет, Калтех, Университет Беркли и другие. 
Мэтр ответил, что ключ к высокой мотивации он видит в обратной связи: как в компьютерной игре, при достижении цели (в данном случае образовательной) студент должен получать моментальную реакцию от программы. Также надо учитывать, что клиповое сознание сегодня побеждает: молодые люди не смотрят длинные обучающие видеоролики, максимальная продолжительность концентрации внимания – шесть минут. “Большие данные позволяют нам заглянуть в работу мозга, понять, как взаимодействуют нейроны. Поэтому мы практикуем активное обучение: короткие видео чередуются с упражнениями. Так можно работать и в классе”, – сказал А.Агарвал. 
– А все-таки количество закончивших курсы edX растет или падает? – напомнил свой вопрос Д.Песков.
– Три года назад до конца курсов доходили до 50% обучающихся. Сейчас – 80-90%, – ответил профессор. – Но в целом все сводится к мотивации. Кто-то осваивает половину курса, кто-то – две трети. Какая разница? Люди берут то, что им нужно. 
Наталия БУЛГАКОВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА
На снимках: Марина Боровская, Ярослав Кузьминов, Алевтина Черникова

Нет комментариев