Поиск - новости науки и техники

Тапочки с гарантией. Интеллектуальной собственности требуется патентная защита.

Выступая недавно на совещании “Открытого правительства” по вопросам развития предпринимательства при вузах и исследовательских центрах, председатель правительства Дмитрий Медведев произнес следующую, не до конца понятную фразу: “У нас права на интеллектуальные продукты инновационных предприятий принадлежат их учредителям – это высшие учебные заведения и научно-исследовательские институты. За рубежом университеты передают патенты разработчикам. На данном этапе мы могли бы предоставлять российским новаторам исключительную лицензию на результат интеллектуальной деятельности”.
Что будет представлять собой “исключительная лицензия”, как скажется такое нововведение на качестве правоприменения в сфере защиты интеллектуальной собственности? Как вести борьбу с контрафактной и пиратской продукцией? Каков международный опыт в сфере защиты ИС? На эти и другие вопросы участников пресс-конференции на тему “Право на патент” в РИА Новости ответил ректор Российской государственной академии интеллектуальной собственности Иван Близнец.

Растущий рынок ИС и ее защита приобретают все большее значение, задал тон встрече И.Близнец. Важнейшим событием для мирового сообщества – правда, не очень замеченным в России – стала прошедшая два месяца назад в Пекине Дипломатическая конференция Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), завершившаяся заключением Международного договора по охране прав интеллектуальной собственности исполнителей аудиовизуальных произведений, в частности актеров кино и телевидения. Двенадцать лет понадобилось странам – участницам ВОИС, чтобы прийти к согласию и подписать этот документ!
Перемены в отношении к ИС происходят и в нашей стране. Госдума рассматривает изменения в Гражданский кодекс, в том числе касающиеся прав на результаты интеллектуальной деятельности. Прорывным моментом стало создание Совета по вопросам интеллектуальной собственности при председателе Совета Федерации, на первом заседании которого принято решение о разработке стратегии развития ИС в стране.
На сегодняшний день такие стратегии имеют США, Белоруссия, Сербия, Турция, Великобритания, другие страны. Япония приняла уже несколько таких документов. “Наконец и мы дожили до этого”, – с удовлетворением отметил ректор РГАИС. Концепцию стратегии, инициативно разработанную Торгово-промышленной палатой, поддержало правительство, над ней работают специалисты в различных комитетах, ведомствах и экспертных группах, а головной организацией стало Минобрнауки.
Ключевым мероприятием будет Международный форум “Антиконтрафакт”, который пройдет 22-24 октября под председательством первого заместителя председателя Правительства РФ Игоря Шувалова. Сейчас идет подготовка научной программы форума. Особенно много вопросов, связанных с ИС, будет поднято в связи с вступлением России в ВТО.
Большим достижением ректор РГАИС считает разработанный государственный образовательный стандарт по подготовке специалистов по ИС. На сегодня их выпускает только Российская государственная академия интеллектуальной собственности. Выпускники же других вузов, даже юридических и экономических, зачастую понятия не имеют, как защитить патент.
В то же время в странах Евросоюза есть специальные программы даже для младших школьников, дающие им представление о понятии “интеллектуальная собственность”, воспитывающие уважение к авторскому праву, обучающие навыкам его защиты. У нас движение в эту сторону только начинается, российские ребята стали активными участниками международных олимпиад школьников по ИС, которые проводит РГАИС при поддержке Роспатента, ТПП РФ, ВОИС, Евразийского патентного ведомства, Российского авторского общества.
Иван Анатольевич сообщил журналистам, что в последние годы успешно идет борьба с контрафактом. Так, если книжный бизнес в девяностые годы был практически стопроцентно контрафактным, то теперь пиратство составляет лишь 30-40%. Предметом рассмотрения МВД, таможенных органов становятся не только нарушение прав артистов, писателей, композиторов, но и незаконное использование товарных знаков, нарушение авторских прав изобретателей, создателей полезных моделей, промышленных образцов.
Но идеями наших ученых пользуется весь мир, а потом возвращает их в виде технологий, за которые мы платим деньги. Можно ли все-таки защитить открытие в области фундаментальных наук? Будут ли в связи с этим внесены изменения в ГК? Есть ли международная практика регистрации фундаментальных открытий? На эти вопросы корреспондента “Поиска” ответ последовал неутешительный:
– Идея ни в одной стране мира не охраняется, она должна материализоваться в конкретный результат. Вы можете высказать замечательную идею, но если коллега, который работал в этом же НИИ, или некто, получивший доступ к вашим материалам в результате промышленного шпионажа, первым зарегистрировал патент, то именно он получает право на защиту. Образно говоря, кто первый пришел – того и тапочки. Доказывать в этом случае свой приоритет практически бесполезно.
Единственный механизм, с помощью которого можно на первом этапе защитить идею, – это ноу-хау, но он тоже предполагает некие элементы получения в будущем новой технологии или продукта. В свое время мы регистрировали открытия, они оформлялись в национальном патентном ведомстве как объект промышленной собственности и подлежали защите. Сегодня мы все чаще и чаще задумываемся о необходимости вернуться к такой практике, но в ближайшие пять лет вряд ли открытие будет включено как объект ИС в Гражданский кодекс.
Вообще, в России получить патент не проблема, считает Иван Близнец. Вопрос в том, как он в дальнейшем станет работать на экономику, на страну, на автора. Например, в компании Philips около 60% ее стоимости составляют нематериальные активы – изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки. Это тот капитал, который в разы увеличивает стоимость любой из ныне существующих крупных мировых корпораций.
Основой успеха малого и среднего бизнеса на Западе на 100% являются результаты интеллектуальной деятельности. У нас в этом плане – просто катастрофа. В уставном капитале предприятий нематериальные активы вообще не учитываются или играют столь незначительную роль, что об этом и говорить не стоит. Нет учета, оценки этих объектов, увеличения их стоимости. А ведь фирма, которая активно работает в сфере ИС, на основе базового патента потом может зарегистрировать 20, 30, 40 своих патентов! Надо кардинально изменить ситуацию, если мы хотим, чтобы основой будущей экономики стали не нефтепродукты и труба, а интеллект и его носитель.
В свое время, сказал ректор РГАИС, было намерение при Торгово-промышленной палате организовать биржу интеллектуальной собственности, где можно было бы продать, купить те или иные патенты. Но проект пока не заработал. Нужен и специальный фонд поддержки изобретательства. Он был прописан в Патентном законе РФ 1992 года, но его до сих пор нет. Изобретателю нужна поддержка государства в виде предоставления льгот для регистрации международного патента, помощь в реализации идеи. Например, в США регистрация патента и получение услуг по его охране стоят от 30 тысяч долларов и выше. Надо думать и над тем, как заинтересовать предпринимателя. Например, если в течение двух-трех лет, когда он внедряет новую технологию, его освободить от налогов, тогда он сам придет на биржевую площадку ИС и попросит найти ему патенты, которые принесут прибыль предприятию.
Журналистов интересовало, о какой же все-таки “исключительной лицензии на результат интеллектуальной деятельности” для российских инноваторов говорил Дмитрий Медведев.
Не надо изобретать велосипед, считает Иван Близнец. Весь мир работает открыто и понятно в части охраны и защиты ИС, “эти принципы будут незыблемы, и мировое сообщество никогда не изменит подходы”. Есть твердое правило: если ты что-то изобрел – ты должен это запатентовать. Можно оформить свое изобретение в национальном патентном ведомстве, в США, Японии, Германии, получить международный патент через ВОИС. Все равно “основой был, есть и будет безо всяких революций патент”.

Светлана КРЫМОВА
Фото автора

Нет комментариев