Как бороться с перевесом? Хорошего человека не должно быть много. - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Как бороться с перевесом? Хорошего человека не должно быть много.

“И есть хочется, и худеть хочется”. Эта дилемма актуальна не только для одного из героев популярного фильма “Раба любви”. По данным Всемирной организации здравоохранения, избыточный вес имеют около 2 миллиардов взрослых жителей планеты, из них свыше 650 миллионов страдают ожирением, причем количество больных с таким диагнозом, чреватым развитием сахарного диабета второго типа (СД2), неуклонно растет. Далеко не все эти люди осознают, что находятся в зоне риска, хотя достаточно несложной арифметической операции, чтобы определить индикатор опасности – индекс массы тела (ИМТ). Надо лишь разделить массу собственного тела в килограммах на квадрат роста в метрах, и если окажется, что ИМТ больше или равен 25, у вас избыточный вес, если больше и равен 30, – ожирение. Если же ИМТ выше 35, риск развития сахарного диабета достигает 93%. В свою очередь, ожирение и СД2 –  компоненты так называемого метаболического синдрома, представляющего собой глобальную медико-социальную проблему именно в силу высокой распространенности, неизменной тенденции к росту числа больных и хронического прогрессирующего течения. И на этот счет тоже есть впечатляющая медицинская статистика. 
У больных СД2 в два-четыре раза чаще, чем в общей популяции, регистрируется ишемическая болезнь сердца, в 6-10 раз выше риск инфаркта миокарда, в 4-7 раза выше риск ишемического инсульта и в 3-4 раза чаще развивается недостаточность кровообращения. Они имеют худший прогноз при цереброваскулярных (связанных с мозговым кровообращением) заболеваниях и поражении периферических артерий. Ранняя смертность, вызванная СД2, обусловлена более чем в 75% случаев сердечно-сосудистыми причинами и приводит к потере 12-14 лет жизни. Поэтому профилактика и лечение этого грозного недуга поставлены во многих странах на государственный уровень, и Россия не исключение. У нас диабет, включая его сердечно-сосудистые исходы, – в первой десятке заболеваний, определяющих структуру смертности. Но усилия медиков по нормализации массы тела и коррекции ассоциированных с ожирением метаболических нарушений зачастую сводятся на нет из-за невозможности не просто эффективно снизить вес пациента, а удержать достигнутый результат. Потому что, как сказал тучный герой упомянутого фильма, “есть хочется”, имея в виду, разумеется, не сухую корочку, а “вкусно и много”. Нужен персонализированный подход к каждому из миллионов пациентов, с учетом его индивидуальных фенотипических особенностей, что позволит не только помочь конкретному человеку, но и снизить нагрузку на систему здравоохранения.
В этом – особая социальная значимость поддержанного грантом РНФ проекта “Разработка персонализированной терапии ожирения и сахарного диабета 2 типа в целях снижения сердечно-сосудистых рисков”. Проект реализуется в Национальном медицинском исследовательском центре (НМИЦ) им. В.А.Алмазова Минздрава России. Руководитель творческого коллектива – генеральный директор центра, доктор медицинских наук, академик РАН Евгений Шляхто (на снимке). В ходе нашего разговора Евгений Владимирович обозначил еще две тенденции. Во-первых, симптоматика избыточного веса и ожирения все чаще проявляется в детском возрасте. Соответственно, в будущем мы вправе ожидать значительное увеличение больных этого профиля. Во-вторых, ультразвуковое исследование больных с метаболическим синдромом часто выявляет изменения поджелудочной железы, неалкогольные поражения печени с самыми неблагоприятными последствиями. При диабете и заболеваниях сердечно-сосудистой системы это – подводная и оттого еще более опасная часть айсберга и еще один аргумент в пользу комплексного, пациент-ориентированного подхода к терапии ожирения и СД2, с участием и ответственностью самого пациента.
После чего автор этих строк (ИМТ – 30) задал ученому очень личный вопрос: “Евгений Владимирович, а каков ваш ИМТ?” Оказалось, не более 25. “А знаете, с чего я начинаю свое утро?” – спросил академик. “С зарядки?” “Нет, сначала встаю на весы, потом уже зарядка. Но главное все-таки – правильное питание. Есть надо минимум 4 раза в день, иначе вы съедите свою норму вечером. И если не получается, стараюсь в конце дня пройти минимум 3 километра со скоростью 6 километров в час, несмотря на усталость, занятость и соблазн отдыха в кресле. У меня лозунг с детства: “Жизнь – это борьба прежде всего с самим собой”. Что ж, врачу, который убеждает пациента личным примером, сразу хочется верить. Ведь в основе лечения СД2 – эффективное взаимодействие медика и больного, изменение образа жизни последнего – с увеличением физической активности и соблюдением режима и рациона питания. Но во многих случаях этого недостаточно. 
Результаты длительного (в течение 10 лет) наблюдения за большими когортами пациентов, страдающих ожирением и СД2, показывают, что не более 10% из них достигают желаемого снижения массы тела, а иногда она, пусть незначительно, повышается, несмотря на диеты и фармакотерапию (вес- и сахароснижающие препараты). Загвоздка, если популярно, – в гипоталамусе (отдел головного мозга, в котором находится центр регуляции голода и насыщения). У большинства таких больных нарушена нейрогормональная регуляция пищевого поведения. В норме после каждого приема пищи жировые клетки обогащаются липидами, что приводит к выбросу из них в кровь гормона лептина, достигающего гипоталамуса и уменьшающего чувство голода. У пациентов с ожирением это чувство снижено, поскольку гипоталамические нейроны плохо воспринимают лептиновый сигнал. Кроме того, даже с помощью современных препаратов трудно воздействовать на эволюционно древнее восприятие организмом еды как награды. 
Итак, налицо необычайное разнообразие больных, регулярное появление новых групп препаратов, знание, исходя из накопленного опыта, предикторов (факторов, влияющих на результат лечения). Но выбор из этого разнообразия происходит без учета индивидуальных механизмов развития заболевания, генетических и фенотипических данных пациента и в значительной степени по усмотрению врача. Именно поэтому в Центре Алмазова взялись за систематизацию входных характеристик, чтобы автоматизировать выбор стратегии лечения для каждого конкретного пациента. Вероятность достижения целевых показателей и улучшения сердечно-сосудистого прогноза при этом обещает быть максимальной, а вот ошибки, идущие от врача и недоучета специфики пациента, минимизируются. 
Подготовка к созданию этой системы уже активно ведется: на основании анализа баз данных и собственных клинических исследований выявлены, оценены и ранжированы по балльной шкале психологические, гормональные, фенотипические и генетические предикторы ответа на терапию различными группами препаратов и/или их комбинациями. Разработаны алгоритмы, которые включают перечень признаков, необходимых для внесения в систему, что позволило распределить современные антидиабетические препараты по трем группам: рекомендованные, применяемые с осторожностью,  противопоказанные. Пока что это система поддержки врачебных решений, доступная для тренинга и оценки ее эффективности: в тестовом режиме в нее вносятся данные виртуальных или реальных пациентов с уже известным результатом лечения. Следующий шаг проекта – создание автоматизированной системы, помогающей подобрать адекватный вариант антидиабетической терапии для каждого пациента. Как отметил академик Евгений Шляхто, к разработке IT-инструментария для нее подключены партнеры по научно-образовательному кластеру “Трансляционная медицина” из Политехнического университета Петра Великого, НИУ ИТМО, биотехнологической компании BIOCAD.
Гармоничной альтернативой консервативному лечению ожирения и СД2 в Центре Алмазова считают бариатрическую хирургию. В середине прошлого века она развивалась с целью снижения массы тела пациентов с морбидным (сверхизбыточным) ожирением. Затем было выявлено ее положительное воздействие на сопутствующие ожирению заболевания, включая СД2. К примеру, значительный эффект через 12 месяцев после гастрошунтирования был отмечен у 42% больных, после продольной резекции желудка – у 37% и лишь у 12% больных, получавших инсулиновую терапию. В области хирургического лечения выявлены свои предикторы. Например, вероятность стабильного успеха выше при более короткой продолжительности СД2, более строгом контроле гликемии (содержании глюкозы в крови) до операции, при более выраженной потере массы тела после операции. Соответственно, появилась и система поддержки принятия решения. При введении в нее несложных входных параметров (продолжительность СД2, количество принимаемых больным противодиабетических препаратов, уровень гликированного гемоглобина) система в баллах оценивает потребность в операции и обосновывает ее предпочтительный тип. 
Выполненные в рамках проекта эксперименты на животных (они проводились в структурном подразделении НМИЦ им. В.А.Алмазова Центре доклинических и трансляционных исследований под руководством члена-корреспондента РАН Михаила Галагудзы) подтвердили, что различные виды бариатрических операций не только снижают избыточную массу тела, но и эффективно воздействуют на течение СД2, восстанавливая углеводный обмен и нормализуя уровень глюкозы в плазме крови. Впервые получены данные о том, что они способствуют улучшению взаимодействий между различными нейросистемами в гипоталамусе.
Ныне бариатрическая хирургия рассматривается в качестве рабочего метода лечения пациентов, страдающих СД2. И вклад Центра Алмазова, где она применяется на научной, молекулярно-генетической основе, общепризнан. Недаром руководитель этого направления, заведующий научно-исследовательской лабораторией хирургии метаболических нарушений Александр Неймарк избран президентом Российского общества бариатрических хирургов. Бариатрия показана пациентам с индексом массы тела более 35, может быть рекомендована и при ИМТ 30-35, если не срабатывает стандартная глюкозоснижающая терапия. По словам Е.Шляхто, число желающих подвергнуться хирургическому вмешательству ради избавления от лишнего веса уже значительно превышает объективные показатели. Сделать точный выбор как раз и поможет автоматизированная система, причем особого внимания заслуживает психологический портрет больного. 
В общем, сошлись на необходимости тщательной “обработки персональных данных” при лечении ожирения и сахарного диабета. Как пошутил, а может, и всерьез заключил мой собеседник, “хороших людей должно быть как можно больше, но хорошего человека не  должно быть много”.
Аркадий СОСНОВ
Фотоснимки предоставлены отделом по связям с общественностью НМИЦ им. В.А.Алмазова

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2