Поиск - новости науки и техники

В свободных отношениях. Молодежь уклоняется от уз трудового договора.

Что заставляет молодых людей вести трудовую деятельность, не вступая в официальные отношения с работодателем и государством? Беспокоят ли молодежь последствия такой ситуации, и хотят ли такие юноши и девушки в перспективе отказаться от статуса “неформально занятых” на рынке труда? Это выясняли эксперты Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований Российской академии народного хозяйства и государственного управления при Президенте РФ (ЦЭНО ИПЭИ РАНХиГС) в рамках мониторинга механизмов трудоустройства выпускников образовательных организаций разных уровней. Основой для анализа стали статистические данные, полученные путем анкетирования городской молодежи в возрасте от 18 до 30 лет, проживающей в Ивановской, Свердловской и Новосибирской областях. 
Исследование показало, что по уровню образования опрошенные “неформалы” делятся на три неравные группы. Наибольшую (43,1%) составляют ребята, имеющие только школьные аттестаты, у 30,9% анкетированных есть дипломы о среднем профобразовании, еще 26% закончили вузы. Среди молодых людей с высшим образованием преобладают учителя (17,65%), инженеры (14,12%) и юристы (10,59%).
Более половины официально неформально занятых трудятся на малых предприятиях: в Ивановской области их 58,5%, в Новосибирской – 53,8%, в Свердловской – 77%. Число работающих в крупных и средних компаниях в разных регионах заметно различается, как и количество фрилансеров и самозанятых. Например, в Свердловской области на себя работают 7% молодежи, тогда как в Новосибирской – 25%. Большинство из них (51,06%) – это работники сферы услуг, торговли и транспорта, 4,26% из которых имеют высшее образование. 
Среди причин трудоустройства без оформления отношений с работодателем многие участники анкетирования назвали обоюдную заинтересованность сторон, однако немалое число опрошенных заявили о невозможности иных вариантов получения работы. Менее всего таких оказалось в Ивановской области – 11, 9%, тогда как в Новосибирской – 39,7%. Эксперты связывают эту разницу с уровнем конкуренции на рынке труда. 
На вопрос о потребности в документальном подтверждении своих трудовых отношений молодежь также отвечала по-разному. В целом порядка 30% юношей и девушек, занятых неформально, не стремятся связывать себя узами официального трудоустройства (привлекательность такой работы для многих заключается в возможности быстро менять виды деятельности), 44,3% хотели бы ее формализовать, а 25,7% затруднились сформулировать свой ответ. Аналитики отмечают, что подавляющее большинство тех, кто предпочли бы оформить свою фактическую занятость, – выпускники университетов.
Сложность, затратность сбора документов и процедуры оформления, по словам 80% респондентов, влияют на выбор неформально занятых. Упоминались также высокие налоги, патентные платежи, трудности ведения отчетности. 
Эксперты обращают внимание на то, что в большинстве случаев опрошенная молодежь даже не пыталась официально зарегистрировать свою трудовую деятельность, и это говорит о ее доверии к сложившимся стереотипам, не основанном на личном опыте. Такие преимущества, как увеличение будущей пенсии или возможность заключать договоры с партнерами и клиентами, брать кредиты на развитие и т.п., которые появляются у фрилансеров или индивидуальных предпринимателей при “выходе из тени”, в расчет берутся не всеми. 
Среди этой категории “неформалов” только 10,6% не задумываются об изменении своей позиции в перспективе, остальные допускают такую возможность либо уже планируют “выйти из тени” (примерно в равных долях). Но общая статистика показала: в большинстве своем участников мониторинга не особенно беспокоит неформальный характер их занятости. На вопрос о том, насколько значимым будет для них условие официального оформления при смене места работы, только 13,1% всех опрошенных ответили “принципиально важно”, треть считает это “достаточно важным” и примерно столько же “не очень важным”, а 15% вообще затруднились ответить. 
Авторы исследования выяснили, что желание трудоустроиться по всем правилам обостряется в возрасте 20, 23 и 30 лет. Возможно, у первых двух категорий это объясняется настроем на стабильную деятельность после завершения учебы, а повзрослевшие 30-летние думают о ней, обзаведясь семьей или кредитами: более 80% из них считают переход к официальному трудоустройству принципиально либо достаточно важным для себя. 
Напомним, что с окончанием 2018 года должны были завершиться двухлетние налоговые каникулы фрилансеров, однако они могут быть продлены и на 2019 год – соответствующие законопроекты сейчас рассматривают в Госдуме. Депутаты обсуждают не только размер налогообложения (от 4 до 6%) и эффективность предлагаемых механизмов, но и условия, на которых самозанятых, уклоняющихся от регистрации и уплаты налогов, будут штрафовать. Предполагается начать взимание налога на доход в пилотном режиме с неформально занятых, зарегистрированных на территории Москвы, Московской и Калужской областей и в Татарстане, и этот эксперимент может продлиться до 2028 года.
По данным Фонда обязательного медицинского страхования, сегодня в стране насчитывается порядка 15 млн граждан, которые работают, но не отчисляют страховые взносы. Это информация – со слов тех, кто обращаются за медпомощью, однако точное количество неформально трудоустроенных никому не известно. 
Татьяна ВОЗОВИКОВА

Нет комментариев