Поиск - новости науки и техники

Терпение – залог победы. Разговор с “землянином” о достижении цели.

График мероприятий Бакинского международного гуманитарного форума, в которых принимает участие президент Национальной академии наук Азербайджана Акиф АЛИЗАДЕ, плотный, но он нашел время, чтобы встретиться с корреспондентами “Поиска”. Таков уговор – раз в год лично рассказывать нашим читателям о научных делах Республики Азербайджан. Дело шло к вечеру, президент, как всегда, был энергичен, улыбчив, но вдруг сам признался, что настроение у него “не очень”, потому что его тревожит будущее академии. 
– В прошлом году мы создали магистратуру НАНА, – поделился Ализаде заботами, – а сегодня мне сообщили, что несколько магистров собираются уйти в бизнес, за длинным рублем. Для нас это – потеря. Мы на них рассчитывали.
– Предложите им пойти в инновационный бизнес академии. Вы же рассказывали, что у вас есть Парк высоких технологий.
– Парк есть, там сейчас более десятка резидентов. Они получили первые внебюджетные деньги, потому что научились выпускать уникальную продукцию, однако там еще мало возможностей. 
– Не стоит даже сравнивать доходы от выпуска дронов с прибылью нефтяного бизнеса или банка? 
– Парк не только дроны делает для нужд государства. Там готовятся серийно выпускать приборы для управления различными механизмами на расстоянии – они уже весьма удачно опробованы на полигонах Минобороны и других ведомств. Но академии нужны исследователи для разных направлений наук, потому мы и открыли магистратуру НАНА. Я считаю, что таланты выращивать надо, нам их никто не приготовит и не подарит. Скорее, наоборот.
– Последние годы у нас аспирантуру, магистратуру стали рассматривать как ступень образования, а отнюдь не как площадку для пробы сил в науке.
– У нас тоже было много противников академической магистратуры. Мне даже прежний министр образования говорил, что академическая магистратура может привести к понижению имиджа вузовской магистратуры. Понимал, что НАНА имеет больше возможностей готовить лучше. Но я, повторяя про себя “терпение, мой друг, терпение”, преодолел сопротивление.
– Это вы фразу Кадочникова из фильма “Подвиг разведчика” вспоминаете?
– Да, но постулат “терпение – залог победы” характерен для нашей культуры, он присутствует в магометанском наследии. Я ему следую. Если уверен в пользе начатого, не отступай. Нам удалось убедить руководство страны, что магистратура в академии обязательна. Первый год мы организовали ее всего по 7 специальностям, приняли 18 человек, а претендентов было больше 200. Горжусь, что все 18 защитились, из них сегодня 13 – в докторантуре, пишут PhD-работы. 
– Часть этой группы перетягивают в бизнес? Не пустите?
– Как это возможно? Просто понимаю, что пришло время делать следующий серьезный шаг: поднять престиж профессора НАНА.
– Вы это звание ввели следом за РАН?
– Да, я читал в “Поиске” и других СМИ, что когда этот статус появился, Российской академии наук стало легче ориентироваться в претендентах на выборах в члены-корреспонденты РАН. Молодые доктора наук начали раньше проявлять себя в делах академии, появилась база достойных ученых, способных к фундаментальному поиску, выбор кандидатов стал осмысленнее. Сейчас у нас всего 12 профессоров НАНА, мы их из 70 претендентов отобрали тайным голосованием.
– В основном физиков?
– Нет, четверо – физики, из химиков никто не прошел, гуманитарии есть, биологи, “земляне” – так мы зовем людей, изучающих недра нашей планеты: геологов, геофизиков и т.п. Я тоже из них.
Постепенно будем расширять магистратуру. Но знаете, как? Не просто численность увеличивая, а создавая стимулы. Прежде всего в своих же научных учреждениях. Например, этим летом мы создали кафедру астрофизики Бакинского госуниверситета в Шамахинской обсерватории. Соглашение об этом подписали в присутствии Президиума НАНА и Ученого совета БГУ – совместное заседание было. Сегодня в обсерваторию студенты БГУ приезжают, наблюдают, а оттуда сотрудники, желающие углубить свои познания, идут учиться в магистратуру. Это ведь академик В.Арнольд говорил, насколько помню, что не надо выискивать людей, желающих работать в науке, а надо их взращивать, стимулируя тягу к знаниям молодежи. У нас, например, в Институте геологии и геофизики НАНА с десяток сотрудников так “выращены”, сегодня многие докторскую диссертацию пишут. Вот на базе этого опыта я и отстаиваю идею развития академической магистратуры. 
– Противников поубавилось?
– Это неважно. Я их не боюсь, всегда вспоминаю Аркадия Райкина. Говоря это, президент НАНА достал из стола книжицу-блокнот в красной обложке, поискал нужную запись и прочел: “Жизнь человека так складывается, что редко его окружают лишь те, с кем его связывают духовная близость и искренняя симпатия. Пожалуй, чаще бывает наоборот. И недоброжелатели, несомненно, оказывают весьма существенное влияние на судьбу человека, на формирование его личности. Хотя недруги наши того вовсе не желают. Но их влияние на нас сплошь и рядом бывает благотворно. Правда, мы осознаем это обычно только через годы”. Журнал “Смена”, 1978 год. 
– Записи сорокалетней давности помогают?
– Да. Это моя “Красная книга” – блокнот, выданный мне как участнику XVI съезда комсомола, я туда заношу мудрые мысли разных людей. Те, что помогают понять происходящее, иногда найти силы действовать. Я считаю, что если ты пришел в этот мир, то обязан что-то для него полезное сделать. Ежедневно. Каждый для этого может найти возможности. Вот смотрите, час назад мне принесли блестящую монографию-атлас “Лекарственные растения Нахичеванской Республики”. Ее издал на русском языке Государственный гуманитарно-технологический университет в России, но первоначально – на азербайджанском – академик Тариел Талыбов с коллегами по Институт биоресурсов Нахичеванского отделения НАНА. Вообще на территории Нахичеванской автономной Республики произрастают порядка 800 лекарственных растений, 132 из них столетиями используются в медицине. Многие их названия кажутся обыденными, они на слуху – чабрец, фиалка, зверобой, чистотел, барбарис, горец перечный… Но удивительно то, что, сформировавшись в тесной генетической связи с флорой Средиземноморья, Передней Азии и Ирана, произрастая в краю горячего лета и промозглой зимы, эти растения накапливают больше целебных веществ, чем европейские аналоги. Это доказано в лабораториях химиками, биологами. Но в Нахичевани нет производств, где использовался бы собранный в республике растительный материал, не перерабатывают его там в лекарственные формы. В России тоже выпускают много настоек, сиропов из растительного сырья, закупаемого обычно в Молдавии, Болгарии, на Украине и даже в Египте. Авторы этого атласа призывают изменить сложившуюся ситуацию. Один из них – Сейфаддин Марданлы – профессор кафедры фармакологии и фармацевтических дисциплин ГГТУ, уроженец Нахичевани. Он пишет, что хотя злая судьба разлучила наши страны, мы должны всеми силами воспрепятствовать разрушению человеческих отношений каждый на своем уровне. То есть не растерять богатства наших стран, помочь организовать в Нахичевани и Подмосковье современные галеновые (на основе экстрактов) производства настоек, масел, чаев и сиропов из лекарственных растений Нахичеванской автономной Республики. 
Познакомившись с этим атласом, я тут же позвонил в Отделение биологии: давайте это сделаем. Сейчас мое огромное желание – добиться того, чтобы в Азербайджане из отечественного сырья мы производили лекарства хотя бы для своего внутреннего рынка. Это – безопасность, использование своей базы природного сырья и, признаться, внутренняя моя потребность: у меня в семье все были врачами, всегда понимали, что интеллигентный человек – тот, кто приучен следить за своим здоровьем. А оно начинается с грамотного использования того мира, что тебя окружает, имеющихся возможностей. Если у нас есть природой данные растения, их надо задействовать. Вернемся к нашему технопарку. Я не говорю, что мы сегодня возьмемся использовать лекарственные растения Нахичевани, они у нас есть и в Гяндже, и в Кубе, и в Ленкорани, и в других местах Кавказа. И они изучены. Я не хочу, чтобы они оставались грузом книг и отчетов на полках для следующего поколения. Считаю, надо начать их использовать. Я надеюсь, что руководство республики нас поддержит, – это нужно для будущего страны. Академия предложит программу по реализации этих возможностей.
– Поддержка – это только финансы? 
– Не только. Хотя финансы – четкий знак отношения к науке. Недавно ко Дню независимости Республики Азербайджан были подняты оклады членкоров и академиков НАНА. Это симптоматично. Плюс своим распоряжением президент И.Алиев 27 марта объявил Днем науки в Азербайджане. Он поддерживает проведение в стране ежегодного Фестиваля науки. Начинали в 2014 году в столице, а в этом фестиваль будет уже организован в 7-8 городах. Шаг за шагом в стране формируется уважительное отношение к науке. Сейчас идет речь об организации в Баку Музея истории науки.
– Немецкого масштаба? 
– Если вы про Музей науки и технологий Мюнхена, то сейчас только на его переделку обещано потратить 311 миллионов евро. 80% экспозиции будут заменены. 200 миллионов евро обещала на это дать мадам Меркель из бюджета, а остальную сумму – бизнес. И не по полмиллиона, а разом такими суммами: 31 миллион – Bosh, 18 – Siemens и т.п.
– А ведь у них был прекрасный музей: из нескольких зданий, с огромной экспозицией, где были и первый самолет братьев Райт, и первая немецкая подводная лодка.
– Но немцы решили, что такая концепция музея науки устарела. Нужна новая, которая будет невероятно привлекательна для детей, молодежи, которая будет побуждать людей становиться интеллектуалами. На реконструкцию отведено семь лет. Три уже прошли. Ждем.
– Каким вы будете создавать свой музей науки?
– Об этом мы только начали думать. Изучаем мировой опыт, выясняем, на какие траты пойдет государство, и будем действовать. Популяризация науки нам необходима, если мы хотим интеллектуально поднимать наше население, особенно молодежь. Кстати, на примере лучших мировых образцов можно сказать, что музеи науки очень выгодны государству, которое их создает. Мюнхенский музей за год посещали до 4,5 миллиона человек. Доход от продажи билетов на редкие экспозиции не все, есть еще сопутствующая инфраструктура: всякое мороженое, напитки, сувениры, игрушки, книжки. Прибыль исчисляется десятками миллионов евро в месяц. Так что наука – это не только траты. При грамотном подходе это – доход и воспитание подрастающего поколения. 
Елизавета ПОНАРИНА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев