Поиск - новости науки и техники

Оптимистов маловато. Почему буксует ОНР?

Свое ежегодное Общее собрание Общество научных работников (ОНР) по традиции предварило научным семинаром. На этот раз он назывался “Проблемы организации науки и самоорганизации ученых” и проводился совместно с Институтом проблем передачи информации РАН. 

Вступительную речь сопредседатель Совета ОНР, заведующий лабораторией Санкт-Петербургского Института проблем машиноведения РАН Александр Фрадков начал с цитаты: “Почему с учеными большого и известного института поступают как с крепостными, как с бессловесной скотиной?” Этими словами известный физик Дмитрий Дьяконов прокомментировал произошедшее в 2012 году безо всякого обсуждения с научным коллективом присоединение его родного Петербургского института ядерной физики к Курчатовскому институту. Даже тогдашний директор ПИЯФ узнал о случившемся из прессы. 
Такое оскорбительное отношение подвигло ученых с активной жизненной позицией на создание Общества научных работников, а Д.Дьяконов стал его сопредседателем и оставался им вплоть до безвременной кончины. 
– Тогда казалось, если мы объединимся, то сможем многое изменить, – продолжил А.Фрадков. – Что-то нам удалось. Но общаться с нами продолжают как с бессловесной скотиной. 
В качестве примера ученый привел известное требование ФАНО об удвоении числа публикаций в ответ на увеличение целевого финансирования для выполнения “зарплатного” указа президента. Против этого решения, по словам А.Фрадкова, восстали даже такие консервативные органы, как ученые советы. 
Согласно опубликованному на сайте ОНР отчету, на который сослался сопредседатель, представители общества, в котором сегодня 305 членов, в прошедшем году работали в Совете по науке при Минобрнауки, Совете по грантам при Правительстве РФ, Президиуме ВАК, Научно-координационном совете ФАНО, сетевом сообществе “Диссернет”. Направлялись обращения в органы власти и государственные учреждения, выпускались заявления по острым вопросам, волновавшим научно-образовательное сообщество. Проводился сбор подписей в поддержку ученых, попавших под каток бюрократической машины. 
Разного рода акций общество провело не так уж мало, но в отчете нынешнее состояние ОНР самокритично охарактеризовано несколько измененной строкой из известной песни: “Тихо замерло все до рассвета”. В выступлении А.Фрадкова также звучали слова о слабой активности членов общества и охватившем многих ученых пессимизме, связанном с невозможностью что-то изменить. Думается, однако, что списывать ОНР со счетов пока рано, деятельных людей там достаточно. 
В семинаре принял участие вице-президент РАН Алексей Хохлов. Он изложил свои мысли по поводу текущего этапа развития российской науки, рассказал о деятельности РАН, поделился новостями. Алексей Ремович сообщил, что паспорт нацпроекта “Наука” утвержден и работа по его реализации началась с 1 октября. Минобрнауки и Академия наук, которая тоже является ответственным исполнителем нацпроекта, уже готовят отчет за прошедший месяц. 
Тем временем продолжаются непростые переговоры между РАН и министерством по поводу содержания термина “научное и научно-методическое руководство” исследовательскими организациями. В академии свои функции понимают так: РАН дает заключения по научным темам и программам развития научных структур, участвует в оценке результативности НИИ и вузов, высказывает мнение, стоит ли финансировать вновь открывающиеся направления. Все это относится к организациям, финансируемым за счет не только федерального, но и региональных бюджетов, а также входящим в состав госкорпораций.
– Мы научились работать по этой схеме с академическими институтами, теперь задача усложняется – РАН предстоит реализовать весь предписанный законом функционал, – резюмировал А.Хохлов.
Член ОНР, заместитель председателя Профсоюза работников РАН Евгений Онищенко оценил ситуацию, связанную с финансированием российской науки. Он скептически высказался относительно возможности вхождения России в пятерку государств – научных лидеров, поскольку по уровню расходов на науку в процентах от ВВП и темпам роста числа исследователей она в разы отстает не только от ведущих, но и от среднеразвитых стран. 
Е.Онищенко раскритиковал существующую систему финансирования научных организаций и высказал предложения по изменению порядка формирования государственных заданий. Эти идеи легли в основу одной из двух принятых Общим собранием ОНР резолюций. 
Вторая резолюция общества содержит ряд требований к руководству Российского фонда фундаментальных исследований. ОНР высказывает их уже не первый раз. Ученые призывают Фонд публиковать краткие аннотации отчетов по всем завершенным проектам вместе с полным перечнем публикаций, увеличить уровень расходов на инициативные проекты научных групп, прекратить практику проведения конкурсов с узкой тематикой, учитывать мнение научной общественности при определении условий новых конкурсов.
О работе представителей ОНР в сообществе “Диссернет” рассказали председатель Совета по этике Ассоциации научных редакторов и издателей социолог Анна Кулешова, физики Андрей Ростовцев и Андрея Заякин. Они уделили основное внимание мошенничеству и фальсификациям в сфере научных публикаций. Мы семимильными шагами идем к тому, чтобы оказаться впереди планеты всей по количеству фейковых статей, ложных цитирований, плагиату, хищнических и мусорных журналов – такой вывод можно сделать из прозвучавших докладов. Радует только тот факт, что в перечисленных аферах практически не участвуют сотрудники академических институтов и журналы РАН, – львиная доля злоупотреблений, по данным “Диссернета”, приходится на вузовский сектор. 
Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая Андрюшова

Нет комментариев