Поиск - новости науки и техники

Предъявили документы. Почему кино о науке не в фаворе.

Необычное оживление царило в этот вечер у входа в старейший петербургский кинотеатр “Родина”. Огромный зрительный зал был уже заполнен, а зрители – кто с электронными билетами, а кто и без оных – все прибывали и просачивались внутрь. И попадали прямиком на церемонию открытия XIII Международного фестиваля научно-популярного и образовательного кино “Мир знаний”. Фойе было украшено инсталляциями на космическую тему – в честь специальной фестивальной программы “Космология”. На дополнительных площадках – в Президентской библиотеке, Доме ученых, Планетарии №1 (креативное пространство “Люмьер-Холл)”, Русском географическом обществе – тему продолжали выставка работ Михаила Ромадина, художника-постановщика и создателя стиля фильма Андрея Тарковского “Солярис”, встреча с настоящим космонавтом, летчиком-испытателем, Героем России Андреем Борисенко и даже запуск стратостата. 
И еще много чего интересного: экспозиции, лекции, ретроспективы фильмов…
А тут в полной тьме на широченном экране – такое же темное небо. Точнее “Небо” – документальный фильм (Канада/Чили): будни обсерватории в пустыне Атакама, где ученые и простые крестьяне заглядывают в звездную бездну и задаются схожими вопросами о смысле бытия. Прекрасные своим аскетизмом пейзажи, неспешные разговоры у телескопа, безмолвие пустыни – фильм не отпускает долгие 78 минут. Это – подлинная наука и, безусловно, высокое искусство. В конкурсной программе фестиваля – 28 научно-популярных и образовательных фильмов (чтобы их выбрать, отсмотрели 500, как рассказал “Поиску” его программный директор, продюсер “Леннаучфильма”, ныне – филиала Киностудии имени М.Горького, Антон Смирнов). Ленты разнообразны и отражают весь спектр научного знания – от микробиологии до искусственного интеллекта. Российских и зарубежных – поровну. Как подчеркнул А.Смирнов, отметалось все, что носит малейший налет мифотворчества, фальсификаций, псевдо- и лженауки, – строгий академический подход на фестивале доминирует.
С момента рождения фестиваль неразрывно связан с наукой и учеными. Главный приз – “Древо познания” – назван именем первого президента фестиваля академика Петра Капицы. Затем президентами были руководитель НИЦ “Курчатовский институт” Михаил Ковальчук, ректор Университета ИТМО Владимир Васильев. Сейчас президента нет. “Ищем”, – сказал Антон Смирнов. Зато одним своим появлением на сцене публику завораживает почетный гость фестиваля, доктор биологических наук, бессменный ведущий популярной телепрограммы “В мире животных” Николай Дроздов. Он вместе со А.Смирновым произвел традиционный выстрел из хлопушки, с которого начинаются съемки любого кино. 
Значимым аккордом фестиваля стал круглый стол ученых и кинематографистов, задачей которого было установить эффективный диалог для решения актуальных проблем популяризации современной науки, культуры и новых технологий. Правда, напоминал он, по словам одного из участников, диалог хорошо информированных реалистов и немотивированных оптимистов. Рыцари научпопа дружно роптали на судьбу. Как сформулировал главный редактор Киностудии им. М.Горького, киновед, старший научный сотрудник НИИ киноискусства ВГИК Андрей Апостолов, хотя отдельные энтузиасты создают талантливые фильмы, научно-популярной кинематографии как отрасли в России нет. Для А.Апостолова моментом истины стала история фильма “Эффект рения” (2014). Документалисты отправились с геологами в экспедицию за редким металлом на Курилы – получилось “вкусное” романтичное научно-популярное кино. Были предприняты безуспешные попытки показать его на ТВ по федеральным каналам. Эта коллизия настолько удручила А.Апостолова, что с научпопом он “завязал”. Разумеется, есть каналы, показывающие как фильмы об ученых, так и научно-популярные ленты, например, Discovery, “Наука2.0”, “Моя планета”, но они самодостаточны – производят свою продукцию и чужие материалы практически не принимают. Как прикажете документалисту пробиться к зрителю? В эпоху Интернета ответ очевиден: выложить фильм в открытый доступ, но тогда о возврате вложенных в него денег придется забыть. 
Кстати, о деньгах: при финансировании проектов не учитывается, что авторам документального фильма нужно быть рядом с исследователем на тернистом пути к открытию и год, и два, и три. Зарубежные коллеги такую возможность, как правило, получают, что, естественно, отражается на качестве картин.
Впрочем, председатель жюри конкурса, вице-президент Гильдии неигрового кино Евгений Григорьев считает, что не в деньгах счастье и даже 10 млн долларов не спасут нашу кинодокументалистику, если такие триллеры, как “Генезис 2.0” (2018), о том, как “банда” исследователей – охотников за бивнями – пытается клонировать мамонта и совершить переворот в науке, набирают лишь 750 тысяч просмотров. Кризис носит системный характер – надо менять отношение власти и общества к научному прогрессу и его творцам. Тут хотелось бы отметить, что в обществе прослеживаются две тенденции: с одной стороны, массовое оглупление граждан под действием бесконечных телевизионных ток-шоу, криминальных сериалов и “смехопанорам”, с другой, – явное стремление молодежи к научным знаниям, преподносимым в непринужденной, игровой форме. Это различные фестивали, брейн-ринги, пикники, олимпиады, лекции “модных” ученых в креативных пространствах.
Вот бы научно-популярному кино эту тенденцию и поддержать. Нельзя забывать и об учебном кино, которым всегда славилась наша документалистика. Сегодня, как заметил академик РАН С.Инге-Вечтомов, читая своим студентам Санкт-Петербургского университета базовый курс генетики, он прибегает к помощи учебного фильма, правда, импортного. С импортозамещением в сфере документалистики вообще туго, не преминул заметить Евгений Григорьев: импортное съемочное оборудование, импортный софт, импортные компьютеры. Зарубежным коллегам с такой “экипировкой” работать легче, а каждый наш удачный фильм – личный подвиг автора.
Рецепт выхода из этой, казалось бы, тупиковой ситуации подсказали ученые. Он прост. “Работать!” – как говорит академик РАН Андрей Забродский, в течение 15 лет возглавлявший Физико-технический институт им. А.Ф.Иоффе РАН. В 1990-е думали, что науке вообще кранты, но ведь выжили, а сегодня бюджет института составляет 3 млрд рублей, причем две трети этой суммы заработали сами сотрудники ФТИ. Благодаря их разработкам создано новое направление в экономике страны – солнечная энергетика: почему бы об этом не снять фильм? А сколько тем, связанных с героической работой физтеховцев в условиях блокады!
Заместитель директора Всероссийского института растениеводства Андрей Заварзин увязал понятия “культура ученого” и “объект исследования”, благо что фестиваль проходил под эгидой VII Петербургского международного культурного форума. Многие века человек окультуривал растения, и в то же самое время растения окультуривали его – какой поворот темы! С.Инге-Вечтомов, в свою очередь, убежден, что как минимум три современных тренда заслуживают киноисследования: огульно гонимые всеми ГМО, эпигенетика и редактирование генома. А в качестве героя предложил своего учителя, выдающегося генетика и физиолога Михаила Лобашева.
Уточнили ученые и акценты в проекте резолюции круглого стола, подготовленной кинематографистами. Она адресована Министерству культуры РФ и содержит настоятельный призыв “проявить инициативу и настойчивость” и изменить подход к производству научно-популярных фильмов и телепередач, реализуемых в рамках государственного заказа, выделив его в отдельную категорию. Схема такая: представители научного сообщества формируют “дорожную карту”, исходя из критериев актуальности и новизны исследований, их высокого научного уровня и практической значимости. 
На этой основе объявляется конкурс, при участии представителей творческих профессий определяются его победители, специальные гранты выделяются для исследования предпочтений аудитории. Между тем популяризация науки входит в планы и Министерства просвещения, и Министерства науки и высшего образования, и Российской академии наук. А значит, они тоже могут быть заказчиками кино о прорывных научных направлениях и подлинных героях нашего времени.
Аркадий СОСНОВ

Нет комментариев