Поиск - новости науки и техники

Да будет штаб! РАН готова к новым полномочиям.

Очередное заседание президентского Совета по науке и образованию прошло в остром ключе. Тон задало обстоятельное выступление Владимира Путина, которое глава государства посвятил вопросам эффективности российской науки.
Президент отметил, что за последние годы в России удалось создать современные лаборатории, осуществить программу мегагрантов и запустить систему поддержки молодых талантливых ученых, открыть новые возможности для наших соотечественников, для молодых и даже совсем юных исследователей. 
Вместе с тем прозвучали и серьезные претензии в адрес научных организаций. Президент привел такую цифру: в прошлом году в академических институтах по 40% тем не представлено ни одной научной работы, учтенной хотя бы в какой-то из баз цитирования. “То есть, получается, либо результатов нет вообще, либо они никому не интересны”, – резюмировал глава государства.
Позже, на встрече с журналистами, президент РАН Александр Сергеев прокомментировал многие острые вопросы, которые поднимались на Совете.
По поводу 40% не учтенных ни в каких базах данных исследований он сообщил, что речь главным образом идет о темах, выполненных в рамках госзаданий. По словам А.Сергеева, проблема вскрылась еще в начале года, когда РАН совместно с ФАНО провела оценку ситуации по госзаданиям. 
– Действительно, около 40% тем в отчетах не отражены в журналах с DOI. А ведь этот идентификатор должно иметь любое мало-мальски значимое издание института, не говоря уже о тех, которые входят в международные базы данных. Журналы без DOI – это просто самиздат! – заявил глава РАН журналистам. По мнению А.Сергеева, такая ситуация возникает из-за неверного отношения к оформлению отчетов о работах, выполняемых в рамках госзадания. 
– Получается, что в рамках госзадания мы выпускаем продукцию, которая никому не нужна, а хорошими трудами отчитываемся в фондах и по ФЦП, потому что если там плохо отчитаешься, то в следующий раз денег не дадут, – объяснил президент РАН. 
При этом надо понимать, что госзадание – это не только финансирование конкретных работ, но еще и деньги на существование институтов, поддержание их научной инфраструктуры. Александр Сергеев считает, что выход из ситуации есть: пора заканчивать “лафу” с отчетами по госзаданиям, в них необходимо отражать то, что реально делается в институтах. 
Еще одна тревожная цифра, которую привел глава государства, связана с аналитическими исследованиями, на которые тратится 40 миллиардов рублей ежегодно. “Вместо конкретной технологии, оборудования профильные ведомства заказывают различного рода аналитические отчеты и прогнозы. Вроде бы исследования ведутся, а результат – очередная подшивка презентаций и таблиц, с которыми можно подчас познакомиться в любом открытом журнале. Наверное, такие работы тоже нужны. Только зачем их называть научными исследованиями? И знаете, сколько на это уходит? 40 миллиардов рублей”, – сообщил В.Путин.
Комментируя эти слова, Александр Сергеев напомнил, что в стране средства на исследования и разработки в гражданском секторе тратят свыше 60 главных распорядителей бюджетных средств (ГРБС), в основном это различные ведомства, в бюджетах которых есть раздел “Наука”. К примеру, Росалкогольрегулирование расходует на науку 21 миллион рублей за три года. 
– То есть эти 40 миллиардов рублей в год “разбрызганы” по большому количеству министерств, ведомств и прочих структур. И тратятся они не на исследования, которые выполняют их подведомственные институты, а на аналитическую работу, ведущуюся внутри соответствующих ГРБС, причем без всяких конкурсов! – вслед за президентом возмутился глава РАН.
По мнению А.Сергеева, если эти деньги и в самом деле идут на науку, то и критерии отчетности должны быть теми же, что и для научных исследований, – с включением публикаций. 
Во время брифинга Александр Сергеев неоднократно ссылался на закон о новых полномочиях РАН, который предоставляет Академии наук инструмент для научно-методического руководства всей научной и научно-технической деятельностью в стране. 
– Нам даются полномочия проводить оценку и выносить заключения в отношении научных тем программ развития организаций. Вот и посмотрим, на что тратятся деньги. Это не значит, что мы будем их отбирать, перераспределять – нет! Мы будем направлять свои заключения в соответствующие ФОИВы, и уже они будут решать, что с этой информацией делать, – пояснил А.Сергеев.
В своем выступлении В.Путин также обратил внимание участников Совета на то, что в стране сформировано три категории научных учреждений и до сих пор учреждения первой категории финансируются так же, как третьей. “Это что у нас – социалистическая уравниловка? А зачем мы тогда эти категории делали?” – удивился глава государства.
Александр Сергеев с такой постановкой вопроса согласился и объяснил, что его решение затянулось из-за трансформации профильного министерства, которая началась в мае этого года: 
– Мы вместе с ФАНО для себя поставили задачу понять, почему институты 3-й категории получили эти плохие оценки. Возможно, в ряде случаев дело не в том, что там плохая наука. Бывают же ситуации, что в первый раз просто что-то напутали. Поэтому, может быть, не штрафовать их, а помочь перебраться в более высокую категорию? Но, с другой стороны, президент правильно ставит вопрос – конечно, нужно сильных поддерживать, а со слабыми решать. Либо их как-то подтягивать, либо какие-то меры должны к ним применяться.
В выступлении В.Путина прозвучал вопрос и по поводу формирования новой программы фундаментальных исследований. “Мы договорились, что в рамках новых полномочий Российская академия наук в 2017 году сформирует программу проведения фундаментальных исследований. Я понимаю, что руководство академии поменялось, но преемственность должна сохраниться”, – сказал глава государства.
Президент РАН пояснил, что сейчас идет работа по Программе исследований на 2012-2020 годы. 
– Ее никто не отменял, и она прописана в бюджете до 2020 года. Новая программа должна стартовать в 2021 году, – отметил А.Сергеев. По его словам, следующее Общее собрание РАН как раз и будет посвящено этому вопросу. 
– У нас уже сформулирована концепция, и сейчас мы должны наполнять ее конкретным содержанием. Мы переформатировали научные советы РАН, ведь содержание программы должно идти от самых авторитетных профессионалов, которые понимают, что происходит в конкретной области знаний и какие просматриваются перспективы. Советы – это самые профессиональные ячейки в научном сообществе, с помощью которых мы покрываем научную карту всех дисциплин. И полнота покрытия этой карты – наша задача. Программа фундаментальных исследований, стартующая с 2021 года, будет составлена на основе прогнозов, которые нам в ближайшее время представят переформатированные советы, – сообщил президент РАН. 
Острые вопросы были подняты и другими участниками президентского совета. Так, ректор Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко негативно высказался о намечающейся научной “монополии” РАН.
На это Александр Сергеев отреагировал спокойно. 
– Был поднят очень важный вопрос. Что такое РАН? Когда мы говорим, что это собрание наиболее интеллектуальных людей, наиболее знающих в определенных областях, встает вопрос: каким образом можно использовать этот потенциал? Сейчас академиков в каком-то смысле “растащили” по разным советам, которые есть в других организациях, и при этом спрашивают: а почему у нас РАН ни за что не отвечает? Напомню слова Владимира Путина, которые он произнес в 2017 году: “Академия – это штаб исследований”. Но штаб так – из разных мест – не работает. Штаб – это когда все вместе организуют общую работу. Так мы и будем действовать, исходя из новых полномочий, – подытожил глава РАН.
Светлана Беляева
Фото с сайта kremlin.ru

Нет комментариев