Поиск - новости науки и техники

“Не знаю, зачем и кому это нужно”. Гражданская война стала трагедией для страны.

Последняя в этом году юбилейная выставка документов открывается 25 декабря в выставочном зале Государственного архива РФ. “И пошел брат на брата” – уже из названия ясно, что посвящается экспозиция Гражданской войне. Главная идея, заложенная архивистами, – никого не судить, а лишь показать, какой трагедией для народа стала эта ожесточенная, кровопролитная война, унесшая, по наиболее распространенным оценкам, 10,5 миллиона жизней. На вопросы “Поиска” отвечает ведущий специалист ГА РФ Дмитрий ТАРАТОРИН. 
– У историков нет единодушного мнения, когда началась Гражданская война, а вы как считаете?
– Мы начинаем издалека, с первопричины всеобщего бедствия. Сначала Первая мировая война и отречение Николая II, затем Февральская и Октябрьская революции. Этими событиями открывается наш экспозиция. По моему мнению, первые залпы Гражданской войны раздались еще в ноябре 1917 года при столкновении, хотя и скоротечном, красногвардейцев и юнкеров в Петрограде и  Москве, где они продолжались неделю. (У нас представлен снимок поврежденной артиллерийскими снарядами Спасской башни Кремля.) Мы используем средства мультимедиа, чтобы показать обстановку в стране в тот период. Прозвучат песни того времени, например, прекрасный романс Александра Вертинского “То, что я должен сказать”. В нем есть такие строки: “Я не знаю, зачем и кому это нужно. Кто послал их на смерть недрожащей рукой”. Написан он был по горячим следам: Вертинский присутствовал на отпевании погибших юнкеров в церкви Вознесения у Никитских ворот (там венчался Пушкин). Прозвучат военные марши белых полков – Дроздовского и Марковского, песни красных – о партизане Железняке и Чапаеве.
Формирование сил, противостоявших большевикам, началось на Дону в конце 1917 года усилиями прежде всего генералов Михаила Алексеева, Лавра Корнилова, благодаря своему авторитету в войсках и харизме возглавившего Белое движение, и Антона Деникина. Замечу, что “белыми” называли своих противников “красные”. А началось с того, что юнкера в Москве повязали себе белые банты, чтобы их отличали от красных. Сами белые считали, что служат в Добровольческой армии. Затем генерал Врангель назовет подчинявшиеся ему силы Русской армией, чтобы подчеркнуть ее отличие от Красной Армии, нацеленной на всемирную революцию.
Экспозиция строится по хронологическому принципу. Переход Добровольческой армии – знаменитый Ледовый поход с Дона на Кубань в расчете на сочувствие кубанских казаков (донцы воевать отказались). Тогда у белых было всего 3000-4000 человек. Произошло это в феврале-марте 1918 года. Есть у нас и рисунок дома, где размещался штаб генерала Корнилова, в окно которого влетела артиллерийская граната, его убившая. Имеются в экспозиции и другие уникальные экспонаты, например, пуля, извлеченная из тела В.Ленина когда в него стреляли на заводе Михельсона в Москве. 
– Как вам удалось раскрыть смысл названия выставки “И пошел брат на брата”?
– Способы – разные. В экспозиции, например, есть живописные полотна, убедительно иллюстрирующие трагедию, переживаемую народом. Главная здесь – знаменитая картина Соколова-Скаля “Братья”. В крестьянской избе отец встречает братьев – белого и красного. Типичная для того времени картина. 
Мы прослеживаем основные этапы Гражданской войны вплоть до подавления последних очагов сопротивления в Крыму и на Дальнем Востоке. В Крыму оно закончилось в ноябре 1920 года эвакуацией белых войск и гражданских из Севастополя. В Приморье борьба завершилась в октябре 1922-го, когда последние части под командованием генерала Дитерихса эвакуировались из Владивостока. Не ограничиваясь изложением хода военных действий, показываем противостояние красных и белых командиров. 
Уверены, что личностный фактор играл не меньшую роль, чем выигранные сражения. Братоубийственная война выдвинула на первый план яркие индивидуальности. Мы демонстрируем документы и личные вещи пяти ведущих участников Гражданской войны (понятно, что в действительности их было в разы больше). Это профессиональные воины, известные со времен Первой мировой, адмирал Колчак и генерал Брусилов. Противостоявшие друг другу лихой кавалерийский генерал Врангель, которого война вынудила стать политиком, и революционер Фрунзе, оказавшийся талантливым полководцем. В борьбе идей, как и на поле сражений, Врангель оказался побежденным. И выпадающий из жесткого деления “красные – белые”, но также незаурядная личность,  представитель третьей силы анархист Нестор Махно. В экспозиции – дневник его жены, захваченный красными, а также несколько листовок. “Университетами” напавшего на стражников малограмотного юноши стала тюрьма. Там он познакомился с анархистом Петром Аршиновым, остававшимся его наставником и в годы Гражданской войны. Аршинов помог Махно организовать республику анархистов в Гуляй-поле. Армия Махно была весьма дееспособной. Есть мнение, что именно рейд махновцев по тылам белой армии в 1919 году сорвал ее наступление на Москву. Он всегда был за красных как классово близких и отверг предложение Врангеля перейти на сторону белых, расстреляв его парламентеров. 
Махно воевал против всех: немцев, гетмана Скоропадского и Петлюры, Деникина и Врангеля. В 1921 году на “зачистку” Гуляй-поля бросили Фрунзе. Всего нескольким десяткам махновцев удалось тогда уйти на Запад через румынскую границу. Махно умер своей смертью в Париже в 1934 году, почитаемый анархистами Франции и Испании.
– Извечный вопрос: почему красные выиграли, а белые проиграли?
– Мы не стали прямо отвечать на него. Это делают документы. Например, противоборствующие коллекции красных и белых плакатов. Среди них есть и уникальные, скажем, перевернутая красная звезда, а в центре – “антитроица”,  условные деятели революции. Плакаты помогают понять, почему белые проиграли. На наш взгляд, они были только воинами-патриотами, а красные еще и политиками, причем очень талантливыми. Белые не понимали всю важность пропаганды, идеологическая “начинка” их плакатов слабее красных. Они не смогли установить диалог с крестьянством, не обозначили четко свое отношение к его праву на землю. Но едва ли не главная задача плакатов обеих сторон – “расчеловечить” противника. И красные, и белые представляли врага в виде некого жестокого монстра, которому чуждо все человеческое. Они вселяли ненависть в своих солдат. Выставка стремится показать противостояние враждующих масс и сделать это как можно убедительнее.
С уверенностью можно сказать, что монархистов среди белых было немного. Кроме, пожалуй, двух генералов – правда, культовых – Дроздовского и Маркова, но оба погибли довольно рано. Колоритная личность – небезызвестный генерал Слащов (прототип Хлудова из “Бега”), также представленный в экспозиции. По его словам, белая армия в верхах состояла из кадетов и октябристов, а в низах – из эсеров и меньшевиков. Первым, как известно, против большевиков выступил КОМУЧ, ратующий за созыв Учредительного собрания. Все эти силы не сумели договориться, не выработали общую платформу действий. Фактически у них не было программы, которая удовлетворила бы всех участников белого движения. Что их объединяло, так это ненависть к большевикам. Они не шли ни на какие компромиссы – лозунг единой и неделимой России был для них свят. А большевики представляли собой мощную сплоченную силу, возглавляемую энергичными и готовыми на все вождями. Взяв власть, они сумели ее удержать, ни с кем ею не поделившись.
– Понятно, что шла гражданская война, и все же откуда такие ненависть и жестокость? 
– На наш взгляд, цена человеческой жизни была девальвирована еще в Первую мировую. За годы войны, когда столько смертей вокруг, солдаты и вовсе перестали ее ценить. Гражданская война ожесточила их еще больше. Белые офицеры съезжались на Дон в надежде на поддержку казаков, но не получили ее. Казаки воевать не хотели, тем более за “вашблагородие”. Большевики были далеко, в Петрограде, да и кто, как не они, дали мир?.. Это для офицеров биться с красными было делом чести, но не для казаков. А меньше чем через полгода Дон восстал, потому что большевики действовали очень жестоко. Жестокость была установкой их лидеров, давно призывавших к гражданской войне. И сражались они не только с буржуазией – казаки для них были оплотом самодержавия. Отсюда и расказачивание. И обе стороны мстили друг другу. Вспомним хотя бы “Тихий Дон”. Наш экспозиция не педалирует эту тему, но, скажем так, она нашла в ней отражение. 
– Сколько человек (хотя бы приблизительно) ушли с Врангелем из Крыма?
– Порядка 150 тысяч. Не только армия, но и беженцы. Врангель эвакуировал дееспособную армию, поскольку планировал, разместив ее в Болгарии, с помощью Антанты через Румынию вернуться в Россию. 
– Известно, сколько белых офицеров осталось?
– Точных цифр нет. В Крыму красными были уничтожены от 60 до 120 тысяч человек. Сначала под угрозой расстрела их заставили зарегистрироваться, затем по этим же спискам арестовали. В экспозиции представлено письмо писателя Ивана Шмелева с просьбой расследовать причину убийства его 25-летнего сына – участника белого движения, бывшего студента, затем подпоручика Русской армии, воевавшего с немцами, одного из тех, кто поверил обещанию красных, что мстить белым не будут. Уцелели в бойне лишь немногие. Пострадали и невиновные, и так называемые сочувствующие. Во многом это была местная инициатива. Дзержинский потом говорил, что товарищи на местах перестарались. Некоторые из эвакуировавшихся под действием пропаганды вернулись в Россию. Среди них – бывший генерал Слащов. Он преподавал тактику в школе комсостава “Выстрел”, пока его не застрелил некто, по официальной версии, мстивший за брата, повешенного Слащовым в годы Гражданской войны. 
Выставка будет работать до 28 февраля. 
Юрий ДРИЗЕ
Иллюстрации предоставлены ГА РФ 

Нет комментариев