Поиск - новости науки и техники

Можно без сюпризов? Ученые рекомендуют министру считаться с их мнением.

Подготовленный в Минобрнауки проект Государственной программы Российской Федерации “Развитие науки и технологий” до 2020 года, которая призвана объединить ресурсы, используемые для поддержки научных исследований и разработок, категорически не устраивает многих ключевых участников процесса. Это выяснилось в ходе расширенного заседания Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям, посвященного обсуждению упомянутого документа.
Госпрограмму представлял министр образования и науки Дмитрий Ливанов, отметивший, что она “не вносит ничего принципиально нового в финансирование или управление наукой, но позволяет на более высоком уровне координировать научно-техническую деятельность”. Однако как раз в деле координации, а именно – в налаживании взаимодействия заинтересованных сторон уже на этапе подготовки программы, ее разработчики и не преуспели.
Практически все выступавшие говорили о необходимости принципиальной переработки внесенного на рассмотрение Госдумы проекта. Вице-президент РАН Геннадий Месяц даже заявил, что реализация положений представленного документа – “это разгром фундаментальной науки в России”. А ведь уже в октябре госпрограмма должна рассматриваться на заседании правительства, пройдя до этого все необходимые согласования. К слову сказать, Российская академия наук свою согласующую подпись под проектом отозвала, обнаружив, что вариант, опубликованный в июле на сайте Минобрнауки, принципиально отличается от того, на который РАН в марте дала положительное заключение.
– Что происходит с госпрограммой? – спросил министра вице-президент академии Александр Некипелов. – Если новый состав министерства отказался от документа, который разработали его предшественники, нужно было хотя бы поставить об этом в известность заинтересованные стороны.
Дмитрий Ливанов ответил, что идет процесс согласования госпрограммы в федеральных органах исполнительной власти. Видимо, имелось в виду, что изменения вносятся в ходе этого процесса. О том, почему судьбу участников программы решают заочно, министр умолчал.
Зато Дмитрий Викторович призвал присутствующих ничего не бояться. “Страх не та эмоция, которую надо использовать во время серьезных обсуждений”, – заявил он в ответ на высказанное вице-президентом РАН Сергеем Алдошиным опасение в связи с отсутствием в госпрограмме приложения, касающегося изменений, которые должны быть  внесены в законодательство. “Отсылка на это приложение есть, а самого текста мы не обнаружили. Но без внесения этих корректив госпрограмма не может быть выполнена”, – объяснил академик Алдошин. Он отметил, что приложение не должно стать для РАН сюрпризом, появившись в последний момент, когда ничего нельзя будет изменить.
Слова “сюрприз” и “неожиданность” в речах выступавших, надо сказать, звучали довольно часто. Так, вице-президент Российской академии медицинских наук Александр Арчаков сообщил, что, прочитав новую редакцию госпрограммы “Развитие науки и технологий”, в РАМН с удивлением обнаружили, что их академия из нее исключена.
– Такова позиция профильного министерства, поддержанная правительством, – пояснил Дмитрий Ливанов. – Минздрав посчитал, что в медицине собственно исследования трудно отделить от лечения, и потребовал “перевести” РАМН в госпрограмму развития здравоохранения.  
Академик Арчаков заявил, что с руководителями медицинской академии этот вопрос никто не согласовывал и у них на этот счет своя точка зрения, отличная от позиции Минздрава. Коллегу поддержал президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кудрявцев. “Складывается впечатление, что нас хотят разделить, растащить по министерствам, – сказал он. – Между тем с 2008 года государственные академии наук выполняют совместную программу фундаментальных исследований. Это новый уровень управления и координации усилий всех академических сообществ, который позволяет нам эффективно взаимодействовать. Мы считаем, что наработанный нами опыт должен быть использован при создании госпрограммы “Развитие науки и технологий”.
Не менее удивленным, чем руководители госакадемий, выглядел и президент Ассоциации государственных научных центров, генеральный директор ФГУП “ВИАМ” Евгений Каблов. Он сообщил, что ГНЦ, как и РАМН, выпали из нового варианта госпрограммы. По словам Е.Каблова, Ассоциация ГНЦ принимала участие в разработке программы, и в прежней редакции государственные научные центры фигурировали, что вполне естественно: они одно из главных звеньев в цепочке, связывающей фундаментальную и прикладную науку. Дмитрий Ливанов пообещал, что рассмотрит вопрос об участии ГНЦ в госпрограмме. Согласился он и с тем, что при создании органов управления программой должен быть учтен опыт госакадемий.
Министр ответил и на критику со стороны представителей РАН, что министерство сделало себя одновременно и госзаказчиком, и исполнителем программы, узурпировав даже право на управление фундаментальными исследованиями. “Ни я, ни мои заместители не претендуем на руководство научными работами: определять приоритеты будут сами ученые, – заверил Дмитрий Ливанов. – Мы создадим из признанных научных лидеров целый ряд экспертных и консультационных советов по поддержке исследований и разработок на всех уровнях. Министерство будет заниматься лишь координацией работ и согласованием интересов различных ведомств”.
“К сожалению, в программе все написано совсем не так, как нам говорит Дмитрий Викторович, – заявил заместитель главного ученого секретаря РАН Владимир Иванов. – Про взаимодействие с научным сообществом там нет ни слова. Все управленческие функции оставлены за чиновниками. В общем, надо садиться за стол переговоров и переписывать документ заново”.
Это предложение поддержали многие участники заседания. Вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук Юрий Лачуга, в частности, призвал не принимать в спешке стратегический документ, в соответствии с которым должно идти развитие науки и технологий в стране в ближайшие восемь лет. “На кону будущее отечественной науки, – заметил он. – Поэтому мы не должны делать грубых ошибок, граничащих с преступлением”.

Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая Андрюшова

Нет комментариев