Поиск - новости науки и техники

К общему удивлению. В проекте новой госпрограммы обнаружены странности.

Откликаясь на часто звучащее в выступлениях Дмитрия Ливанова предложение к научному сообществу активно включаться в обсуждение путей развития российской науки, Совет директоров институтов РАН уделил основную часть внеочередного заседания рассмотрению проекта Государственной программы “Развитие науки и технологий” (РНиТ). Собственно, ради этого документа директора и собрались раньше времени на свою первую после летних каникул встречу.
Статус у госпрограммы весьма серьезный: она призвана объединить ресурсы, которые используются для поддержки научных исследований и разработок в нашей стране. Предполагаемый объем бюджетного финансирования по программе с 2013 по 2020 год составляет около 2,6 триллиона рублей. Под стать выделяемым суммам и задачи, среди которых числятся развитие фундаментальных исследований, создание задела на приоритетных направлениях научно-технологического развития, интеграция российского сектора исследований и разработок в международное пространство.
Понятно, что ученым небезразлично содержание столь масштабного документа. “Поиск” уже писал, что обсуждение РНиТ недавно проходило в Комитете Госдумы по науке и наукоемким технологиям и там на нее обрушился шквал критики. Представители госакадемий, государственных научных центров, профильного комитета Думы оценили уровень подготовки документа как совершенно неприемлемый. Они говорили о нежелании разработчика – Министерства образования и науки – согласовывать госпрограмму с ее участниками, о многочисленных технических огрехах проекта, а также о том, что предложенные механизмы управления, формирования тематики, оценки результатов не соответствуют целям и задачам программы и часто противоречат действующему законодательству.
На заседании Совета директоров госпрограмма рассматривалась как часть новой системы организации научных исследований в Российской Федерации. О нововведениях в научной политике – свершившихся и готовящихся – собравшихся проинформировал заместитель главного ученого секретаря Президиума РАН Владимир Иванов. Речь шла сразу о трех программах: уже упомянутой госпрограмме “Развитие науки и технологий”, о Программе фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2013-2020 годы и Программе фундаментальных научных исследований Российской Федерации. Две последние по идее должны были стать составными частями госпрограммы. Однако программу госакадемий в нынешний вариант РНиТ почему-то не включили, хотя в первоначальной, согласованной с РАН версии она содержалась.
А Программу фундаментальных научных исследований, которую предполагалось принять до конца года, пока еще никто не видел. “Что делает по данной программе министерство, мы не знаем, – отметил Владимир Викторович. – Академия наук, со своей стороны, подготовила и направила в правительство свой вариант этого документа. Недавно вице-премьер Ольга Голодец дала поручение Минобрнауки использовать его для разработки федеральной программы”.
Выступавшие выражали удивление, что общая для страны программа фундаментальных исследований готовится кулуарно и Академия наук, отвечающая за проведение и координацию таких работ в стране, вынуждена обозначать свои позицию явочным порядком.
Все, что происходит вокруг госпрограммы “Развитие науки и технологий” и ее составляющих, как и содержание самой РНиТ, показались директорам очень странными. Насторожило их уже то, что ответственным исполнителем программы выступает Министерство образования и науки. “Это нонсенс: нигде в мире министерства наукой не занимаются”, – прокомментировал Владимир Иванов. Он высказал сомнение, что сотрудники Минобрнауки имеют достаточную научную и управленческую квалификацию, чтобы своими силами выполнить госпрограмму, сравнимую по масштабам с атомным проектом.
С исполнителями составляющих госпрограмму подпрограмм, по мнению участников встречи, получилась полная неразбериха. По первой части “Фундаментальные научные исследования” в исполнители наряду с рядом госакадемий и научными фондами почему-то записан Российский фонд технологического развития (РФТР). При этом в списке отсутствуют вузы и Российская академия медицинских наук. Про РАМН известно, что ее исключили по требованию Минздрава, даже не известив об этом руководство академии. А вот с высшей школой ситуация не ясна.
– В тексте программы написано, что к 2013 году в высших учебных заведениях должна быть сформирована система фундаментальных исследований, – отметил В.Иванов. – Получается, что сейчас вузы наукой системно не занимаются. А как же федеральные и исследовательские университеты, которые создавались именно под эту задачу?
Дальше – еще интереснее. У подпрограммы №2 “Поисковые и прикладные проблемно-ориентированные исследования и развитие научно-технического задела в области перспективных технологий” единственный исполнитель – Российский фонд технологического развития. За подпрограмму №3 “Институциональное развитие научно-технического сектора” (по этому разделу, в частности, проходит интеграция науки и образования) отвечает только НИЦ “Курчатовский институт”. Развивать межотраслевую инфраструктуру (подпрограмма №4) планируется исключительно силами того же НИЦ и Минфина. А международное сотрудничество в сфере науки (подпрограмма №5), по замыслу разработчиков госпрограммы, вполне способен обеспечить один “Росатом”.
Участники встречи пытались понять логику и степень компетентности составителей проекта, “отжавших” Академию наук в отдельную подпрограмму-”резервацию” и закрывших ей доступ в другие. Звучали вопросы: “Неужели они думают, что интеграцию науки и образования можно вести без участия Академии наук? Разве не понятно, что РАН занимается прикладными исследованиями и разработками, имеет крупные инфраструктурные проекты и установки из разряда мегасайенс, развивает международные связи?”
Недоумение и даже отторжение вызвал у членов Совета директоров и намеченный механизм управления госпрограммой. Планируется, что во главе процесса встанет Научно-координационный совет (НКС) под председательством министра или замминистра образования и науки. Министр будет утверждать и весь состав НКС. Функции текущего управления программой передаются Дирекции научно-технических программ, отвечающей за реализацию ФЦП Минобрнауки.
В своем решении Совет директоров охарактеризовал госпрограмму как “инструмент для изменения системы управления наукой и передачи этих функции от научного сообщества Министерству образования и науки РФ” и отметил, что такой подход является “нарушением прав на самоуправление государственных академий наук, предусмотренных действующим законодательством”.
– Складывается ощущение, что скоро нас начнут старательно делить на “прикладников” и “фундаментальщиков”, – констатировал директор Физико-технического института им. А.Ф.Иоффе РАН член-корреспондент РАН Андрей Забродский (на снимке). – Такие попытки резать науку по живому предпринимаются регулярно, уже надоело объяснять, что так делать нельзя. Люди, которые все это придумывают, явно не понимают, как устроена наука, и при этом берутся всеми нами руководить. Недавно в рамках Отделения физических наук мы готовили общую программу по физике конденсированных состояний. Сбор предложений от организаций и их “упаковка” заняли два месяца. При этом все участники процесса хорошо знали, чем какой институт занимается. И подобных программ в академии не один десяток. Понимают ли чиновники уровень сложности задач, с которыми им придется столкнуться?
Директор Института спектроскопии член-корреспондент РАН Евгений Виноградов заявил, что министерство продвигает программу не развития, а уничтожения науки и технологий в России. Он предложил провести в ближайшее время внеочередное Общее собрание РАН, на котором рассмотреть новые тренды научно-технической политики. По мнению других участников заседания, для выработки консолидированной позиции научного сообщества к дискуссии необходимо пригласить не только членов Общего собрания, но и представителей всех входящих в РАН коллективов, а также организаций, в партнерстве с которыми академия решает важнейшие народно-хозяйственные задачи.
Между тем, как сообщил Владимир Иванов, уже 19 октября госпрограмму планируется рассмотреть на заседании правительства. На встрече в Госдуме Дмитрий Ливанов обещал скорректировать проект с учетом высказанных замечаний, но в академию новый вариант так и не поступил. Не дождались в РАН и обещанного министром приложения, содержащего список необходимых для выполнения программы законодательных изменений. Об этом документе упоминается в опубликованном варианте программы, но сам он нигде не фигурирует.
Обсуждалась на Совете директоров и судьба Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2013-2020 годы. Проект этого документа в июне был разослан на согласование в федеральные органы исполнительной власти, замечания на него поступили в госакадемии только в середине сентября. При этом уже к октябрю программа должна быть передана на утверждение в правительство.
Академиям наук пришлось в срочном порядке собирать внеочередное заседание Координационного совета программы с приглашением полномочных представителей от приславших свои замечания министерств (Минэкономразвития, Минфина, Минрегиона, Минздрава). В ходе согласительного процесса стороны достигли взаимопонимания по большинству вопросов. Предложения федеральных органов исполнительной власти, не противоречащие действующему законодательству и государственным стратегическим документам, были учтены. Чтобы уложиться в установленные сроки, Координационный совет принял решение самостоятельно направить в правительство доработанный проект.

Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев