Поиск - новости науки и техники

С математической строгостью. Ульяновский госуниверситет по факту вошел в число авиационных вузов.

О МАТФ-2012, привлекшем внимание полутора десятков стран и многих тысяч посетителей, восхищавшихся, прежде всего, виртуозным мастерством и смелостью участников показательных выступлений, “Поиск” писал в конце августа (“Я – авиатор!”, №35, 2012). Но за рамками репортажа остались факты сотрудничества вузов и производственных предприятий – проекты, поддержанные конкурсами Министерства образования и науки РФ. О том, как они способствуют повышению безопасности полетов, помогают авиационной отрасли стать эффективнее, – наш рассказ.

Про Группу компаний “Волга-Днепр” в Ульяновске рассказывают легенды. Все-таки в этом городе началась ее история, и за 22 года своего существования первая авиакомпания, занявшаяся перевозками грузов в разные точки планеты, не просто выжила, окрепла, приросла новыми структурами, но и раскинула свои представительства по девяти странам мира. Куда и что только ее сотрудники ни транспортировали в самых разных климатических условиях. Говорят, им доверяли возить экскаваторы, вертолеты, золото, концертное оборудование Майкла Джексона, корабельный винт с единственной точкой опоры, который, веся больше 75 тонн, “стоял”, будто на игле… В Группе компаний трудится свыше 3 тысяч человек, и даже самые жесткие критики отечественной авиации признают: “Волга-Днепр” по праву входит в десятку лучших авиатранспортных предприятий мира. А президент этой фирмы Алексей Исайкин и ее топ-менеджеры ставят задачу к 2020 году войти в первую половину названного списка лидеров. Для этого им нужны квалифицированные кадры и безупречная репутация, которая в авиации всегда начинается с безаварийности полетов. Своей работой, считают сотрудники “Волга-Днепр”, они изменяют представление о воздушной логистике, а миссию формулируют так: “Надежные мосты для наших партнеров по всему миру”.
Как рассказала руководитель программы “Молодое поколение” Александра Шевченко, кадрами компания занимается последнее время системно. Тем более что, по прогнозам, к 2030 году в мире не будет хватать порядка 10 000 пилотов. Скажутся последствия “демографических ям” и общее для разных стран снижение интереса молодежи к инженерно-техническим специальностям, к авиационной отрасли в целом. Поэтому “Волга-Днепр” подписала соглашения с несколькими ведущими авиационными вузами и факультетами о подготовке нужных ей кадров, проведении крупных научно-исследовательских работ. Например, с УлГУ, УлГТУ, Ульяновским высшим училищем гражданской авиации, Казанским НИТУ им. А.Н.Туполева, НИУ Томский политех…
Услышав первым в списке имя Ульяновского госуниверситета, я даже прервала скороговорку Александры: “Давно ли УлГУ стал считаться авиационным вузом?”. Ответ был: “Он постоянно работает на нашу отрасль, и уж точно – давний партнер нашей компании. Его серьезная работа посвящена прогнозированию и предотвращению авиационных происшествий”. Ведь к нашему популярному лозунгу “Перевезем все!” последнее время добавилось слово “Безаварийно”. Это стратегия Группы компаний “Волга-Днепр”.
Планы амбициозные, стратегия грамотная. Проект, который упоминала А.Шевченко, демонстрировался на МАТФ-2012 в экспозиции Ульяновского госуниверситета. Инициировало проект руководство “Волга-Днепр”, встревоженное мировой тенденцией роста числа неприятностей, связанных с авиацией. Алексей Исайкин, президент Группы компаний, обратился в УлГУ, рассчитывая найти там понимание и необходимых специалистов. А тут вышло  Постановление Правительства РФ №218 о господдержке кооперации между вузами и организациями, ведущими комплексные проекты по созданию высокотехнологичных производств. Когда в рамках этого документа Министерство образования и науки РФ объявило конкурс,  “Волга-Днепр” совместно с Ульяновским государственным университетом выиграла право на осуществление проекта “Автоматизированная система прогнозирования и предотвращения авиационных происшествий при организации и производстве воздушных перевозок”. Удалось это потому, что у партнеров уже были предварительные исследования и эскизные работы по этой теме. Не с нуля начинали. Да и отнеслись партнеры к комплексному проекту весьма ответственно. Консультантами для этой работы привлекли ведущих ученых из разных вузов и промышленных предприятий. Экспертный совет возглавил специалист в области управления рисками и безопасностью член-корреспондент РАН Николай Махутов. Финансирование исследования и разработка системы осуществлены на паритетной основе за счет государственных ресурсов (Министерство образования и науки РФ) и собственных средств ГК “Волга-Днепр”.
Вычитав все это на планшетах, я поймала за рукав дежурившего у стенда молодого человека. Он представился – Михаил Зайкин, ведущий программист Центра CALS-технологий УлГУ. Спрашиваю, имеет ли он отношение к проекту с “Волга-Днепр”, что может рассказать.
– Да, конечно, – отвечает он. – Проект начали летом 2011 года, наше направление – управление нормативной документацией при совершении авиационных перевозок. Ведь чтобы уменьшить число и тяжесть последствий авиационных происшествий, необходимо соблюдать нормативные требования, ­ГОСТы, законодательства, требования Международной организации гражданской авиации (ICAO), а для этого необходимо свести все эти нормы и правила в единую систему на базе требований безопасности компании, для которой делается система. Проект грандиозный мощью целей и совокупностью привлеченных сил. Высшая школа и крупная компания объединили усилия, чтобы создать систему, позволяющую превентивно управлять рисками при организации и осуществлении воздушных перевозок.
– Однако кроме нормативных нюансов проектируемой системе придется учитывать массу других факторов, – вступил в разговор, закончив общение с другими посетителями стенда, Игорь Санников, заместитель декана факультета математики и информационных технологий Ульяновского госуниверситета. – Каждую ситуацию надо рассматривать как минимум с трех точек зрения: “человек”, “машина”, “среда”. Экипаж, скажем, Ан-124 состоит из шести – восьми человек. Обычно это люди разного возраста, с различными реакциями, показателями здоровья, непохожими характерами, с разным налетом часов и в целом за жизнь, и непосредственно перед очередным рейсом. То есть два пилота этого экипажа будут наверняка отличаться по набору параметров. Система должна их различать при оценке рисков.
– Дальше – “машина”, – продолжил он. – В парк воздушных судов Группы компаний “Волга-Днепр” входят “Русланы” (Ан-124-100), транспортные Ил-76 и Боинги-747. Любой самолет состоит из собственно планера, тысяч всевозможных узлов и агрегатов, нескольких двигателей, гидро-, электро- и прочих систем. Все они имеют обыкновение когда-то ломаться. В авиакомпании обычно есть информация, что, когда и почему сломалось, кем и как чинилось, давно ли функционирует после ремонта. Третий массив данных – о среде. Естественной, в которой самолет движется: с ветром, туманом, снегом, дождем или изморозью. И об искусственной: навигационном обеспечении на аэродроме, состоянии покрытия взлетно-посадочной полосы. Один аэропорт оснащен современной техникой, другой – нет. Соответственно, различным будет и риск полета в эти аэропорты. Мы собираем все эти данные и на основе теории вероятности, математической статистики с помощью системы прогнозирования и предупреждения авиационных происшествий говорим, как, вероятно, будут развиваться события. Так как ни у нас не было технологии создания таких систем, ни опыта у компании “Волга-Днепр”, мы постоянно в этом проекте находимся в научном и производственном поиске. Цель – создать продукт, который был бы универсален для многих фирм. Пусть сначала он будет применен в компании, которая получила под него субсидию, а дальше продукт ей принесет деньги, будучи продан. Вузу же это интересно с точки зрения науки, плюс реализация проекта способствует формированию новых спецкурсов и учебных программ, которые обеспечивают приток высококвалифицированных специалистов в реальный сектор экономики.
– Самолеты “Волга-Днепр” летают не по одному и тому же маршруту, разные грузы во­зят, на разных бортах, то есть всякий раз решают уравнение с новыми условиями. Как это можно превратить неизвестную реальность в формулы на все случаи жизни?
– Система, которую мы разрабатываем, уникальна. Она позволит успешно решать ключевую в авиационной отрасли проблему контроллинга – выдачи рекомендаций тем, кто принимает решения о предотвращении рисков или минимизации ущерба от них. Схожа она отчасти только системой CATS, разработанной по заказу правительства Нидерландов. Но та много проще, ее выводы строятся на сопоставлении данных об эксплуатации судов авиакомпаниями, на огромной базе данных об авиационных происшествиях по всему миру. Зарубежная система не использует актуальные сведения о ситуации в ожидаемых условиях выполнения полета. Наш же продукт позволит решать существенно больший объем задач, скажем, предупреждать пилотов о возможных рисках за несколько часов до полета, чтобы пилот заранее готовился минимизировать вероятность проявления рисков, как бы осуществить их профилактику.
Невольно вспомнив про пользу диспансеризации, я поинтересовалась, как все-таки устроена программа. Оказалось, разделена на модули. Первый, например, рассматривает возможность долгосрочного прогнозирования состояния компании на ближайшие три года. Есть модуль оперативного прогнозирования – о текущем маршруте с конкретным экипажем, с текущими аэродромами вылета и посадки, в текущих метеоусловиях. Строят прогноз вероятных событий, измеряя риски часто… в рублях на единицу времени. Например, в определенных случаях риск столкновения воздушного судна с птицами оценивается в 25 тысяч долларов на час полета, а риск выкатывания за взлетно-посадочную полосу при посадке “стоит” уже минимум 100 тысяч долларов на час полета. Любой управленец поймет, какой из указанных рисков надо снизить первым: жестко требовать от пилотов, чтобы не превышали скорости посадки судна, особенно если полоса мокрая…
Как сообщил Игорь Санников, в Правилах расследования авиационных происшествий и инцидентов описаны 38 типов этих событий. Ульяновцы выбрали из них для анализа своей системой 14 крупных, обобщенных блоков. Вероятность, скажем, в предстоящем полете разгерметизации судна. Событие может закончиться как аварией, так и катастрофой. Или еще одно часто случающееся происшествие, наиболее тяжкое по последствиям, – столкновение самолета с землей, с летящим судном… Учитывают они и опасность теракта в регионе, куда намечен рейс. Для этого изучают по ключевым словам в СМИ текущую политическую ситуацию и возможность ее осложнения там. Поднимают архивные материалы: были ли в этом месте какие-то захваты лайнеров, где, с какими последствиями… И дальше на каждое из этих 14 типов событий умная система вычерчивает “древо” – цепочку происшествий, которые приводят к беде.
Почва, на которой произрастает “древо происшествий”, подпитывается опросами специалистов, разбором сотен ситуаций, уже случившихся с авиаперевозчиками. Сложность анализа в том, что проект – глобальный, а времени на него отпущено менее двух лет. Сейчас идет уже четвертый из пяти этап – пробной эксплуатации и внедрения проекта. До конца года команда исполнителей проекта должна эту систему сдать заказчику – генеральному директору Группы компаний “Волга-Днепр”.
– Кроме предоставления информации о самолетах, всяческих неприятностях, с ними случающихся, и т.д., что делает в этом проекте Группа компаний “Волга-Днепр”?
– В проекте задействованы практически все ее подразделения, руководство оказывает всестороннюю помощь: выделили помещение, закупили сервер, предоставили специалистов для консультации, поставили компьютеры, открыли для нас свою базу данных, которая автоматически пополняется. Руководители этого проекта от бизнеса – Власов Иван Владимирович, а от УлГУ – Бутов Александр Александрович и Шаров Владимир Дмитриевич. До полутора десятков вузовских программистов постоянно работают со специалистами “Волга-Днепр”. Как раз сейчас “копятся” ошибки первого и второго рода – это когда мы прогнозируем, а события развиваются по иному сценарию. Накопив статистику, мы сумеем предварительно оценить надежность создаваемой системы. Для верификации результатов, которые мы выдаем, “Волга-Днепр” привлекает консультантов из российских вузов и предприятий. Они, по сути, выступают соавторами системы и потому будут обсуждать ее на третьей уже Международной конференции, посвященной системам управления жизненным циклом изделий авиационной техники, которую организует наш вуз в ноябре на базе “Авиастар-СП”. Будет много специалистов, разбирающихся в этой проблеме, способствующих ее решению.

Елизавета ПОНАРИНА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев