Поиск - новости науки и техники

Линия Сколково: Все в одном лифте.

Деятельность институтов развития и их роль в экономическом росте России оказались в центре внимания участников встречи, состоявшейся на прошлой неделе в стенах Гиперкуба – первого здания иннограда “Сколково”.

Участниками экспертной сессии накануне Форума “Открытые инновации” стали руководители оте­чественных институтов развития: президент Фонда развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий “Сколково” Виктор Вексельберг, председатель правления ОАО “РОСНАНО” Анатолий Чубайс, генеральный директор, председатель правления ОАО “РВК” Игорь Агамирзян, заместитель министра экономического развития РФ Олег Фомичев, заместитель мэра Москвы в правительстве Москвы по вопросам экономической политики Андрей Шаронов, председатель ГК “Банк развития и внешнеэкономической деятельности” (Внешэкономбанк) Владимир Дмитриев, гендиректор Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере Сергей Поляков, исполнительный директор программы ИНОВАР (INOVAR Program) правительства Бразилии, член Международного консультативного совета исследовательской группы под руководством профессора Гарвардской школы бизнеса Джошуа Лернера Патриция Фрейтас. Модератором встречи выступил ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев.
Отечественные институты развития имеют разную миссию, размер, возраст… Но, как оказалось, взгляды их руководителей на современный этап экономики страны, пути решения существующих проблем, а главное – на судьбу их “подопечных” – российских стартапов, а также расширение системы венчурных инвестиций в хай-тек-отрасль, во многом совпадают.
Говоря об основных моментах становления “Сколково”, Виктор Вексельберг отметил, что главная задача, реализацией которой занят фонд, – “создание среды для поддержки и продвижения инновационных проектов, сокращение того разрыва, который на сегодня существует в стране между институтами фундаментальных исследований и коммерциализацией проектов”. Среди базовых элементов “Сколково”, которые, собственно, позволяют поддерживать и развивать инновационную экосистему, первым он назвал Сколковский институт науки и технологий и его ключевые структуры – 15 исследовательских центров (три из которых уже действуют). По словам главы “Сколково”, конкурс по их созданию, участие в котором приняли 140 команд из более чем 30 стран, оказался “необычайно успешным”. Главное же в центрах – авторитетный состав сотрудников, среди которых есть и нобелевские лауреаты.
Второй важный элемент – Технопарк “Сколково”, основной резидентский фонд которого должны составить стартапы. На сегодня фондом рассмотрено более 10 тысяч заявок на получение статуса резидента “Сколково”, более 700 компаний уже зарегистрированы как резиденты. И это прямое доказательство того, что разговоры, будто технологическая и инновационная среда страны пребывает в некотором застое, как говорится, “слегка преувеличены”: “Ежедневно мы получаем более 50 заявок, их уровень в целом достаточно высок. Мы сформировали серьезную команду экспертов – более 600 специалистов из самых разных научных областей и стран принимают участие в отборе и анализе проектов”, – подчеркнул Виктор Вексельберг.
Третий базовый элемент экосистемы “Сколково” – “ключевые партнеры, крупные корпорации, лидеры в своих отраслях”. С ними уже подписаны более 20 соглашений, ряд компаний открыли на территории иннограда свои офисы, подали заявки на создание научно-исследовательских центров. “Финансовый институт, который является неизбежной частью этой среды, – венчурные компании и корпорации, – отметил Вексельберг. – 46 венчурных компаний подписали с нами соглашения о желании соинвестировать в наши проекты. За текущий год более миллиарда рублей уже инвестировано в те стартапы, которые оказались доступны для участия венчурного капитала. Много это или мало? Наверное, мало. Но это в два раза больше, чем в прошлом году. Такие темпы роста в условиях общего экономического спада и, в частности, существенного спада активности венчурных корпораций на мировых рынках вселяют надежду, что российский потенциал в данной области все-таки достаточно высок и есть серьезная уверенность, что нам удастся создать ту среду, о которой мы сегодня говорим”.
Столь представительное присутствие руководителей институтов развития на встрече, по мнению Виктора Вексельберга, свидетельство важной и правильной тенденции того, как, пусть и болезненно, через ошибки и поиски, у нас в стране все-таки формируется “инновационый лифт”. И государство старается принимать участие во всех частях этого процесса: от начальной стадии инновационного пути до практической реализации – воплощения конкретных индустриальных проектов.
– “Сколково” находится в начальной стадии этой деятельности, и роль господдержки тут особо важна. Потому как уровень риска, возможной неудачи на данном этапе наиболее высок. Грантовая поддержка в таком случае – абсолютно правильный механизм. Другие институты развития, такие как РВК или РОСНАНО, в значительной степени используют рыночные механизмы. И это тоже правильно, поскольку на последующих этапах правом на поддержку должны обладать проекты, которые имеют большую конкурентоспособность и востребованность на рынке. Важный элемент дня сегодняшнего – интеграция между институтами развития, поиск новых форм взаимодействия.
Говоря о роли “Сколково” в формировании отечественного “инновационного лифта”, модератор встречи заметил, что фонд часто критикуют за попытку собрать всех инноваторов в одном месте. Стоит ли это делать, ведь российская территория велика?..
– В региональном контексте у нашего проекта есть свои плюсы и минусы, – ответил Виктор Вексельберг. – Очевидный плюс то, что появление проекта “Сколково” всколыхнуло инициативу во многих регионах страны. Обозначилась тенденция – “мол, и мы сами так можем, и у нас тоже есть успешные проекты, возьмем и докажем, что “Сколково” – не единственное место для инновационного развития”. И это хорошо! Если у нас появится такая конкурентная среда, которая обеспечит максимальное вовлечение интересантов в эти процессы, то, думаю, в значительной степени можно говорить о состоявшемся успехе, причем в интересах всей страны. С другой стороны, если вы спросите меня, целесообразно ли сегодня распространять по стране аналоги типа “Сколково”, отвечу, что делать это рано.
Пока у нас еще нет окончательного понимания, насколько удастся собрать ту критическую массу интеллектуального потенциала, которая будет рождать те успешные проекты, о которых мы сегодня говорили. Распыленность этого капитала по территории нашей бескрайней России, может, и приведет к появлению небольших инновационных групп, но эффекта перехода количества в качество мы не получим. Если брать аналоги таких успешных проектов восточного и западного побережий Америки, как Массачусетс, Стэнфорд, MIT, то и там столь существенная концентрация имеется только в двух-трех местах. Даже такие успешные страны не позволяют себе (не видят возможности) создать этот критический потенциал в 20-30 центрах поддержки и продвижения инновационного продукта. Потому, мне кажется, наша задача – пройти как можно быстрее опыт “Сколково”, чтобы в дальнейшем иметь возможность распространять его по стране в целом.
Говоря о деятельности РВК, его глава – Игорь Агамирзян – подчеркнул, что рассматривает институты развития и компанию, которой руководит, как рыночный инструмент для решения задач, поставленных государством: “Мы действуем в интересах государства, а значит, развития рынка и всей экономики страны. В отличие от других институтов развития мы являемся практически одним из инструментов, работающим в “непрямой модели”: мы не занимаемся непосредственно инвестиционной деятельностью, а участвуем в фондах, которые инвестируют в конкретные технологические проекты. Кроме того, ведем обширную программу развития рынка, которая ориентирована на формирование в российской экономике соответствующей системы для поддержки, совершенствования и роста инноваций. В бизнес-терминах такая деятельность называется “Business Development”. Когда несколько лет назад мы начали этим заниматься, ситуация была в зачаточном состоянии, но за последние три года наметился существенный прогресс, по крайней мере плотность среды с точки зрения наличия всех необходимых инфраструктурных элементов и появления независимых участников и игроков рынка выросла на несколько порядков. И это результат не только нашей работы, но и всех институтов развития”.
Среди основных проблем сегодняшнего дня Игорь Агамирзян назвал все еще малое пока число “реально прорывных проектов, которые могли бы стать лидерами на глобальном уровне, определить собой дальнейшее направление развития”. Есть и другая “вечная тема” – уровень профессионализма участников предпринимательской и инновационной деятельности.
РОСНАНО, по словам Анатолия Чубайса, – завершающая часть “инновационного лифта”. Поставленные перед корпорацией пять лет назад задачи по достижению годового производства “нанопродукции” страны к 2015 году в объеме 900 млрд рублей выполнить непросто, но необходимо: “Мы стараемся двигаться в этом направлении, осталось еще три года. Что есть на сегодня? Около 200 млрд рублей вложено в проекты нами, 300 млрд рублей – частными инвесторами. Сегодня реализуются 100 проектов. Как правило, они связаны со строительством нового завода, предприятия, в прошлом году запустили 13 заводов, в этом должны 16. Предприятия начинают разворачивать свои продажи, цифры по продажам выглядят так: в 2010 году впервые было продано продукции на 1 миллиард рублей, в 2011- м – на 11 млрд рублей, в этом году рассчитываем на сумму от 20 до 25 млрд рублей. Говорю только о компаниях, построенных нами…”
При всем этом, считает глава РОСНАНО, “проблем много больше, чем успехов”: “Проблемы разные – и тактические, и стратегические. Невозможно рассчитывать на то, что все проекты будут успешными. Однако я согласен с Виктором Феликсовичем, что с каждым последующим этапом “инновационного лифта” процент неудач должен снижаться. Но у нас с неудачами все хорошо, их хватает”.
Целевую задачу РОСНАНО Анатолий Чубайс видит в том, чтобы компания стала российским глобальным технологическим инвестором: “Из России мы уходить не собираемся, видим здесь большой потенциал, с нами связанный, глобальный, потому как инновации не могут быть региональными. Они или лучшие, или никакие. Вариант с осетриной второй свежести тут не проходит…”
Взаимодействие с институтами развития в стране, по мнению Анатолия Чубайса, идет весьма конструктивно: “Мы не воюем, не мешаем друг другу, и это ценно”. Самой же крупной проблемой всего “инновационного проекта в РФ” является то, что отечественный бизнес по настоящему пока не поверил в него, “не развернулся лицом в эту сторону”, положительные примеры есть, но они еще не стали массовым явлением.
Отвечая на вопросы зала, главы институтов развития продемонстрировали свое единство, в частности, в подходах к проблеме “утечки мозгов”. Виктор Вексельберг был удивлен содержащейся в данном вопросе констатацией факта (“мол, утекают!”), которая, по его мнению, не соответствует действительности: “У нас в стране огромное количество молодых инициативных людей, которые приходят к нам, 10 тысяч проектов, которые менее чем за два года были представлены – также подтверждение этого несоответствия. Те тренды и инициативы, что сейчас реализуются, посылают любому здравомыслящему человеку очень сильный месседж: страна заинтересована в молодых талантливых людях, страна готова предоставлять им возможности для реализации их способностей, и проекты “Сколково” подтверждают, что такие возможности существуют”. А чтобы окончательно убедиться в этом, глава “Сколково” предложил всем почаще приходить на регулярные встречи участников стартапов, что проходят в Гиперкубе, – “они ответят вам, почему не сидят на чемоданах, а сидят в нашем Технопарке и как именно хотят реализовать свои возможности”.

ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ СПЕЦВЫПУСКА ДОСТУПЕН В ФОРМАТЕ PDF.

Спецвыпуск подготовила Нина ШАТАЛОВА

Нет комментариев