Поиск - новости науки и техники

Центры без границ. Новая ФЦП пойдет дальше старой.

До окончания Федеральной целевой программы “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России” на 2009-2013 годы остается ровно год, но уже сегодня можно делать некоторые выводы. О том, что изменилось в образовании и науке России благодаря этой программе и каким может быть ее продолжение, рассказывает заместитель исполнительного директора (проекты по профессиональному образованию и науке) Национального фонда подготовки кадров Марина БАРЫШНИКОВА.

В конце прошлого – начале нынешнего века наметилась диспропорция между структурой труда в экономике и системой воспроизводства кадрового потенциала, прежде всего в части подготовки научных и научно-педагогических кадров. Комплексные решения, необходимые для ликвидации этого разрыва, и были положены в основу Федеральной целевой программы “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России” на 2009-2013 годы (далее – Программа “Кадры”).
И хотя говорить сегодня о каких-то системных эффектах, достигнутых в ходе реализации Программы, можно только в логике обсуждения наметившихся устойчивых тенденций и возможных сценариев развития, степень доверия к этим выводам может быть достаточно высокой, так как Программа уже давно перешла свой экватор. С 2009 по 2012 год было завершено довольно большое количество проектов, собраны и обработаны данные статистики по тысячам реализованных контрактов, позволяющие судить как о результативности отдельных мероприятий, так и о Программе в целом.
Одна из важнейших задач, которые была призвана решить Программа “Кадры”, – “сохранение научных традиций и широкого спектра направлений научных исследований”. Было необходимо преодолеть тенденцию к “сокращению числа исследователей во всех государственных секторах науки и высшего образования, быстрому старению и изменению их качественного состава, нарушению преемственности научных и педагогических школ”. Поэтому был сделан акцент на массовость и широкую, можно даже сказать, намеренную открытость Программы для всех заинтересованных представителей научной и педагогической общественности. Важно было вовлечь в этот процесс академическое сообщество, сформировать критическую массу мотивированных и ориентированных на науку молодых исследователей. Отсюда достаточно мягкие критерии отбора на входе и примерно равные стартовые условия для всех участников. Например, если брать научно-образовательные центры (НОЦ), то всем давали по 15 миллионов на три года – и физикам, и “лирикам”, и “фундаменталам”, и “прикладникам”. Хотя здравый смысл подсказывает, что равенства тут не бывает: и численности команд, как правило, разные, и условия проведения исследований отличаются друг от друга – одним нужно специализированное оборудование и большое количество расходных материалов, другим нет…
Тем не менее такой дизайн Программы дал свои результаты. Ежегодно только в программных мероприятиях направления 1 “Стимулирование закрепления молодежи в сфере науки, образования и высоких технологий” принимает участие около 60 тысяч человек. Финансирование в рамках НОЦ получили свыше 1300 научных коллективов из всех регионов России. И хотя Программу часто критикуют за то, что на Москву, Санкт-Петербург, Новосибирскую и Томскую области приходится около 50% поддержанных проектов, все же нельзя, наверное, не признать и того факта, что эти регионы объективно являются центрами концентрации научного потенциала страны. Это подтверждается и активностью их участия в других федеральных программах и проектах, и количеством побед в конкурсах.
В орбиту реализации Программы были втянуты самые различные учреждения и организации. Государственную поддержку получили не только вузы и учреждения РАН (как подведомственные Минобрнауки России, так и относящиеся к другим министерствам и ведомствам), но и госкорпорации, научные и производственные организации. Распределение участников Программы по типу организаций на примере мероприятий 1.1 и 1.5 приведено на рис. 1.
Таким образом, если говорить о продолжении ФЦП “Кадры”, пусть даже и в каком-то другом формате, нужно понимать, что стартовые условия этой новой программы будут существенно отличаться. За четыре прошедших года выросло новое поколение молодых исследователей, которые почувствовали вкус к научной работе, ощутили в себе задатки лидеров. С одной стороны, запросы у них могут быть выше, но с другой – и спрос с них может быть жестче.
Это дает возможность по-разному выстраивать механизмы государственной поддержки – и в части объемов финансирования, и в части длительности проектов, и в части критериев оценки их результативности.
Еще один важный акцент в действующей Программе “Кадры” был сделан на поиске и отработке новых моделей организации научной деятельности. Сейчас основной ее системо-
образующий компонент – выполнение исследований на базе научно-образовательных центров.
Опыт реализации Программы показал, что научно-образовательные центры – очень мобильная форма институционального оформления научных коллективов. В формат НОЦ легко встраивается как традиционная (например, научная лаборатория или базовая кафедра), так и инновационная (бизнес-инкубатор или ЦКП) модель научной группы. При этом с научного руководителя и коллектива в целом снимается нагрузка по ресурсному обеспечению работ – найти помещение, арендовать оборудование, оформить финансовую документацию и прочее (эти задачи ученым помогает решить базовая организация). Однако есть свобода для реализации, например, междисциплинарных проектов (в рамках НОЦ могут быть объединены сотрудники различных кафедр или структурных подразделений научных организаций, реализовано практико-ориентированное партнерство научных и образовательных структур, науки и бизнеса).
Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что НОЦ – действенный механизм взаимопроникновения науки и образования. Это подтверждается, например, количеством обновленных и вновь разработанных образовательных программ, в том числе магистерских и аспирантских, которых за два года реализации Программы было представлено около полутора тысяч. Кроме того, за счет деятельности НОЦ обеспечивается устойчивый приток молодежи (студентов, магистрантов, аспирантов), чего зачастую лишены “классические” научные коллективы.
Следует отметить, что по результатам выполнения проектов ФЦП определились разные типы научно-образовательных центров, у которых различны и цели, и логика функционирования. Одни – чисто научные лаборатории, для которых основной результат – публикации и доклады на научных конференциях, а также подготовленные диссертации. Другие – это скорее центры развития (или оптимального использования) инфраструктуры, изначально ориентированные на выполнение прикладных исследований, на коммерциализацию разработок, патентование результатов, поиск партнеров из бизнеса и промышленности. Третьи все же так и остались скорее образовательными структурами, для которых участие в ФЦП – просто способ обновить основные и дополнительные образовательные программы и подготовить и “ввести в строй” молодых преподавателей.
Однако за два года сформировалась и группа так называемых суперНОЦ, показывающих довольно равномерное развитие по всем трем направлениям, которые условно можно назвать “наука”, “инфраструктура” и “образование” (см. рис. 2).
Проведенные НФПК исследования показали, что количество таких эффективных научных групп составляет порядка 30% от всех получивших финансирование в рамках Программы. В них аккумулированы лучшие на сегодняшний день практики организации научной деятельности. Эти центры мы рассматриваем как точки роста, как места концентрации позитивного опыта, который может быть, с одной стороны, использован для широкого распространения на всю систему образования и науки, а с другой – учтен при выделении следующих траншей государственной поддержки.
К сожалению, результативность примерно такого же количества коллективов можно охарактеризовать как крайне низкую. Причин для этого может быть несколько. Это и неудачный подбор команды, и слабая заинтересованность научного руководителя НОЦ (и базовой организации в целом), и сильное “падение в цене” ради победы в конкурсе, когда полученный в итоге объем финансирования не позволяет выполнить на высоком уровне качества все заявленные задачи. Имеет место, конечно, и привычка “строиться под источники финансирования”, когда НОЦ создавался чисто формально, без какого-либо стратегического видения целей и задач, а исключительно ради возможности участвовать в конкурсах Программы.
Насколько результативным оказалось данное мероприятие Программы, можно судить и по данным статистики: около 4 тысяч диссертаций, представленных в кандидатские и докторские ученые советы, свыше 400 патентов и авторских свидетельств, более 11 тысяч докладов на конференциях по итогам проведенных исследований, из них 2700 – за рубежом.
Очень интересны данные по публикационной активности НОЦ: за период с 2009 по 2011 год коллективами научно-образовательных центров было опубликовано 2110 статей в мировых научных журналах, индексируемых в WEB of Science. Причем если смотреть по годам, то данные распределились следующим образом: 68 статей в 2009 году, 710 статей – в 2010-м и 1332 статьи – в 2011 году. Это позволяет говорить о том, что здесь наметилась устойчивая положительная динамика. Проведенный анализ показал, что работы НОЦ чаще публикуются в международных журналах, чем, в среднем, работы тех организаций, на базе которых они созданы. Зачастую и индекс цитирования у них выше, чем у базовых организаций.
Понятно, что не все центры, принявшие участие в Программе, демонстрируют такую высокую публикационную активность. Но эти данные еще раз показывают, что взят хороший темп, который нельзя потерять. Не важно, что поддерживать: НОЦ, кафедру или центр при вузе. Главное – повысить адресность поддержки. Хотелось бы, чтобы, даже уйдя от понятия НОЦ и вернувшись к традиционным научным коллективам, разработчики новой Программы предложили разные варианты поддержки ученых, учитывающие специфику научного направления, целевые установки коллектива, стартовый потенциал конкретных ученых и научной группы в целом.
И наконец, последнее, на чем хочется остановиться. Одна из главных проблем, которую была призвана решить действующая Программа “Кадры”, – это привлечение молодежи в науку и закрепление в ней. Важно было сформировать позитивный имидж ученого, показать преимущества от занятий научной деятельностью – как для личностного роста, так и для профессионального развития. В этом смысле разработчики Программы предусмотрели широкий спектр возможностей: от участия в деятельности НОЦ до поддержки малых научных групп под руководством молодых кандидатов и докторов наук. Есть возможность получить и индивидуальный грант.
За 2009-2011 годы в рамках мероприятий, ориентированных на поддержку молодых ученых, было реализовано около
5 тысяч исследовательских проектов с общим объемом бюджетного финансирования почти 9 млрд рублей. Программа реально работает на преодоление негативной тенденции повышения среднего возраста исследователей (см. рис. 3). Создается комплексная система привлечения молодежи в научную и научно-образовательную сферы. К сожалению, остались нерешенными многие вопросы, препятствующие полноценному закреплению подготовленных молодых кадров в научных и образовательных организациях, касающиеся, например, наличия необходимых для этого ставок.
Тем не менее благодаря ФЦП существенно сократился путь молодого перспективного ученого к руководству собственным исследовательским проектом или научной группой. Ведь до Программы “Кадры” у нас практически не было таких массовых механизмов идентификации молодых талантов. Высокая степень доверия государства к молодым ученым на практике подтверждена и количеством поддержанных проектов, и объемами выделенного финансирования.
И хотя бесспорно, что только участие в реальном исследовательском проекте позволяет сформировать необходимые ученому навыки и компетенции, все-таки наш опыт мониторинга показывает, что для молодых исследователей были бы полезны практико-ориентированные тренинги. Например, по правилам работы с международными базами данных по научным публикациям (такими, как Web of Science или Scopus) или по подготовке статей для зарубежных журналов. Не менее важно и само по себе наличие доступа к этим базам. Нужны также целенаправленные усилия по обновлению российских научных журналов, включая и организацию их работы в электронном формате, и перевод на иностранные языки.
Не хватает и коротких тренинговых программ по технологии научного эксперимента, маркетинговым исследованиям рынка научных разработок. Ведь если мы постоянно твердим, что патенты надо продавать, тогда надо учить, как это делается! Нужны программы по подготовке научных менеджеров, например руководителей научных лабораторий.
Можно было бы создавать специальные электронные ресурсы, которые позволяли бы молодым ученым практиковаться в проведении экспериментов на моделях и симуляторах, прежде чем допускать их к работе на реальном оборудовании, которое может быть потенциально опасным (например, рентгеновские установки).
Пока же, отвечая на вопрос, который мы задавали молодым участникам 3-го Международного студенческого форума в Берлине – студентам и аспирантам, что для них более предпочтительно, получить собственный грант или иметь возможность поработать в научном коллективе вместе с опытными учеными, большая часть высказалась за второй вариант. Особенно если это позволит познакомиться с лучшими мировыми практиками организации научной работы и интегрироваться в международное профессиональное сообщество.
До окончания действующей ФЦП “Кадры” остался ровно год. Уже готовится и проходит первые стадии согласований концепция новой программы на 2014-2020 годы. Разработчики концепции постарались учесть все плюсы и минусы существующего подхода к воспроизводству кадрового потенциала в сфере науки и образования. Хочется надеяться, что новая Программа, вбирая все лучшее, что было в старой, переориентируется с количественных на качественные приоритеты. Что акцент в ней будет сделан не просто на результаты научных исследований (что, несомненно, важно, но для этого есть другие программы и проекты), а именно на повышение уровня научной (и педагогической!) квалификации участников различных мероприятий. На формирование среды, благоприятной для развития молодых талантов. На полноценную реализацию академической мобильности (причем не только в формате выезда наших специалистов за рубеж на стажировки, но и за счет приезда зарубежных магистрантов и аспирантов к нам для участия в научных проектах). Словом, на все необходимое для создания на базе российских образовательных и научных организаций полноценных международных исследовательских центров.

Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ СПЕЦВЫПУСКА ДОСТУПЕН В ФОРМАТЕ PDF

Нет комментариев