Поиск - новости науки и техники

Это вам не пузомерка. Стали известны детали нового проекта Минобрнауки.

Появившаяся в прессе информация о проекте создания “Карты российской науки” вызвала в научно-образовательном сообществе немало вопросов. “Поиск” уже писал об этой инициативе Минобрнауки России (см. №49, 2012). Подробнее о предстоящих работах по реализации задуманного журналистам рассказал заместитель министра образования и науки Игорь Федюкин, участие в презентации новой “карты” принял и директор Департамента развития приоритетных направлений науки и технологий Минобрнауки Сергей Салихов.

Напомним, по результатам недавно проведенного министерством конкурса консалтингово-аудиторская фирма “Прайсвотерхаус Куперс Раша Б.В.”, входящая в глобальную сеть PricewaterhouseCoopers (PwC), выиграла лот на формирование системы оценки и мониторинга результатов научно-исследовательской деятельности организаций и ученых для регулярной оценки состояния сферы науки (в рамках ФЦП “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2013 годы”). Стоимость предстоящих работ по созданию новой системы мониторинга и оценки результатов деятельности отечественных исследователей составляет 90 млн рублей.
Задача и базовый принцип проекта, по словам Игоря Федюкина, родились из самой миссии Минобрнауки: “создания благоприятных условий для работы российских ученых”, а для этого очень важно “видеть конкретных ученых, активных, конкурентоспособных”.
– Фактически речь идет о построении аналитической системы, которая позволит нам видеть международно активные конкурентоспособные группы исследователей, – пояснил замминистра, – как они взаимодействуют друг с другом, развиваются, и, соответственно, работать на них, помогать, поддерживать, устраивать соответствующим образом механизмы финансирования, экспертизы. Это даст нам возможность видеть шире и общий ландшафт российской науки. Определить, где у нас сильные развивающиеся области, а где накопление научных кадров идет недостаточно активно, слабо работают сетевое взаимодействие, коллаборации, где мы должны поддержать формирование новых идей, научных групп. Будет сформирована ИТ-платформа, оболочка, которая позволит свести вместе имеющиеся источники открытых данных, существующих в разных видах, формах, местах. Важно “привязать” их к конкретным исследовательским группам. Дальнейшую работу по построению этой карты, мы надеемся, будут вести сами исследователи.
Известно, что в рамках исполнения “картографического” проекта запланирована закупка и интеграция таких известных баз данных, как Web of Science, Российский индекс научного цитирования (РИНЦ), патентов, а затем и других БД. Все это и должно позволить чиновникам уже через год хорошенько рассмотреть отечественный научный “ландшафт”. По каким принципам и методологии, а главное – чем следует продолжать пополнение “базового комплекса”, предстоит решать самому научному сообществу. Как сделать максимально сопоставимыми разные данные? Министерство уже отправило запросы в госакадемии, ведущие вузы, профессиональные ассоциации исследователей с просьбой номинировать “активно действующих ученых” в рабочие группы, которые в ближайшие месяцы должны быть созданы по каждой из научных областей.
– Что нужно физике, а что философии? Понятно, что везде свои особенности, – заметил замминистра. – Как их правильно учесть, надеемся, нам скажут члены рабочих групп. Мы бы хотели, чтобы они работали максимально открыто, а результаты обсуждений, которые будут вестись, публиковались в прессе. Мы открыты к диалогу, готовы рассматривать любые предложения по параметрам, критериям, источникам данных для “Карты российской науки”. Особенно если предлагаемые данные отвечают базовым критериям: верифицируются, обеспечены реально существующими БД, позволяют не только посчитать количество, но и определить качество. Предполагаю, что в гуманитарной области коллеги выскажутся за учет монографий. Давайте обсуждать: как мы можем учитывать еще и их качество? Как отличить монографию, изданную в серьезном издательстве, прошедшую строгое рецензирование, от той, которая выпущена непонятно где тиражом 50 экземпляров? Сможем ли придумать алгоритм, как по формальным критериям разделить это? Мы благодарны коллегам, уже согласившимся войти в рабочую группу по формированию требований к “Карте российской науки”: проректору МГУ академику Алексею Хохлову, первому проректору НИУ ВШЭ Леониду Гохбергу, одному из руководителей “Корпуса экспертов” физику Михаилу Фейгельману. После Нового года результаты работы в этом направлении планируется обсудить, в частности, в формате Открытого правительства. Нашу убежденность в пользе данного проекта подкрепляет и то, что аналогичные работы уже реализуются в ряде вузов и академических институтов. Так, в МГУ действует система “ИСТИНА”, похожий по направленности проект есть и в СПбГУ. Создание подобной общенациональной системы кажется нам очень важным. Она даст нам инструмент для адресной поддержки тех самых ведущих, динамически развивающихся исследовательских коллективов и ученых, на создание благоприятных условий которым и направлена деятельность министерства.
Наш план на ближайшие месяцы – организовать вычитку закупаемых данных, в частности выверку того, как пишутся названия организаций, работ исследователей, их фамилии… Все мы знаем, что в том же Web of Science бывает порой достаточно трудно воспользоваться имеющимися данными. Рассчитываем уже в следующем году начать использовать новый инструмент, например, для процедур подбора экспертов, оценки финансирования проектов. Надеемся в будущем  использовать данные “карты” и для облегчения процедуры подачи различных конкурсных заявок: вместо того чтобы каждый раз заполнять какие-то анкеты, исследователю будет достаточно давать ссылки на свой личный кабинет в этой ИТ-системе, где о нем будет собрана вся необходимая информация.
Как ни старался замминистра наиболее полно представить все аспекты и перспективы использования нового ИТ-сервиса, журналисты засыпали его дополнительными вопросами. На часть из них, связанных в основном с комментариями о победителе конкурса на создание “Карты российской науки” – компании PwC, о других претендентах на участие в отборочных процедурах и причинах их проигрыша, Игорь Федюкин не стал отвечать, сославшись на то, что вся информация имеется на сайте госзакупок и желающие могут с ней познакомиться. А комментировать процедуру конкурсных оценок чиновник права не имеет.
Звучали вопросы, связанные с весьма короткими, по мнению многих, сроками реализации столь масштабного проекта. По оценкам министерства, сроки вполне соответствуют объемам. Уже к апрелю в министерстве “надеются иметь бета-версию – первоначальный свод информации, который в дальнейшем будет пополняться и выверяться самими исследователями”. И эта часть работы по составлению “Карты российской науки”, как заметил Сергей Салихов, может идти вечно.
Много вопросов было связано с возможностью инвентаризации научных организаций на основе данных “карты”.
– Инвентаризировать мы никого не будем, – заявил Игорь Федюкин. – Мы исходим из того, что в этой системе должно найтись место для всех исследователей, работающих в гражданской науке и пожелавших включить свои данные в ИТ-систему. Никакого деления по организационному принципу – “этих берем, а этих нет” – мы не предполагаем. Оно и невозможно, ведь известно, что исследователи одновременно работают и в вузах, и в научных организациях. Единицей этой “карты” должны быть персоналии, информацию о них можно использовать дальше, применяя аналитические настройки – по организациям или, например, по географии. Нет у нас в рамках этого проекта задачи оценивать и хозяйственную деятельность тех или иных организаций.
В общем, не будет министерство использовать “карту” для какого-либо ранжирования или выведения интегрального индекса, ведь данный инструмент – не рейтинг и не какая-то “пузомерка”, по образному выражению одного из участников пресс-конференции. Как отметил Сергей Салихов, новая система “сервисно ориентированная, а не мониторингового плана”.
На просьбу корреспондента “Поиска” уточнить, какие же именно сервисы предоставит ученым “Карта российской науки”, Игорь Федюкин пояснил:
– Один, очень нужный и нам в работе, очевиден: это та самая сеть экспертизы. Не секрет, что даже в самых лучших наших организациях, осуществляющих научную оценку, базы экспертов ограничены. Они, конечно, обновляются, но происходит это не так часто и с большими трудозатратами. Здесь же мы хотели бы создать инструмент, который позволял бы не только нам, но и нашим коллегам, например из научных фондов, использовать эту информацию для оперативного подбора экспертов. Надеемся, что этот инструмент создаст определенные удобства и для самих ученых, что выразится в снижении объема бумаг при заполнении заявок, представлении в многочисленных экземплярах информации о себе… Мы исходим из того, что со временем все заявки у нас должны будут подаваться в электронном виде.
Почему же министерство уверено, что исследователи захотят тратить время на заполнение новой БД и выверку имеющейся в ней информации? Зачем им этот лишний труд? Не происходит ли таким образом ненужное дублирование информации? Никакого дублирования не будет, уверен Сергей Салихов. Кроме того, на данный момент уже достигнута договоренность с основными поставщиками данных – Web of Science и РИНЦ – об одновременном обновлении информации у них и в личных кабинетах, привязанных к “Карте российской науке”.
Как будут мотивировать исследователей поддерживать “личные кабинеты” в актуальном состоянии? Оказывается, все зависит от тех целей, которые ученый перед собой ставит: хочет или нет выглядеть профессионально?.. Если да – то и следить за порядком в своем “кабинете” будет. Вообще же процент тех, кто не захочет участвовать в проекте и поддерживать актуальность информации о себе любимом, по словам представителей министерства, будет достаточно мал и не окажет сколь-нибудь существенного влияния на общую картину.
Много вопросов было связано и с деньгами. Во сколько обойдется поддержание БД “карты” по завершении госконтракта на ее создание, участники пресс-конференции со стороны Минобрнауки ответить затруднились. А вот что касается оплаты труда исследователей в работе экспертных групп – тут ясность есть: данный вид деятельности не будет оплачен. Кстати, по словам чиновников, ученые сами заявляют, что участие в подобной экспертизе – весьма престижно.

Нина ШАТАЛОВА
Фото автора

Нет комментариев