Поиск - новости науки и техники

Нужны возвращенцы. Министерство ищет способ привлечь на работу в Россию молодых квалифицированных ученых.

В следующем году заканчивается Федеральная целевая программа “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России” на 2009-2013 годы. Однако, как стало известно, программу планируется продолжить. Ради чего? В каком формате? Что это даст научно-образовательному сообществу России? Как оценивается сделанное в рамках ФЦП “Кадры” ее госзаказчиком – Минобрнауки России?
Сегодня на эти вопросы корреспондентов газеты “Поиск” отвечает Сергей Салихов, глава Департамента развития приоритетных направлений науки и технологий Министерства образования и науки Российской Федерации.

– Программа ФЦП “Кадры” в целом в образовательно-научном сообществе оценивается положительно, – отмечает С.Салихов. – Хотя в первые годы ее здорово ругали за немалый объем заявочной и отчетной документации, за необходимость действовать в рамках ФЗ №94. Тут я согласен: фундаментальные НИР не должны выполняться под грузом лишних бумаг. Надо соблюдать баланс между объемом заявки, прилагаемых справок, отчетности по результатам и степенью погруженности ученого в работу. Но даже с этими огрехами программа была устроена, с моей точки зрения, правильным образом. Ее задумывали как инструмент, который поможет закрепить молодые научные кадры в России, даст им перспективу остаться и достойно работать в своей стране. Она позволила немалому числу студентов, аспирантов, кандидатов наук принять участие в исследованиях и доказать свою профессиональную состоятельность.
– Некоторые ученые как раз считают возможность “кому угодно рулить” командой исследователей слабостью этой ФЦП…
– Слабость или сила – предмет дискуссии. Ученым был дан шанс персонально ощутить государственную поддержку на основе конкурса. После 1990-х годов это впечатляло. Я знаю случаи, когда кандидаты наук старше 35 лет благодаря этой ФЦП возвращались к исследованиям, так что программа выполнила свою социальную функцию.
– Мне кажется, она еще и повысила требовательность ученых к себе. В практике газеты был случай, когда статью о результатах работы вузовской лаборатории, попросил не печатать… ее же руководитель. Мол, не тот итог, которым стоит хвастать на всю Россию.
– Я думаю, что в вашем случае результаты этого ученого были на самом деле весьма хороши, поскольку его позиция именно об этом и свидетельствует: он критичен к своей работе, а значит, видит перспективу ее совершенства. Говорить же о результатах ФЦП в целом рано. Потому как изменение динамики цитируемости российских ученых, например, сразу увидеть нельзя. Статьи, написанные в 2011 году, опубликуют в 2012-м, а сошлются на них не ранее 2013 года. Плюс в обществе изменился взгляд на достигнутый результат. Раньше статья, напечатанная в любых журналах, входящих в списки нашей ВАК, считалась достижением. Такой подход в 2009 году был разумен. Уж весьма существенно упала культура научных публикаций у нас в 1990-е годы. А сейчас высоко ценится уровень, позволивший напечататься в научных журналах, признаваемых международным сообществом исследователей. Не в “мурзилках”, как выразился Константин Северинов при обсуждении этой темы на недавней конференции, посвященной дебюрократизации науки. В каких конкретно журналах стоит печататься, чтобы признавали мировой уровень работ, мы намерены обсуждать с учеными в начале следующего года на нескольких больших встречах в Сибири, на Урале, в Санкт-Петербурге, Москве…
– Так вы не очень чтите результаты программы “Кадры”?
 – Речь о необходимости уточнения индикаторов, а именно о повышении требовательности к тому, что делается в науке. Программу же, результативность ее на этапе с 2009 по 2012 год, я оцениваю положительно. Считаю, что она помогла стабилизации кадровой ситуации, дала шанс действующим ученым остаться работать в своей стране. Есть проблемы с ритмичностью финансирования, равномерностью распределения, приоритетностью, но в среднем по стране удалось ситуацию удержать от развала. Я разговаривал с молодыми учеными, по их ощущениям, если в 2008 году, оканчивая вуз, мало кто думал об аспирантуре и, тем более, редко оставался работать в вузе, научных центрах страны, то сейчас лучшие идут в аспирантуру с надеждой на достойную жизнь. В этом немалая заслуга ФЦП “Кадры”: они верят, что, оставшись работать в науке России, получают шанс через какое-то время, как в Европе, причислить себя к среднему классу. И это заслуга текущей версии ФЦП “Кадры”.
Второй плюс – исполнение бюджета программы. Ежегодно на 95-98 процентов и выше. Понятно, что конкурсы проводятся по ФЗ №94, есть падение в цене, но в целом по исследовательской части исполнение очень высокое. Это крайне важно. Конкурсы по мероприятиям 1.2 и 1.3 полностью проведены, в том числе и для работы в следующем году. А вот по популяризации, информационному сопровождению, конференциям и школам, олимпиадам конкурсы в 2013 году еще будут. И самое главное – будут конкурсы по молодежным летним научным школам. Во исполнение поручения вице-премьера О.Голодец по поддержке специализированных учебно-научных центров при университетах. В последнее время они незаслуженно были обделены вниманием, а ведь там лучше, чем где бы то ни было, умеют находить талантливых старшеклассников и готовить из них замечательных абитуриентов для наших вузов…
– Вы имеете в виду школу новосибирских фымышат?
– Да, таких школ в СССР можно было по пальцам пересчитать, да и в России их немного – при МГУ, НГУ, пара структур в Санкт-Петербурге, одна в Екатеринбурге… Будучи подразделением вуза, эти центры смогут зимой следующего года подать заявку на конкурс по проведению летней научной школы. Если получится выиграть, то дальше, в будущей программе, можно будет претендовать на еще более серьезную поддержку.
– А чем будет новая версия ФЦП “Кадры” отличаться от заканчивающейся?
– Цели останутся прежними: создание условий для воспроизводства и закрепления кадрового потенциала. Но идеологически мы намерены ориентировать участников программы на перемены институционального толка. В ФЦП появятся два новых фокуса. Первый сконцентрирует внимание на адресной поддержке выдающихся научных групп. Стержневое мероприятие – создание 1000 лабораторий, “точек роста” российской науки. Об этом в “Поиске” уже писали (№49, 2012). Для их формирования будут выделены гранты среднего размера (10-15 млн рублей) в зависимости от области наук, в которой создается лаборатория. Гранты будут “длинные” – на три – пять лет, но отчетность ежегодная. Получив грант, ученый имеет право выбрать, где, в каком вузе он хочет создать эту лабораторию. Может в своем, но может и в другом, как договорится. Тут, кстати, сразу станет видно, как к таланту относятся в родном гнезде. Не заклевывают ли…
– Будут ли отданы предпочтения в конкурсе лабораторий техническим наукам, естественным или… противоестественным?
– Вот-вот – так журналисты и “достают” гуманитариев… А у министерства к юристам, филологам и т.д. никакой дискриминации: в ФЦП “Кадры” могут быть поддержаны любые науки, в том числе психология, педагогика, философия, социология. Причем программа “1000 лабораторий” – долгоиграющая, она задумана по 2020 год.
– А второй фокус на чем сконцентрируете?
– На развитии мобильности. Стержневое мероприятие – создание института постдоков. У нас в научной среде есть два лагеря ученых. Одни – активные участники мировой науки, имеют опыт исследований в западных лабораториях, а вторые, как правило, никогда не работали за рубежом. Так вот вторые утверждают, что карьера ученого должна строиться в альма-матер: окончил вуз, защитился на своей кафедре, в своем совете, потом работал ассистентом на своей кафедре, доцентом, профессором на своей кафедре и жизнь закончил там же… Мол, это патриотизм. Таким коллективам постдоки из-за рубежа ни к чему. Говорят: “У нас есть свои аспиранты, а зачем тратить силы на зарубежных? Чуть побудут – и уедут. А пошлешь своих за рубеж, тоже далеко не все вернутся”.
– В их рассуждениях есть правда жизни…
– Вот ее-то мы и хотим изменить: мероприятия по постдокам придумано для того, чтобы в Россию вернулись наши талантливые кандидаты, защитившие диссертацию не более трех лет назад и уехавшие пробовать силы в зарубежные научные центры, а еще чтобы в наши лаборатории прибыли новые ученые с квалификацией PhD. Мы планируем обеспечить оплату их труда на уровне дохода постдока в приличном европейском университете. На эти деньги они, мы рассчитываем, будут готовы переехать в Россию на несколько лет. Некоторые вузы уже такую программу у себя ведут, получается.
– Любого ученого-чужестранца берут?
– Ну, по своим библиометрическим показателям он должен быть на высоком уровне. То есть иметь культуру научных публикаций. Ему и в голову не придет, написав статью, отослать в дополнительный выпуск вузовских известий. А значит, эту культуру он распространит на своих аспирантов, на студентов вуза, где создаст свою лабораторию. Пусть только четверть всего потока будет реально с западной культурой, но те же постдоки из Индии, арабских стран все равно будут уже с прививкой серьезного отношения к науке. Логика такая: университет образует лабораторию, открывает в ней вакансии постдоков, направляет нам заявку на конкурс, мы его объявляем и выигравшему направляем финансирование по этим вакансиям. Вуз сам себе подбирает постдоков. От него тоже требуются некие усилия: надо открыть ставку, найти человека, дать ему тему исследования, подобрать научного руководителя этому коллективу. Вуз должен обеспечить постдоку условия для проживания, то есть приличное общежитие… Я думал, что это будет для вузов серьезной заминкой, а многие, наоборот, обрадовались. Скажем, ректор Казанского федерального университета Ильшат Гафуров заявил, что у них есть шикарный кампус и они с воодушевлением ждут эту программу. Ну а те, к кому и так едут иностранцы-постдоки, с удовольствием увеличат международную интеграцию.
– По сути дела, сначала вуз и толковый постдок находят друг друга, заинтересовывают Ученый совет своими планами, потом составляют заявку от имени вуза… Но главное – в России появится реальная программа возвращения в науку своих же детей?
– Да, это главное. Идея – создать институт постдоков. Конкурсы пойдут с 2014 года, когда правительство утвердит программу и появятся бюджетные деньги. На постдоков конкурс “длинный”: постдока надо подобрать, подать заявку, выиграть, начать ее наполнять – в один день люди в Россию не переедут, у них там какие-то договоренности тоже есть… Если конкурс объявят в январе, то к началу учебного года, в сентябре, откроется финансирование. Понятно, что в 2014 году постдоков будет мало, но в 2015-м больше. В любом случае этой теме министерство будет уделять серьезное внимание. Будем вырабатывать критерии оценки постдоков – публикационная активность, совокупный импакт-фактор, патентная активность…
Хочу подчеркнуть, что программа рассчитана не только на иностранцев со степенью PhD. Если в каком-то российском вузе есть люди, соответствующие этому уровню, и они хотят попробовать силы в ином – федеральном, национальном исследовательском, где есть подходящий для них научный коллектив и этот коллектив хочет с ними работать, то обязательно нужно подавать на конкурс…
– Большая работа. Наверняка вызовет массу вопросов у профессионалов.
– Не начинать такую работу – не сдвинуть ситуацию с места. Нам нужны ученые мирового уровня. Чтобы их привлечь, нужны средства, идеи, время. Хотя нужна еще и подготовленная почва. Вот ею, я считаю, для 1000 лабораторий станут НОЦ, которые были организованы благодаря ФЦП “Кадры”. Есть случаи, когда эти НОЦ просуществовали на деньги программы и распались по окончании финансирования. Это значит, что там не было продуктивной идеи, а если идея есть, то подадут на создание лаборатории, выиграют и как бы зацементируют конструкцию, придадут ей надежность.
– А если не найдете тысячу?
– Общежития построим, другие мероприятия по внутрироссийской мобильности проведем в рамках ФЦП. Перекидывать средства с направления на направление можно. Но, думаем, найдем. Не зря столько лет программу ведем – она для людей, для закрепления лучших в науке. Конкурсы будут объявляться минимально на три года, максимально – до пяти. Но годовые отчеты будут. Произойдут изменения и по применению ФЗ №94, но пока это нормативно не оформлено. Исследования должны быть выведены в ФЦП из-под действия ФЗ №94. Мы ведь бьемся за результат, а не за форму.

Елизавета Понарина
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2