Поиск - новости науки и техники

Сравнили несравнимых. Почему многие негосударственные вузы уклонились от мониторинга.

Негосударственный сектор высшего образования России насчитывает сегодня 446 вузов и 661 филиал. В проведенном Минобрнауки РФ мониторинге эффективности негосударственных вузов (его результаты недавно были опубликованы на сайте министерства) приняли участие, соответственно, 120 вузов и более 200 филиалов, из которых 70 вузов и 97 филиалов дали согласие на публикацию результатов. Критерии использовались те же, что и при мониторинге государственных вузов. Cоотношение вузов “с признаками неэффективности” и без оных в обеих группах оказалось близким (см. таблицу). Насколько верная получилась картина с учетом того, что большая часть негосударственных высших учебных заведений от участия в мониторинге отказалась? И почему, собственно, они отказались? По просьбе “Поиска” итоги мониторинга комментирует председатель Ассоциации негосударственных вузов России ,ректор Российского нового университета Владимир ЗЕРНОВ.

– Как вы оцениваете проведение мониторинга?
– Сама по себе идея такого мониторинга очень позитивна. В целом средства на науку в России выделяются достаточно большие, по меркам любой страны. Но у нас они никакой отдачи не дают: наши вузы не продвигаются в международных рейтингах. Значит, средства расходуются недостаточно эффективно. Мониторинг позволяет увидеть картину по отдельным учебным заведениям, сравнить их между собой и поддержать наиболее эффективные.
– Почему же большинство негосударственных вузов отказалось в нем участвовать?
– Одна из причин связана с выбранными критериями. Если мы хотим дать оценку эффективности деятельности вузов, критерии, по идее, должны отвечать задачам, которые стоят перед страной. А у нас, как известно, в последнее время и президент, и правительство ставят одну задачу – инновационное развитие. Насколько показатели проведенного мониторинга нацеливают вузы на инновационное развитие – вопрос.
– По словам замминистра Александра Климова, были взяты объективные критерии, которые легко измерить.
– Число патентов и научных открытий измерить еще легче. Как и цитируемость работ или импакт-фактор издаваемых журналов. Роль вузов в инновационном развитии тоже можно измерить. Но были взяты другие параметры. С ними можно соглашаться или не соглашаться – в конце концов это решение министерства, и сейчас самое главное, что начало положено, мониторинг будет проводиться. Я надеюсь, что его критерии в следующий раз будут обсуждать более широко, чем обсуждали на этот раз. И они будут в большей степени соответствовать определению эффективности вуза как кластера постиндустриальной экономики, отражать его реальное влияние на регион и отрасль.
– А чем плохи, на ваш взгляд, критерии этого мониторинга?
– Ну, возьмем, например, средний балл ЕГЭ. Это хороший критерий. Однако при мониторинге государственных вузов учитывался прием на бюджетные места, при мониторинге негосударственных – прием на платное обучение. Можно ли сравнивать государственные и негосударственные вузы по этому показателю? Корректность такого сравнения, мягко говоря, спорна. Было бы более логично взять для сопоставления прием в негосударственные вузы и на внебюджетное отделение государственных.
Второй критерий – количество квад-ратных метров на студента – тоже хороший. Однако он не принимает во внимание, что государственным вузам помещения предоставляются государством, которое к тому же компенсирует им налоги на содержание зданий. Негосударственные же покупают помещения сами, плюс с них государство налоги берет. Даже если у государственного и негосударственного вузов по этому критерию мониторинга окажутся равные показатели – чья эффективность больше? Поэтому сравнение государственных и негосударственных вузов по квадратным метрам на студента тоже слабо выдерживает критику – о равных условиях даже речи нет.
Следующий критерий – наука. Если бы мы измеряли эффективность деятельности вуза количеством патентов, научных открытий, статей, опубликованных в ведущих изданиях, импакт-факторами журналов, им издаваемых, и другими показателями реальной инновационной деятельности, все было бы прекрасно. Но мы же измеряем ее финансами, освоенными учебным заведением. И как негосударственные вузы могут здесь конкурировать с государственными, если к подавляющему большинству (да практически ко всем!) научных программ Минобрнауки РФ доступ негосударственным вузам закрыт?
Два наиболее ярких примера. На первом конкурсе на получение статуса инновационных вузов, когда избрали 17 вузов-победителей, РосНОУ оказался в двадцатке лучших. На втором конкурсе победителей было 40, РосНОУ – на 41-м месте. Потом выяснилось, что не все выделенные на их поддержку деньги израсходованы. Однако негосударственные вузы все равно не поддержали.
Когда объявили конкурс на статус НИУ, на сайте Минобрнауки была одна информация, на сайте strf.ru – прямо противоположная. На одном сайте написали, что в конкурсе могут принимать участие все вузы, в том числе субъектов Федерации и негосударственные, на другом – что к конкурсу допускаются только вузы, учрежденные государством.
Количество иностранных студентов, обучающихся в вузе, – тоже неплохой показатель. Но опять же квоты на обу-чение иностранцев в рамках межправительственных договоров распределяются только по государственным вузам!
Но, как ни парадоксально, в целом показатели многих негосударственных вузов, принявших участие в мониторинге, оказались не хуже, чем показатели государственных.
Кстати, в международных рейтингах российские негосударственные вузы оцениваются гораздо выше, чем в рейтингах, проводимых Минобрнауки. Есть негосударственные вузы, которые находятся “на скамейке запасных” в Шанхайском рейтинге. В рейтинг QS входят 30 российских вузов, четыре из них негосударственные. Кстати, и в сотне лучших вузов России, по версии рейтингового агентства “Эксперт РА”, есть негосударственные, впереди некоторых национальных исследовательских и федеральных университетов.
Тем не менее среди 55 высших учебных заведений, получивших в прошлом году поддержку своих программ развития, нет ни одного негосударственного.
В России принято множество решений – на уровне и Госсовета, и правительства, в которых говорится о равнодоступности учреждений разных форм учредительства к государственным ресурсам. Но эти решения не выполняются.
А посмотрите, как в мире. Во всех постсоциалистических странах, в коммунистическом Китае и даже в КНДР поддержка негосударственного образования намного выше, чем в демократической России. В Польше на негосударственный сектор (недавно, кстати, отмечали его 20-летие) выделяется из госбюджета свыше 10 млрд рублей ежегодно, если перевести на наши деньги. Так у поляков уже два вуза в Шанхайском рейтинге. А их “скамейка запасных”, боюсь, длиннее нашей. Результат такой политики по отношению к негосударственному сектору говорит сам за себя.
Все это – ответ на вопрос, почему многие негосударственные вузы отказались участвовать в этом мониторинге. Во-первых, не верят, что государство наконец-то к нам повернется. Во-вторых, заведомо неравное положение государственных и негосударственных вузов в мониторинге, сравнение несравнимых вещей вызвали и сильное возмущение ректоров. Но многие все-таки решили идти до конца. И согласие на мониторинг и публикацию результатов дали.
– Что ожидает негосударственные вузы “с признаками неэффективности”?
– По моему мнению, надо разобраться в каждом конкретном случае, чего вузу не хватает. Этим должна заняться совместная комиссия Минобрнауки РФ и Ассоциации негосударственных вузов. Оптимизация необходима вузам различной формы учредительства.
– С принятием нового Закона об образовании мониторинг станет обязательным для всех вузов страны. Как вы считаете, если бы сейчас все негосударственные высшие учебные заведения участвовали в мониторинге, сильно бы изменилась общая картина? Ведь неизвестно, сильные или слабые учебные заведения остались за пределами этой процедуры и в какую сторону сдвинулась бы граница между эффективностью и неэффективностью, прими в ней участие все вузы? Может, неэффективных оказалось бы гораздо больше?
– Я думаю, картина была бы очень схожей. Многие сильные вузы не участвовали в мониторинге по целому ряду причин, но, повторю, главным образом, из-за невозможности изменить отношение государства к негосударственному сектору. Еще когда Андрей Фурсенко только стал министром, ему задали вопрос: не превратится ли Министерство образования в министерство государственного образования? Андрей Фурсенко тогда сказал, что он этого не допустит. Но чем дальше, тем больше мы видим, что поддерживаются лишь вузы, учрежденные самим государством. Оно по-разному относится к государственным и негосударственным высшим учебным заведениям, однако эффективность их деятельности оценивает по одним критериям.
А ведь, по большому счету, эффективность определяется отношением результата к затратам. В случае государственных вузов затраты понятны – это вложения в них бюджетных средств. В случае негосударственных вузов затраты бюджета равны нулю. Получается, их эффективность крайне высока. Логика же должна быть в решениях!

Беседовала Наталия Булгакова
фото Андрея МОИСЕЕВА

Нет комментариев