Поиск - новости науки и техники

Диалектика дизайна. Участников программы Минобрнауки избавят от лишних бумаг.

Диалог с научным сообществом о путях дебюрократизации науки и, в частности, о новой процедуре приема отчетов по грантам Минобрнауки начало в рамках научно-образовательной конференции, состоявшейся в конце ноября. О том, каких перемен ждать, насколько облегчится жизнь исполнителей проектов ФЦП, когда сократится бумажный вал документов, так ли уж легка и приятна международная практика отчетности, ученым и журналистам, собравшимся в стенах ИТАР-ТАСС, рассказали директор Департамента развития приоритетных направлений науки и технологий Минобрнауки РФ Сергей Салихов, научный сотрудник ФИАН, член Центрального совета Профсоюза работников РАН Евгений Онищенко, а также доктор биологических наук, заведующий лабораториями Института молекулярной генетики РАН и Института биологии гена РАН, профессор Института микробиологии Walksman Университета Ратгерса (США, Нью-Джерси) Константин Северинов и первый заместитель гендиректора ОАО “Межведомственный аналитический центр” Андрей Даниленко.
– Начать с диалога – принципиально важно для министерства, – считает С.Салихов. – Мы не можем одномоментно решить все проблемы, что скопились за последнее десятилетие, но правильна будет политика “малых дел”. Важно начать двигаться в нужном направлении, важно, чтобы этот процесс приводил к общественно значимым результатам, поскольку та тема, что мы обсуждаем, затрагивает многих: включая участников проектов, которые проводит Минобрнауки, десятки тысяч людей.
Приступив к исполнению обязанностей нынешним летом, новая команда министерства решила создать систему, ведущую к снижению отчетности по тем контрактам, которые реализуются в рамках ФЦП. Это означало активное вовлечение в работу по дебюрократизации самих представителей научного сообщества. Выразив благодарность тем, кто “на своих плечах вынес тяжесть просмотра документации всех тех процедур, которые сопровождают приемку отчетов”, Сергей Салихов подробнее остановился на сделанном:
– Мы фиксировали причину появления того или иного документа, коллеги высказывались относительно его нужности или необходимости оптимизации. Учитывая, что сдача отчетов приходится на конец года, было принято решение, что менять отчетные формы в декабре не следует, поскольку это сделает фактически невозможной сдачу работ. Нововведения вступят в действие с 2013 года. Так, отчетность по ФЦП “Исследования и разработки…” в среднем планируется сократить примерно на треть. Речь идет большей частью о документах, которые оформляют непосредственно исполнители госконтрактов, различных подтверждающих бумагах.
Дальнейшие планы по дебюрократизации отчетной процедуры связаны с необходимостью четкого разграничения требований, предъявляемых к поисковым НИР, опытно-конструкторским и опытно-технологическим работам. Кроме того, большая часть предоставляемых документов с 2013 года будет переведена в электронный вид без требования “бумажного подтверждения с синей печатью и подписью руководителя”.
– Как любая исследовательская деятельность, наша тоже имела побочный результат, – заметил Сергей Салихов. – В частности, стало понятно, что существующие инфраструктура, информационная система, принятые бизнес-процедуры радикально изменить ситуацию не позволяют. Потому основные усилия будут направлены на формирование дизайна новых федеральных целевых программ, которые вступают в действие с 2014 года. ФЦП рассчитываем внести в правительство в марте, соответственно, все процедурные и приемочные документы должны быть готовы уже в первой половине 2013 года. Надеемся, что коллеги, принявшие участие в начальном этапе анализа состояния отчетных документов, согласятся еще поработать с нами в этом направлении.
В Минобрнауки намерены “полностью изменить подход к финансированию НИР в рамках новых ФЦП”. Для этого, прежде всего, необходим их вывод из-под действия ФЗ №94. Устная договоренность об этом с Минэкономразвития, курирующим данный вопрос, имеется. Есть надежда, что скоро она будет закреплена и на бумаге. В ближайшее время концепцию ФЦП согласуют. В рамках мероприятий федеральных целевых программ планируется существенное увеличение сумм и сроков контрактов: так, минимальный срок контрактов по ФЦП “Кадры” на 2014-2020 годы должен составить от 3 до 5 лет.
О проблемах отчетности шла речь и в выступлении Евгения Онищенко. По его мнению, дебюрократизация крайне актуальна, поскольку существующая сегодня бюрократия “фактически не дает науке развиваться, несмотря на повышение финансирования”.
В первую очередь конкурсная документация должна быть удобной для проведения адекватной и содержательной научной и научно-технологической экспертизы, отбора лучших заявок, контроля работ. На деле же все обстоит, мягко говоря, несколько иначе, поскольку основываются конкурсы ФЦП на “непригодной законодательной и нормативной базе”, в первую очередь на “непригодном для этого ФЗ №94”. Кроме того, в процессе задействована масса инстанций: документацию о ходе ФЦП хотят получать и Минэкономразвития, и прокуратура, и Счетная палата, и Росфиннадзор и др. По мнению Е.Онищенко, из-за этого вся конкурсная документация “выстраивалась не так, как нужно для составления качественной экспертной оценки, а так, как, условно говоря, удобно для чиновника: чтобы на каждый чих была бумажка с печатью, а когда пришла проверка, можно было выложить отчет соответствующей толщины. Такой подход привел к тому, что фактического контроля за качеством работ не было. Был контроль за соответствующим оформлением отчетности. Возникали лишние бумаги, которые только создавали видимость того, что все сделано. Одним из естественных действий был переход от госконтрактов при выполнении НИР (про ОКРы не говорю) к грантовой системе. По некоторым мероприятиям ФЦП “Кадры” переход был осуществлен весной этого года, но, к сожалению, ситуация с документацией не сильно изменилась к лучшему. Осталось наследие ФЗ №94: например, требование представлять на лот только одну заявку от одной организации, что ведет к сильной дискриминации научных групп, работающих в том или ином академическом институте или вузе, и снижению качества конкурса”.
Создание рабочей группы по дебюрократизации стало, по мнению Е.Онищенко, первым реальным шагом к тому, чтобы сократить большое количество ненужных бумаг. Важно, что к этому делу привлекли рядовых исполнителей, каждый из которых видит свою часть проблемы и может высказать свои замечания, а не только мониторов и представителей дирекции.
– Чтобы сделать ФЦП эффективно работающими, необходимо в рамках дебюрократизации еще, во-первых, заняться налаживанием экспертизы, – считает Евгений Онищенко. – Точнее, формированием адекватных экспертных советов, подбором самих экспертов, созданием эффективных опросников для качественной оценки заявок. Во-вторых, надо изменить нормативную базу, в частности ГОСТы, поскольку они не всегда адекватны тому, что под них подпадает.
Есть и проблемы, которыми предстоит заняться министерству, разобравшись с дизайном ФЦП. Речь о грантах. Современное бюджетное законодательство (в частности, Бюджетный кодекс) не учитывает особенностей грантовой системы. Потому обеспечение возможности быстрой – без бюрократических процедур – траты денег, выигранных по конкурсу, – важная задача дебюрократизации науки.
Свой взгляд высказал и Константин Северинов, хорошо знакомый с конкурсными процедурами и формами поддержки науки как в нашей стране, так и за рубежом. Сравнивая ситуацию в России и в США, он заметил, что “американские ученые, как и российские, точно так же жалуются на отчетность”.
– Отчетность или забюрократизированность – не самая большая проблема, которая мешает, например, мне, как ученому, заниматься наукой здесь, как я мог бы это делать там, – заметил К.Северинов и перечислил то, что на деле затрудняет работу: – Это, во-первых, ритмичность финансирования, например, возможность такого простого, казалось бы, действия, как перенос денег “из одного года в другой”. Это позволило бы в значительной степени решить проблемы с таким стимулятором, как грантовые системы. Ведь очень сложно действовать, когда деньги не приходят в течение 8-9 месяцев, а жить как-то надо, да еще и опыты делать. Один из способов решения этой проблемы, используемый в Америке, – ранкировать победителей конкурсов заранее, а решение о финансировании принимать позже, когда уже понятно, сколько денег реально есть в бюджете.
Другая проблема связана с трудностями “обмена материалами с заграницей по научным направлениям, которые не секретны”. “Сюда относятся и таможенные ограничения, и ФЗ №94 – все, что связано с планированием закупок за рубежом, в частности реагентов, научных сервисов, того, что делало бы нашу науку частью мировой”, – подчеркнул ученый.
В общем, ситуация с отчетами-заявками, по мнению мегагрантщика, “с одной стороны, ужасна, с другой – вроде как и нет”: “У меня много различных грантов из самых разных российских агентств, все не настолько страшно. Отчеты столь формальны, что можно написать все что угодно. Главное – соблюсти странные требования, многие из которых не нужны. Например, в ФЦП “Кадры” есть целый ряд нормативных обещаний – число подготовленных аспирантов, диссертаций, выпущенных статей (с нарастающей по годам), которые, совершенно очевидно, никак не связаны с научным процессом. Все это, конечно, можно выполнить. Только очень противно, а главное, что молодые люди от этого портятся, поскольку нельзя их совсем оградить от такой работы”.
Кстати, по ощущениям ученого, объем отчетности в нынешнем году скорее увеличился, чем уменьшился. И он с нетерпением ждет 2013 года, когда, хочется надеяться, будет принято решение отказаться от промежуточных отчетов.
По мнению Андрея Даниленко, система отчетности российских и зарубежных научных фондов во многом схожа. А ее финансовая составляющая в России даже более либеральна. Кстати, за рубежом при выявлении фальсификации результатов экспериментов ученый может быть на некоторое время “лишен прав” исполнять проекты и получать финансирование. Потому повышение качества проведения исследований не менее важно, чем борьба за дебюрократизацию науки.
Вопросы, звучавшие из зала, касались совершенно конкретных проектов, отчеты по которым сейчас пишутся исполнителями ФЦП. Многие касались взаимоотношений с мониторами, уровня экспертизы, проведения консультаций и помощи при подготовке отчетной документации…
Начатый диалог, как и процесс дебюрократизации, обещали представители Минобр-науки, будет продолжен.

Нина ШАТАЛОВА
Фото автора

Нет комментариев