Поиск - новости науки и техники

Одно название? В Карелии исследуют вулканы, от которых почти не осталось следов.

Маленькая деревушка Игнойла, расположенная в Южной Карелии на берегу реки Шуи, мало кому известна за пределами своего района. Однако если бы человечество существовало на всем протяжении истории нашей планеты, то 3 миллиарда лет назад вулкан (а ныне – палеовулкан), расположенный по соседству с северным поселением, прославил бы окрестности не хуже, чем получается это сегодня у Везувия, Фудзиямы и прочих эйяфьядлайёкудлей.

Основания для риска
Когда мы представляем себе вулкан, чаще всего наше воображение рисует конусо­образные горы, извергающие огонь, дым, раскаленный до высочайших температур пепел, разнообразные обломки и потоки лавы. Так выглядят действующие вулканы, чья активность одновременно красива и смертельно опасна для проживающих рядом людей. Здесь можно вспомнить и об исчезнувшей с лица Земли минойской цивилизации острова Крит после извержения вулкана Санторина (по разным данным, в 1645-1500 годах до н.э.), и о древнеримских Помпеях, погребенных 24 августа 79 года под слоем вулканического пепла Везувия.
Однако, несмотря на предполагаемый риск, люди все равно тянутся к такому опасному соседству. И причины этому вполне прозаичны: вулканы – это и плодородные почвы, обогащенные различными минеральными веществами, и геотермальные источники, используемые для получения электроэнергии, и полезные ископаемые  – от строительных материалов до благородных металлов, и конечно же туристы, приезжающие со всего мира посмотреть на огнедышащую гору.
Кроме всего прочего, благодаря активной вулканической деятельности меняется лик нашей планеты. Например, 14 ноября 1963 года после извержения подводного вулкана у юго-западных берегов Исландии возник остров Суртсей. Он сразу вызвал неподдельный интерес геологов и биологов многих стран и стал объектом Всемирного природного наследия.
Страна древних вулканов
Вулкан, не извергавшийся на протяжении последних 10 тысяч лет, классифицируется как спящий, если его “молчание” длится более 25 тысяч лет – как потухший. И, наконец, к особой категории относятся древние (или палео-) вулканы, которые при условии хорошей сохранности слагающих их пород и доступности обнажений позволяют современным исследователям, реконструируя геологические эпохи прошлого, лучше понимать природу вулканической активности наших дней. Изучением вулканических давно минувших эпох занимается отдельная геологическая дисциплина – палеовулканология.
Всего на нашей планете насчитывается около 1500 действующих и спящих вулканов, десятки древних вулканов (или того, что от них осталось), а вот древнейших, то есть вулканов архейского и протерозойского возраста, – единицы. Впереди планеты всей – по сохранности и доступности палеовулканических структур возрастом более 2 млрд лет – территория Республики Карелия, располагающая четырьмя такими объектами. Самый известный из них – Гирвасский базальтовый палеовулкан, расположенный близ поселка Гирвас. Это излюбленное место туристов, приезжающих в Карелию со всей России и мира. А вот его “старший брат” – Игнойльский андезитовый палеовулкан – известен меньше, о нем-то и пойдет речь далее.
Подарок судьбы
Открытие и первые исследования Игнойльского палеовулкана тесно связаны с именами сотрудников Института геологии Карельского филиала (ныне – научного центра) РАН: доктора геолого-минералогических наук С.Рыбакова, кандидатов геолого-минералогических наук В.Робонена и А.Световой. В 1971 году на основе новых на тот момент данных изучаемый объект впервые был описан как палеовулканическая постройка, возраст которой, по самым современным данным, оценивается в 2,95-3,0 млрд лет.
Конечно, обычный человек (не геолог), приехав в Игнойлу и не найдя классического вулканического конуса среди омываемых водами реки Шуи скальных образований, в недоумении пожмет плечами и, разочарованный, уйдет. А какой-нибудь камчадал (были и такие!), искушенный видами вулканов из окна родного дома и вовсе фыркнет: нашли-де, чем удивлять. Однако Камчатка и Карелия – геологически очень разные регионы. То, что на краю Дальнего Востока лежит под слоем вулканического пепла, в Игнойле – обнажено и отшлифовано ледником, прошедшим 10-15 тысяч лет назад. Кстати, камчатские вулканологи не прочь посмотреть (и это случалось!), что будет с их Ключевской сопкой и другими вулканами через несколько миллиардов лет…
По расчетам ученых, предполагаемая высота Игнойльского вулкана составляла около 3 км. Всё, что от него сохранилось ныне, – это подводящий канал (или некк), срез которого обнажен прямо в русле Шуи перед бетонной стеной плотины высотой 9 м малой гидроэлектростанции – также одной из достопримечательностей этих мест. Между прочим, именно строительство ГЭС, завершившееся в 1937 году, послужило невольной причиной будущего научного открытия. Так что антропогенный фактор, как показывает практика, нанося невосполнимый урон окружающей среде (а строительство ГЭС негативно сказывается на экосистемах рек), иногда компенсирует его… подарками исследователям той самой среды.
Следы былой активной деятельности Игнойльского палео­вулкана можно обнаружить на площади 30 кв. км вокруг деревушки, и, если бы не карельские болота, скрывающие выходы коренных пород, эта цифра была бы еще больше. Однако и на этой территории можно обнаружить слои туфов, лав и туфопесчаников с застывшими в них обломками других пород размером от сантиметров до нескольких метров – настоящие вулканические бомбы! Кроме того, в 10 км от основного некка палеовулкана учеными были выявлены паразитирующие подводящие каналы, располагавшиеся, по-видимому, на склоне исчезнувшего основного конуса.
Живая лаборатория
Время идет, и в руках современных исследователей Игнойльского “везувия” новая аналитическая база, новые методы и, как следствие, новые данные по геохимии, минералогии, петрологии и геохронологии. “Правопреемниками” вышеупомянутых ученых Института геологии стали сотрудники лаборатории геохимии и моделирования природных и техногенных процессов Института геологии КарНЦ РАН во главе с ее руководителем доктором геолого-минералогических наук Сергеем Световым. По его словам, детальные, комплексные исследования вулканических пород Игнойльской постройки коллективом лаборатории служат основой для проведения региональных геодинамических реконструкций процессов формирования архейской континентальной коры.
– Игнойльский палеовулкан – самая настоящая лаборатория под открытым небом, – говорит Сергей. – Именно благодаря изучению геохимии и петрологии слагающих его пород в 2001 году нами была выделена древнейшая адакитовая серия, палеоаналог современных магматических систем, приуроченных к областям сочленения континентальной и океанической коры.
Новой вехой в изучении палеовулкана стало исследование ксенолитов – чужеродных обломков различных горных пород, найденных в центральном некке Игнойльской вулканической постройки. Молодой сотрудник лаборатории аспирант Максим Гоголев уже два года занимается изучением ксенолитов, и эта работа лежит в основе его будущей диссертации. Основная цель Максима – реконструировать на основе химической и изотопной характеристики найденных обломков состав континентальной коры в районе Игнойлы более 3 млрд лет назад. Таким образом, исследование самого древнего на территории всей Фенноскандии вулканического центра идет непрерывно. А если, как говорит Сергей Светов, учесть тот факт, что в геологии одни и те же объекты могут изучаться столетиями – как это происходит на зеленокаменном поясе Абитиби в Канаде и многих других объектах, – то для карельских геологов все только начинается.
Геология с биологией
Игнойльский вулкан – предмет пристального изучения постоянно приезжающих сюда специалистов из США, Финляндии, Австрии и других стран. Наладить регулярное посещение этой достопримечательности простыми туристами, что стало обычным для упомянутого выше поселка Гирвас, пока мешает неразвитая инфраструктура района. Грунтовая дорога, ведущая к Игнойле, в последние годы была изрядно разбита лесовозами, а другой способ добраться до деревни (совершить сплав по реке Шуе) под силу разве что туристам-экстремалам. Между тем гирвасский пример свидетельствует о том, что любителей путешествий можно привлечь не только карельскими памятниками архитектуры и истории, но и объектами природного геологического наследия региона.
Пока же ведется дальнейшее изучение как Игнойльского рекордсмена, так и связанных с вулканической активностью проявлений древнейшей в Европе жизни, о чем уже сообщалось в “Поиске” (№33-34, 2012). Работы ученых в этом направлении помогут составить представление о далеком геологическом и биологическом прошлом Земли.

Захар СЛУКОВСКИЙ
Фото автора и из архива Сергея Светова

Нет комментариев