Поиск - новости науки и техники

Конкурсов – тьма. Инженеров – нехватка По случаю юбилея профессура изъяснялась без прикрас.

Исполнилось 20 лет с начала становления системы университетского технического образования в России и деятельности Ассоциации технических университетов России (АТУ). На ее съезд, который проходил в МГТУ им. Н.Э.Баумана 21 ноября, по традиции, кроме представителей отечественных вузов (их сегодня больше 140) приехали руководители оборонных предприятий, Международного и Российского союзов научных и инженерных общественных организаций, РАН, Федеральной службы государственной статистики, коллеги из высшей школы СНГ и Приднестровья. С каждым годом посланцев ближнего зарубежья в АТУ все больше. В этот раз заявление с просьбой о вхождении в ассоциацию подали Южно-Казахстанский государственный университет им. М.О.Ауэзова, Полтавский национальный технический университет им. Юрия Кондратюка, Андижанский машиностроительный институт. Не сумели добраться до старинного здания на Яузе только работники Министерства образования и науки РФ. Но у них в связи с поиском неэффективных вузов образовалось столько дел, что не до выслушивания мнений профессионалов. Минобрнауки само по себе, общество само по себе…

Одних точек роста мало
Вспоминая 1990-е годы, когда ассоциация еще только создавалась, ее президент Игорь Федоров заметил, что тогда всерьез предлагалось сократить масштабы подготовки инженеров, закрыть большинство технических университетов, оставив только “точки роста” на случай возникновения потребности в технических кадрах… Отстояли. Потом бились за легитимацию создания лабораторий предприятий в вузах и филиалов вузов на предприятиях, установление 4-летнего срока обучения в аспирантуре для многих технических специальностей. Похоже, трудились не зря: после недавнего мониторинга государственных вузов в красной зоне, то есть в списках проблемных вузов, технических университетов оказалось немного. Но и их послушно оптимизировать или просто закрыть мешает здравый смысл: большинство технических вузов и их филиалов создавались под конкретные государственные задачи, потребности развития страны. Не зря вице-президент США Джозеф Байден год назад сказал, что “мы ценим сотрудничество с Россией еще и потому, что в России лучшие в мире инженеры”.
Да и без зарубежных оценок понятно, что нельзя подходить с одной и той же меркой к деятельности вузов различной направленности. Иначе можно прийти к парадоксальным выводам. Например, говорил И.Федоров, “если для гуманитарных университетов публикации – основная научная продукция, то для технических вузов – инженерные разработки, требующие значительного приложения сил и времени. То же можно сказать и о привлечении иностранных студентов: на некоторые технические специальности их не принимают”.
И не потому, что специальности не интересны. Как раз наоборот. Но на инженерные специальности нет аншлага желающих учиться: невысокие зарплаты инженеров, демографический кризис, неясная карьерная перспектива. Тут бы и подумать, как привлечь лучшие молодые таланты, а некоторые эксперты дают иные рецепты: предлагают сокращать обучение, чтобы не пускать в инженеры “слабые умы”… “С таким подходом, последовательно сокращая прием, – предостерегал И.Федоров, – мы можем вообще свести к нулю выпуск инженеров. Нужны другие, конструктивные подходы по обеспечению притока хорошо подготовленных абитуриентов, ориентированных на учебу в технических вузах”.
Не веселее и ситуация с наукой в технических вузах. Есть успехи, но масса проблем. Ученые очень надеются, что их станет меньше с появлением в декабре 2012 года программы фундаментальных научных исследований в России на долгосрочный период.
Особое внимание Федоров уделил взаимодействию предприятий и вузов. Как известно, обучение в техническом университете обходится дорого, прежде всего потому, что требует серьезного лабораторного оборудования и приборов. Их закупают за счет бюджета, а также внебюджетных средств, которые вуз зарабатывает сам. Ранее помощь оказывали предприятия, передавая специальное оборудование, которое в магазине не купишь. Теперь, чтобы эту передачу провести, надо заплатить государству налог на прибыль, весьма значительный, учитывая большую стоимость передаваемого уникального оборудования. Ни вуз, ни предприятие этого сделать не в состоянии, и, таким образом, важный канал развития материально-технической базы инженерных факультетов оказался фактически перекрытым. Причем такой налог сейчас должно платить и частное лицо, если оно что-то жертвует университету. Необходимо освободить процесс передачи оборудования от уплаты налога на прибыль, если оно предназначено для проведения учебного процесса.
Не решены и вопросы ответственности сторон в треугольнике выпускник – вуз – предприятие. Если раньше, при обязательном распределении, молодые специалисты, получив диплом, ехали, что называется, куда “Родина пошлет”, то сегодня даже отучившиеся по целевому набору не считают себя обязанными родному вузу или отрасли, оплатившей их образование. Но и их можно понять: у тех, кто едет на предприятия далеко от родных краев, почти всегда возникает множество бытовых проблем, прежде всего жилищная. “Предприятия, – признал докладчик, – пытаются ее решать в меру своих возможностей, но, видимо, в порядке крайнего исключения, как это сделано для Российской академии наук. Нужна прямая поддержка государства и (или) какие-то другие схемы в виде, например, низкопроцентного кредита или ипотеки”.
Опасность опустынивания
Обозначив проблемы, Федоров будто сдвинул лавину критики. Один за другим поднимались на трибуну ректоры и, сетуя, что их не слышат представители Минобрнауки, предлагали вписать в решение съезда обращения к министерству. Люди хотят понять, какую цель преследует Министерство образования и науки. “Посмотрите свои контракты, – обращался к коллегам Мурат Гузаиров, ректор Уфимского государственного авиационного университета. – У вас, оказывается, нынче две задачи: эффективное управление имуществом и повышение зарплаты преподавателям. Технические вузы всегда трудно создают филиалы – надо же оснастить, оборудовать материальную базу. Ответственные университеты организуют филиалы с неполным циклом обучения: общепрофессиональные знания дают в филиалах, а потом переводят в основной вуз на полтора-два года, чтобы пройти все практики. Но по министерским требованиям это не годится, филиал сразу становится неэффективным. Ну нельзя же так считать, надо обсуждать ситуацию. Нам результат нужен – инженер, а не оценка мониторинга.
– А готовят ли сегодня инженеров? – поинтересовался первый вице-президент Международного союза научных и инженерных общественных объединений Владимир Ситцев. И сам ответил: – Не более 2-5 процентов от общего числа выпускников технических вузов. Остальные – бакалавры и магистры. Нужно иметь гражданскую позицию, чтобы говорить правду: это не инженеры и не ученые. Семь реформ за 20 лет. С постоянной попыткой заставить вузы взять на себя вину: мол, не так готовим выпускников. Но за физтеховскими, мифистскими дипломниками очередь стоит, чтобы отправить их в Германию, Австрию. А нам инженер не нужен? Медведев призвал восстановить в справочниках звание специалист-инженер, и это было сделано… на бумаге. На деле министерство тормозит все попытки возвратить в российскую образовательную систему подготовку инженеров.
Просчетов у реформаторов, говорили участники съезда, много. Некоторые вполне можно исправить, если все-таки слушать вузовское сообщество. Например, надо попросить министерство создать в рамках одного из своих департаментов отдел, задачей сотрудников которого было бы содействовать выпуску учебников. “Сегодня благодаря еще наличию в вузе проректоров по уму (читай – по науке), – шутил ректор Волгоградского гостехуниверситета академик РАН Иван Новаков, – теплится разработка учебных стандартов, но то, что касается выпуска учебников, стало проблемой. Чтобы издать учебник, тот, кто его пишет, должен сам найти средства (в вузе, у спонсора, взять кредит в банке). А значит, быть уверенным, что удастся издать книгу массовым тиражом и ее раскупят… Еще немного невнимания, и эксперты-реформаторы скажут нам, что издание учебников для подготовки инженеров в ХХI веке – дело неэффективное и тратить силы и средства на них не стоит.
Слово это – “неэффективный”, похоже, вот-вот приобретет сакральный смысл, далекий от истинного. Евгений Марков, президент Союза малых городов России, приехал на съезд потому, что именно в этих моногородах (с числом жителей до 200 тысяч, то есть не самые малые города, их 325, добавьте поселки городского типа – будет тысяча) чаще всего расположены филиалы технических вузов и производства оборонного комплекса. Руководители технических вузов прекрасно понимают, что такое небольшие города для экономики государства, в том числе и для решения проблем его инженерно-технического развития. Но недавно Эльвира Набиуллина, бывший министр экономического развития России, а ныне помощник Президента РФ, на международном форуме публично заявила, что небольшие города неэффективны, что российское правительство не знает, что с ними делать. И, видимо, все средства, которыми государство располагает, отправят на развитие 12 городов-миллионников, а жителям малых городов предложат переселяться туда, где есть работа. Тогда лет через 15-20 проблема рассосется сама: люди уедут…
– Когда мы посмотрели, где они находятся, эти 12, оказалось, что 11, – уточнил Е.Марков, – в европейской части РФ. Чем обернется такая позиция принимающих решение? Опустыниванием большей территории России. Ведь сегодня в малых городах живут 35 млн человек.
Не в обиду сказано
Но Союз малых городов не сдается. Его специалисты вместе с командой Торгово-промышленной палаты разрабатывают документ, который называют Национальной общественно-государственной программой модернизации эволюционно-технологического развития малых городов РФ. Разрабатывают на общественных началах, без финансовой поддержки, активно ищут инновационные инженерные проекты в самых разных сферах. Считают, что для развития моногородов будут очень актуальны дистанционные формы обучения, которые позволят молодежи получать образование по месту проживания, не уезжая в столицу. Они будут работать здесь, получив образование. Всех Москва все равно не вместит. А значит, филиалы, оказавшиеся под угрозой из-за действий Минобрнауки, надо не закрывать, а развивать на основе современных технологий. Мэры многих моногородов понимают это и создают необходимую базу для поддержки высшего образования у них на территории. Тут еще важно обеспечить развитие массового малоэтажного жилищного строительства в небольших городах страны. Есть у союза наработки, позволяющие строить жилье по цене 15-16 тысяч рублей за кв. м. Без внешних коммуникаций, только с внутренним оборудованием. Это тоже шанс удержать выпускников вузов в российской провинции. “Пока отношение власти не вполне коррелирует с разговорами о роли и значении гражданского общества в нашем государстве, – считает Е.Марков. – Надо уважать себя, высказывать свое мнение и заставить федеральные органы государственной власти уважать свой народ, по крайней мере слушать и слышать его. Тогда власть будет допускать гораздо меньше ошибок при выстраивании политики в разных сферах жизни”.
Практически на ту же тему выступил Борис Якимович, ректор Ижевского государственного технического университета им. М.Т.Калашникова. Он убежден, что, если сохранить филиалы инженерных вузов в моногородах, есть шанс нормально выполнять контрольные цифры подготовки кадров по гособоронзаказу. Многие вузы утеряли эту квалификацию, и АТУ стоит подумать о создании консорциумов вузов по направлениям подготовки кадров для ОПК. Скажем, в области ракетно-космических сил…
Не обошлось на съезде и без критики вузов. Претензии к ним без церемоний высказал Александр Леонов, генеральный конструктор и гендиректор “НПО машиностроения”.
– Да, в аэрокосмической отрасли сейчас есть для ваших выпускников перспектива, приличные условия, но… научите их русскому языку, ни одной бумаги написать без ошибок не могут. (Увы, русский язык учат в школе, не в вузе. – Прим. ред.). Мы сейчас готовы загрузить вузовскую науку заказами на проведение ОКР и НИОКР, но в ответ на наши просьбы нам предлагают не то, что нужно производству, а то, что… могут в вузе. Не в обиду скажу: вы не умеете укладываться в сроки. Мыслите семестрами. И еще – чтобы лучшие выпускники школ шли в технические вузы, нужна активная пропаганда профессии инженера, этой увлекательнейшей сферы человеческой деятельности. Не будет интереса – не будет инженеров.
– Если наш голос не будет услышан, то страна может очень много потерять, – поддержал партнера по ОПК ректор МГТУ им. Н.Э.Баумана Анатолий Александров, а теперь и президент Ассоциации технических университетов. Съезд с благодарностью за 20-летний труд отпустил с этой должности И.Федорова и избрал А.Александрова, но И.Федоров по просьбе совета ассоциации согласился остаться вице-президентом АТУ.
– Технический университет нельзя включать-выключать, как люстру. Что будет делать страна, если завтра не будет инженеров-литейщиков, прокатчиков? Кто нам сделает те продукты, которые необходимы для реализации исследований по приоритетным направлениям? Мы их в городах-милионниках изготавливать будем? Меня здесь вице-премьер Дмитрий Рогозин расспрашивал про критерии эффективности вузов. Я рассказал в том числе и о тех, по которым судят об уровне интернационализации высшей школы. Он спросил: вы хотите шпионское гнездо у себя свить? Сегодня большие изменения в оборонном комплексе, появился шанс на развитие, но выпускников силком не заставишь идти на предприятие, где нет условий для работы. Да, 20 лет каждый погибал в одиночку, промышленность сама по себе, мы сами по себе, людей растеряли, оставшиеся – состарились. Но теперь выбираться надо вместе. И начать нужно с того, чтобы слово “инженер” вернулось в наш обиход, зазвучало гордо. А то оно даже из дипломов технических вузов пропало. Нам надо научиться отстаивать себя, дело своей жизни. Только от совместных усилий таких вузов, как наши с вами, и предприятий оборонки, от совместных решений Минобрнауки и Минобороны (там впервые появился заместитель министра по науке и инновациям) может получиться результат, который даст нам возможность вернуться на достойные позиции.

Елизавета Понарина
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев