Поиск - новости науки и техники

Плюс – один. Новая госпрограмма прояснила планы финансирования науки.

Государственная программа Российской Федерации “Развитие науки и технологий” на 2013-2020 годы, по поводу которой весь прошлый год кипели нешуточные страсти, утверждена правительством в конце декабря. Научная общественность на это событие отреагировала вяло. Документ вдруг перестал всех интересовать. Дело сделано. Чиновники отчитались о выполнении решения правительства по поводу перехода к программно-целевому финансированию бюджетной сферы (госпрограммы теперь положены в основу бюджетного планирования). Научное сообщество добилось (надо отметить, в ходе серьезной борьбы), чтобы в тексте очередного стратегического документа было как можно меньше нелепостей и нестыковок.
Как сложится судьба госпрограммы? Пополнит ли она ряды многочисленных планов, стратегий и концепций, о которых стараются забыть сразу по принятии и многие из которых канули в Лету? Или объединение ресурсов, используемых для поддержки исследований и разработок, поможет вывести на качественно новый уровень развитие науки и технологий? Время покажет. Пока можно сказать только, что опубликованный на сайте Минобрнауки документ отличается от последней известной общественности версии проекта.
В широко обсуждавшемся варианте госпрограммы фигурировали два сценария: бюджетный (основанный на проектировках Минфина) и модернизационный, согласно которому финансирование программы увеличивалось примерно на триллион рублей, то есть почти в два раза. После длительных препирательств Минобрнауки и финансистов стремление последних сэкономить возобладало, и был принят бюджетный вариант.
Правда, в паспорте программы помимо “действующих расходных обязательств” фигурируют “дополнительные объемы ресурсов”. Из Приложения №5 следует, что поступление этих добавочных к утвержденным расходам 40% средств ожидается по линии Минобрнауки (возможное продолжение с 2014 года двух ФЦП – “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России” и “Научные и научно-педагогические кадры”), а также через Курчатовский институт (обещанное правительством целевое финансирование с 2013 года проектов по созданию на территории России мегаустановок, в том числе в кооперации с европейскими государствами). Если дополнительные деньги действительно придут, финансирование всей программы в течение 2013-2020 годов составит 2,2 триллиона рублей, а если нет – 1,6 триллиона, в то время как модернизационный сценарий предполагал расходы на науку в размере 2,6 триллиона рублей.
После корректировки проекта гос­программы больше всего “потеряли в деньгах” две из шести подпрограмм – “Международное сотрудничество в сфере науки” и “Обеспечение реализации государственной программы”. Финансирование каждой из них было уменьшено аж в три раза! Другие подпрограммы тоже “просели”, но там остаются надежды на дополнительные средства, в то время как для упомянутых выше направлений они даже не заложены.
Изменилось не только финансовое обеспечение программы, но и ее структура и содержание. Произошла перегруппировка разделов, добавлены новые приложения. Стоит отметить, что в принятой версии учтены высказанные представителями Российской академии наук пожелания – включить РАН в систему управления программой и более активно привлечь к выполнению поставленных в ней задач. Так, в структуре Экспертного совета появился “Совет программы фундаментальных исследований Российской Федерации на долгосрочный период”, сопредседателями которого станут министр образования и науки и президент РАН.
Кроме того, указано, что научные организации госакадемий могут на конкурсной основе участвовать в реализации большинства подпрограмм. В первоначальном варианте академические институты фигурировали только в первой подпрограмме – “Фундаментальные научные исследования”, и у ученых поначалу появились сомнения в том, что их допустят к реализации таких важных направлений, как “Поисковые и прикладные проблемно-ориентированные исследования и развитие научно-технического задела в области перспективных технологий”, “Институциональное развитие научно-исследовательского сектора”, “Развитие межотраслевой инфраструктуры сектора исследований и разработок”.
Довольны ли в РАН принятой гос­программой? “К сожалению, она решает очень узкий спектр вопросов и не затрагивает главных проблем, сдерживающих развитие науки и технологий, которые связаны с низким спросом отечественной индустрии на результаты исследований и высокими барьерами между академиями и высшей школой, – прокомментировал заместитель главного ученого секретаря Владимир Иванов. – Я вижу плюс госпрограммы только в том, что бюджетные траты на науку вновь собраны в одном месте. В последние годы их так разбросали по закону о бюджете, что концов было не найти”.

Надежда ВОЛЧКОВА

Нет комментариев