Поиск - новости науки и техники

Сценарные планы. Поднять публикационную активность можно разными способами.

Под занавес 2012 года Научная электронная библиотека eLIBRARY.RU провела Первую научно-практическую конференцию “SCIENCE INDEX: аналитические инструменты и сервисы для оценки научной деятельности”. Формат мероприятия предполагал профессиональное обсуждение методологических и практических вопросов, связанных с решением проблем оценки научной деятельности организаций. На форуме eLIBRARY.RU собрались специалисты по наукометрии, информационным технологиям из многих российских вузов, НИИ, библиотек. Вот лишь некоторые вопросы, обсуждавшиеся участниками встречи:

Как эффективно использовать для оценки научной деятельности библио­метрические показатели? Как применить базы данных научного цитирования Web of Science, Scopus, РИНЦ для оценки научных организаций, научных сотрудников и научных журналов? Как организован учет публикационной активности и цитируемости российских научно-образовательных организаций и авторов в новой информационно-аналитической системе SCIENCE INDEX?
Как известно, существуют два основных метода оценки результатов научного труда: экспертная оценка и наукометрический (или библиометрический) анализ. По большому счету, оба эти способа взаимосвязаны, поскольку библиометрический метод тоже своего рода экспертная оценка. Просто оценивание происходит на уровне принятия или непринятия к публикации статьи того или иного автора. А количество полученных впоследствии цитирований – это экспертиза научного сообщества, коллег, которые голосуют за прочитанную работу путем упоминания ее в своих публикациях. Практика показывает, что эффективная система оценки результатов научного труда должна строиться на сочетании этих двух методов.
Уже несколько лет в нашей стране развивается проект “Российский индекс научного цитирования”. Как рассказал его руководитель Геннадий Еременко, сегодня РИНЦ содержит библиографическую базу данных почти по 3500 российским научным журналам (более 2,3 млн статей за 2005-2012 годы), более чем по 6000 российских организаций, в РИНЦ зарегистрированы свыше 600 тысяч ученых. Ежегодно в эту БД добавляется более 330 тысяч статей российских авторов.
Если сравнивать эти цифры с картиной представления российской науки в международных базах данных, то видно (см. таблицу), что в Web of Science, Scopus попадает лишь десятая часть публикаций российских ученых. А некоторые направления российской науки (в основном общественно-гуманитарные) там практически не представлены. При этом общее число цитирований по отдельным авторам в Web of Science иногда существенно выше, что объясняется, как пояснил Геннадий Еременко, более “глубоким” архивом публикаций, которым располагают международные базы данных. За относительно недавние – десятилетний и пятилетний – периоды, по словам Г.Еременко, РИНЦ дает более высокие показатели как по числу публикаций, так и по числу цитирований.
На основе РИНЦ два года назад начала формироваться новая информационно-аналитическая система SCIENCE INDEX, предлагающая целый ряд дополнительных сервисов для авторов научных публикаций, научных организаций и издательств. Сегодня SCIENCE INDEX позволяет проводить комплексные аналитические и статистические исследования публикационной активности российских ученых и научных организаций и получать в итоге более точную и объективную оценку результатов научной деятельности отдельных ученых, научных групп, организаций и их подразделений.
Как рассказал Геннадий Еременко, в 2013 году планируется создать новые сервисы для редакций научных журналов, а еще через год для диссертационных советов. Все эти меры уже в обозримом будущем позволят сделать крупнейшую российскую информационно-аналитическую систему вполне конкурентоспособной на международном уровне.
Пока же при оценке научной деятельности, распределении госконтрактов, мегагрантов принято ориентироваться на показатели зарубежных баз данных. Мыслями о том, как придать больший вес отечественным исследованиям на этом фоне, поделился эксперт-консультант Национального фонда подготовки кадров Павел Арефьев. В своем выступлении он рассмотрел возможности роста публикационной активности российской науки.
Как известно, в прошлом году один из базовых наукометрических показателей – количество публикаций – приобрел статус государственного норматива и отразился в Указе Президента РФ от 07.05.2012 №599 “О мерах по реализации государственной политики в области науки и образования”. В одном из разделов документа говорится о необходимости “увеличения к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных “Сеть науки” (Web of Science), до 2,44%”.
Павел Арефьев изу­чил перспективы достижения заявленного показателя и выяснил, что ситуация может развиваться по двум сценариям.
Сценарий 1 предполагает определение публикационной активности исходя из общего потока российских публикаций. К 2015 году при существующем уровне ежегодного прироста российских статей, составляющем примерно 4% в год, отечественная наука произведет около 36,5 тысячи всех типов журнальных публикаций, что выражается в 1,83% от общего мирового количества и на 0,61% меньше заявленной в президентском указе цифры. При этом подразумевается, что общемировая динамика ежегодного публикационного прироста будет, как и сейчас, составлять примерно 3%.
Если постараться и предпринять определенные усилия, то российскими авторами должны быть написаны около 48,5 тысячи публикаций. Они и составят в 2015 году те самые искомые 2,44%. Однако если мировая наука будет развиваться с ежегодным публикационным приростом не 3%, а 4%, то тогда нам нужно будет произвести на 10 тысяч публикаций больше. А это, по мнению П.Арефьева, уже маловероятно.
Таким образом, для вывода показателя доли российских публикаций в Web of Science на уровень 2,44% по отношению к общемировому массиву в 2015 году необходимо увеличить массив научных публикаций России не менее чем на 57%, или на 18 тысяч единиц в абсолютном исчислении по сравнению с уровнем 2011 года (когда было подготовлено около 31 тысячи публикаций). Общее число журнальных публикаций России, изданных в 2015 году и размещенных в базе Web of Science, должно, по подсчетам представителя НФПК, составить не менее 49 ± 0,5 тысячи работ.
Сценарий 2 связан с анализом структуры российского публикационного потока. По оценкам П.Арефьева, она характеризуется высокой долей статей (articles) – за последние два-три года они составляют около 90% всех отечественных публикаций. У нас очень мало обзоров (review) – их примерно 2,5%, писем (letters) и всех прочих видов публикаций. При этом в мире пишется примерно 70% статей, то есть они составляют около 2/3 мирового потока.
При расчете искомого показателя 2,44% не на основе всех публикаций, а на основе статей картина получается несколько иная.
Если ничего не предпринимать, то исходя из написанных в 2011 году 28 тысяч статей в 2015 году при нынешней динамике их число возрастет до 30,5 тысячи. Однако на общемировом фоне картина складывается опять не в нашу пользу, потому что доля статей в мире растет (на 4% в год), а у нас начинает сокращаться (рост – 3% в год). Кстати, и показатель 2,44% по статьям мы уже имели в 2007-2008 годах, и с тех пор он снижается. Таким образом, если никаких мер не предпринимать, то к 2015 году доля российских научных статей в мире составит 2,1%.
Если же предположить, что некоторые усилия будут предприняты, то для достижения заветных 2,44% мы должны будем опубликовать в 2015 году примерно 35 тысяч научных статей (см. диаграмму).
Таким образом, для вывода показателя доли российских статей в Web of Science на уровень 2,44% по отношению к общемировому массиву в 2015 году необходимо увеличить массив научных статей России не менее чем на 27%, или на 7,5 тысячи единиц в абсолютном исчислении по сравнению с уровнем 2011 года (в 2011 году вышла 28 161 статья; в 2015 году должно быть 35 514 статей). Общее число российских статей, изданных в 2015 году и размещенных в базе Web of Science, должно составить не менее 36,1 ± 0,5 тысячи работ.
То есть первый сценарий потребует прироста как минимум в 18 тысяч публикаций по сравнению с 2011 годом, а второй – в 7,5 тысячи статей, что представляется уже более реальным делом.
Самый интересный вопрос: какие же меры надо предпринять, чтобы “вписаться” в благоприятный сценарий?
По мнению Павла Арефьева, прежде всего, необходимо изменить отношение самих ученых к результатам своего труда: публикация в научном журнале должна войти в практику исследовательской деятельности, каждое исследование – фундаментальное или прикладное – независимо от предметной области (за исключением “закрытых” тематик, связанных с обороноспособностью и безо­пасностью государства) должно завершаться публикацией в международных, зарубежных национальных и российских журналах, индексируемых в международных базах Web of Science и Scopus или в национальной базе “Российский индекс научного цитирования”.
Если подумать о мерах, которые должны быть предприняты со стороны государства, то здесь можно говорить о необходимости создания условий для интенсификации публикационной активности России через организационные (в том числе и юридические), финансовые и технологические решения со стороны Минобрнауки. Речь, прежде всего, идет о совершенствовании системы учета, выстраивании карты науки. Наверняка потребуются определенные денежные вливания, чтобы поддержать продвижение и российских журналов, и российских публикаций – без этого, по мнению представителя НФПК, не обойтись.

Светлана Беляева

Нет комментариев