Поиск - новости науки и техники

Скандал как повод. Научное сообщество озаботилось качеством диссертаций.

Пожалуй, главным и наиболее обсуждаемым событием последних дней стали итоги работы комиссии Минобрнауки России по проверке работы диссертационного совета Московского педагогического государственного университета (МПГУ). Выводы, сделанные членами комиссии и представленные на брифинге лично заместителем министра образования и науки Игорем Федюкиным, неутешительны: фальшивые диссертации есть, и количество их весьма велико.
Как рассказал замминистра на встрече с журналистами, комиссия, созданная в конце ноября прошлого года в соответствии с приказом министерства, произвела выборочную проверку диссертаций по специальности “Отечественная история”, защищенных в диссовете Д212.154.01 на базе МПГУ. Общее число защит с момента начала сбора отчетов за период 2007-2011 годов составило 44 на соискание ученой степени доктора наук и 190 на соискание ученой степени кандидата наук. В первую очередь для проверки были выбраны 19 докторских и 6 кандидатских диссертаций, по которым указанные в авторефератах публикации не соответствовали информации научных изданий, представленной в открытых источниках. Впоследствии этот перечень был дополнен списком из еще 60 диссертаций, две из которых были сняты с защиты в ходе работы комиссии. Согласно решениям, принятым на первом заседании комиссии в декабре прошлого года, в МПГУ были запрошены и получены аттестационные дела по утвержденному перечню из 25 диссертаций.
Как сообщил Игорь Федюкин, для проверки фактов комиссией были направлены официальные запросы в 29 редакций российских рецензируемых научных журналов и в 8 организаций, в которых выполнялись диссертационные работы, а также в Российскую государственную библиотеку о нахождении в ее хранилище соответствующих докторских и кандидатских диссертаций и на наличие текстуальных совпадений и заимствований по Электронной библиотеке диссертаций РГБ и открытым интернет-источникам. Количество диссертаций, проверенных на наличие некорректных заимствований, было ограничено техническими возможностями РГБ по проведению экспертизы в течение периода работы комиссии.
Полученные ответы позволили выявить существенные нарушения процедур защиты диссертаций. Так, например, согласно официальному заключению РГБ, ни одна из проверенных диссертаций не может считаться оригинальной ввиду большого количества некорректных заимствований – в ряде работ до 87% объема текста.
– Официальные заключения и отзывы указывают на то, что была поставлена на поток работа по изготовлению фиктивных диссертаций, которые составлялись из фрагментов чужих текстов, сопровождались фиктивными отзывами ведущих организаций, фиктивными списками публикаций, а затем зачастую даже не депонировались в РГБ, – пояснил замминистра. – Все это не могло происходить без ведома членов и руководства диссертационного совета, его ученого секретаря, научных руководителей или официальных оппонентов. В ходе проверки комиссия пришла к выводу, что в работе данного совета имели место серьезные нарушения, носившие систематический характер.
Как показали результаты проверки по 25 анализируемым аттестационным делам, авторы 24 диссертаций указывали в авторефератах несуществующие публикации. Редакции 23 журналов официально опровергли факт публикации статей, упоминаемых авторами проверяемых работ. Процент неподтвержденных публикаций относительно заявленного в автореферате списка статей в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК, составил от 33 до 100, при этом средний показатель – 73,9%. Причем данный перечень не является исчерпывающим, так как в комиссию продолжают поступать ответы на запросы в редакции издательств.
Возможность безнаказанно совершать подобные массовые фальсификации на протяжении ряда лет ставит и вопрос о недостатках в самой системе подготовки и аттестации научных и научно-педагогических кадров в РФ. Так, чрезмерно большое количество защищаемых в диссоветах диссертаций приводит к утрате контроля и снижению их качества. Не обеспечивается должный уровень дисциплинарной и репутационной ответственности руководителей вузов и научных организаций, руководителей и членов диссоветов за качество работы. Должным образом не функционирует система апелляции, не существует механизмов, позволяющих научной общественности выявлять нарушения в системе аттестации и добиваться их рассмотрения по существу.
По результатам проведенной экспертизы комиссией был рекомендован ряд мер, направленных на совершенствование системы подготовки и аттестации научных и научно-педагогических кадров, а также на недопущение подобных зло-употреблений в будущем. Среди рекомендаций есть предложения внести изменения в Положение о порядке присуждения ученых степеней, установив срок давности по отмене решений о присуждении ученых степеней в несудебном порядке 10 лет. Положения о ВАК и диссертационном совете предлагается дополнить требованием несовмещения членства в экспертных советах ВАК и в руководстве диссертационных советов, а также возможностью преду-смотреть разработку дополнительных мер по недопущению другого рода конфликта интересов. Для реализации данного предложения хорошо бы оперативно составить список лиц, являющихся одновременно членами экспертных советов ВАК и членами руководства хотя бы одного диссертационного совета. Есть в рекомендациях комиссии и предложение по совершенствованию системы рассмотрения апелляции: предусмотреть ее большую открытость, а также более четкое реагирование на поступающие апелляции в форме мотивированного, развернутого ответа. Важно, по мнению членов комиссии, организовать обсуждение с профессиональным сообществом итогов данной проверки, в том числе инициировав их обсуждение Общественным советом при Минобрнауки, кроме того, предлагается создать Совет по научной этике (как именно он будет действовать и кто войдет в его состав – еще одна тема для обсуждения с научным сообществом). Как отметил замминистра, “у нас должны быть более прозрачные процедуры формирования диссертационных советов”. Организациям, где якобы выполнялись диссертации или к которым был прикреплен соискатель и от имени которых были выданы подложные заключения по диссертациям, рекомендовано направлять соответствующие материалы в правоохранительные органы для рассмотрения вопроса о наличии оснований для возбуждения уголовных дел. Следует также предусмотреть процедуру дисквалификации исследователей, уличенных в ненадлежащем исполнении своих обязанностей в рамках системы подготовки и аттестации научных и научно-педагогических кадров, в том числе по итогам работы Совета по научной этике.
Проблемы, связанные с массовыми фальсификациями диссертаций стали главной темой круглого стола в РИА Новости, в котором участвовали проректор МГУ им. М.В.Ломоносова академик РАН Алексей Хохлов, председатель Экспертного совета ВАК по математике академик РАН Виктор Васильев, декан философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, председатель экспертного совета ВАК по философии, социологии и культурологии член-корреспондент РАН Владимир Миронов и заместитель директора Института проблем передачи информации РАН профессор Михаил Гельфанд. По их общему признанию, хотя результаты проверки и были ожидаемы, но чтобы дела обстояли настолько плохо…
– Цифры впечатляют, – заметил Алексей Хохлов. – Из 25 диссертаций в 24 допущены нарушения и фальсификации – что тут добавить… Но проблема не в том, чтобы констатировать, как плоха ситуация, а чтобы понять, куда двигаться дальше. В СМИ сейчас много пишут о том, что ВАК не справляется с нагрузкой, а потому, может, он и вообще не нужен. Звучат предложения разрешить присуждать степени соответствующим ведущим учреждениям, в которых есть много высококвалифицированных специалистов в той или иной области. Но когда мы говорим о России в целом, очень важно сохранение такой структуры, как ВАК. Может, стоит подумать о придании ей дополнительных возможностей и полномочий. Если пустить дело на самотек, не будет и минимальных требований. Кстати, комиссия во многом именно благодаря ВАК, документам, которые там имеются, смогла разобраться во всем.
Сам Алексей Ремович – сторонник ужесточения требований к диссертациям: “В последнее время требования к диссертационным работам понизились, в погоне за количеством остепененных ученых мы существенно теряем качество. Не вижу никакой проблемы в том, что в России будет меньше кандидатов и докторов наук, но они должны быть более высокого качества. В частности, должны быть ужесточены требования к публикациям. Предстоит большая работа, но работа ВАК должна быть направлена на ужесточение требований. Кстати, вовсе не обязательно, чтобы каждый начальник был докто-ром или кандидатом каких-то наук”. Что касается различий в подходах к оценке диссертаций в области гуманитарных и естественных наук, то, по словам академика, в МГУ уже идет работа в этом направлении по выработке соответствующих критериев.
Проблема с защитами в стране резко ухудшилась в последние несколько лет, считает Владимир Миронов. По его мнению, предлагаемый сегодня многими вариант передать полномочия ВАК в вузы приведет лишь к увеличению потока защищающихся. Владимир Васильевич напомнил, что в былые времена ВАК был независимой организацией, что придавало ему очень высокий статус, сегодня же ВАК по сути “является неким отростком министерства”. “Я сам председатель Экспертного совета ВАК по философии, социологии и культурологии, – сказал он. – Мы работаем по тем правилам, которые с нами не обсуждались, были созданы не нами. За последние два года произошло резкое падение наших экспертных возможностей. Самая большая проблема на самом деле с кандидатскими диссертациями. Почему так? Потому, что в 2010-2011 годах был принят ряд решений, в результате которых кандидатские диссертации теперь практически не проходят экспертной оценки в ВАК. Представьте, вы стоите у конвейера с яблоками и должны отличить гнилое от хорошего, причем только по их наименованию: антоновка, белый налив… У нас, по сути, та же ситуация – мы должны по названиям работ определить их качество. А если возникают сомнения, не можем сразу, как прежде, вызвать человека для личного общения. Мы должны подать апелляцию в этот же совет, из которого пришла работа… Кстати, раньше любой чиновник, даже самого высокого ранга, автоматически вызывался в ВАК для обсуждения его диссертации”. Владимир Миронов также высказался за придание ВАК более серьезных полномочий и введение “черного списка” недобросовестных оппонентов и научных руководителей, с лишением их права быть таковыми.
Виктор Васильев считает, что главное на сегодня – довести начатое комиссией Минобрнауки до логического конца: “чтобы все получили по заслугам”. “Но у меня нет уверенности, что это так и произойдет, – посетовал он. – Меня всегда беспокоит, когда происходит какая-то гадость и мы, вместо того чтобы врезать по ней, начинаем переходить к “анализу негативных тенденций, следствием которых является…”. Это верный способ заболтать суть вопроса. По конкретному делу у нас ужасно не любят принимать конкретное решение. Обязательно все выливается в некий анализ, и как результат – появление новых формальных требований, увеличение числа бумажек”. Как заметил Виктор Анатольевич, фабрикация заказных работ, увы, дело не новое. Были такие случаи и 40 лет назад. Однако нынешняя ситуация просто “поражает своей халтурностью”, прежде диссертацию комсомольским начальникам если и делали, то качественно…
А вот, по мнению одного из членов комиссии Минобрнауки Михаила Гельфанда, “масштаб бедствия гораздо интереснее, чем кажется”, и на деле все 25 проверенных диссертаций “несут признаки подложности”, “другое дело, что в этом же совете защищались и нормальные диссертации, которые очевидного подлога не имеют”. Михаил Сергеевич склонен не согласиться с предлагаемыми мерами по ужесточению контроля, поскольку на деле это выльется только в новые потоки бумаги: “Можно ужесточать контроль сколько угодно, но председатель этого совета профессор Данилов был заместителем председателя Экспертного совета ВАК по истории. Можно почитать интервью с ним, сделанное до того, как его уволили из института, где он так и пишет, что “в наш институт люди охотно шли, потому что понимали – с ВАК проблем не будет”. Это практически цитата”. Гельфанд также поддержал мнение В.Васильева о необходимости довести начатое дело до логического конца: “Это то, с чем ВАК катастрофически не справляется. Замечу, что все проверки диссертаций и весь шум начались не с того, что ВАК или его экспертный совет что-то обнаружил. Все обнаружила научная общественность. Ужесточать надо не саму процедуру приемки диссертаций, а регламент ВАК по рассмотрению апелляций. Если в ВАК пришло аргументированное письмо с сопоставительной таблицей, в которой очевидно заимствование, то ВАК должен, практически автоматом, принимать решение. По каждому конкретному пункту апелляции должен быть представлен развернутый ответ. Либо что ВАК это принимает, либо что считает это несущественным. Тогда с объяснением – почему. Уверен, найдется достаточно большое количество желающих посмотреть диссертации, что поможет провести если не тотальное, то существенное очищение”.
Сам же ВАК, по мнению Гельфанда, должен существовать, “как организация, которая принимает и рассматривает апелляции”. “Отдавать все целиком на откуп местным советам и диссоветам в университетах, по-видимому, надо постепенно, начиная с центральных университетов. Но уже сейчас можно в диплом доктора и кандидата наук вписывать не только номер совета, но и название организации, при которой он образован”, – предложил профессор.
Познакомиться подробнее с итоговым докладом комиссии Минобрнауки можно на официальном сайте министерства по адресу минобрнауки.рф.

Когда верстался номер
Как стало известно, правоохранительные органы задержали председателя Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки Феликса Шамхалова. По сообщениям информационных агентств, следственные действия в отношении Ф.Шамхалова не связаны с исполнением им служебных обязанностей в качестве главы ВАК и директора Департамента подготовки и аттестации научных и научно-педагогических работников Минобрнауки России. Однако на время проведения проверки планируется временно отстранить чиновника от должности.
В МВД уточнили, что следственные действия проводятся по делу о хищении 350 млн рублей, выделенных Внешэкономбанком на строительство элитного жилья.

Нина ШАТАЛОВА

Фото автора

Нет комментариев