Поиск - новости науки и техники

На пути к взаимности. С чего начинать, чтобы иностранцы захотели учиться в российских вузах?

Успешные люди нередко отправляют своих детей получать высшее образование за рубеж… Естественно, в вузы, которые славятся выпускниками, куда ребенку будет по силам поступить, а родителям – платить. Выбирают, анализируя сведения, которые удается собрать о вузе. Больше всего их сегодня находят на университетских сайтах, давно переставших походить на рекламные буклеты. Скорее это виртуальные туры, позволяющие бродить по корпусам, заглядывать в библиотеки, спортзалы, лаборатории, выбрать себе место в общежитии и попробовать реально его занять, поступив учиться. Так – в лучших вузах США, Европы, Азии.
А какую информацию о нашей образовательной системе предлагает будущим абитуриентам Россия? У большинства наших университетов англо­язычный сайт – чуть ли не калька русскоязычного. Иной раз только название раздела на иностранном языке, а содержание – на русском. Как тогда чужестранцы составляют мнение о качестве образования и условиях обучения в этом вузе? Никак. По статистическим данным, если сайт неинтересен или его интерфейс неудобен, молодежь покидает его “в два клика”. А значит, не приезжает учиться к вам в вуз.
Этой осенью на Общественном совете при Министерстве образования и науки РФ Д.Ливанов одной из главных задач на ближайшие годы определил интернационализацию высшей школы России. Как он сказал, надо “вытаскивать наши университеты на уровень международных стандартов”. Речь не про рейтинги, а про то, что кампусы, качество обу­чения, зарплаты преподавателей должны соответствовать мировому уровню. Для этого, говорили обсуждающие, пора создать Программу интернационализации российских вузов. А с чего начинать, на чей опыт опереться?
На декабрьском совещании ректоров и проректоров по международной деятельности вузов Минобрнауки России мне довелось поговорить на эту тему с проректором по международной деятельности РУДН Гульнарой Красновой, накануне прошедшей очередной тренинг по интернационализации высшего образования в Академии профессионального развития Европейской ассоциации международного образования. Занятия, как водится, шли на английском, участники в основном были представители вузов TOP-300. Еще до начала тренинга организаторы побеседовали с приехавшими, внимательно изучили англоязычные сайты их вузов. Тренеров пригласили из крупного рекрутингового агентства Великобритании (один ранее работал в Вестминстерском университете, а второй – в Университете Эссекса). Их удивило, что в России есть вуз, где одновременно учатся 6,5 тысячи посланцев 146 стран мира. У кого еще контингент студентов на 40 процентов состоит из зарубежной молодежи? Только профессор Миланского политеха смог похвастать, что у них в вузе 3,5 тысячи иностранцев. Тренеры тут же позвали проректора РУДН “welcome to our table”, дабы она поделилась секретами практики вуза.
– Но не это более всего порадовало, а то, что я убедилась: мы идем в правильном направлении. Где-то благодаря нашим традициям, где-то – аналитике мирового опыта, где-то – интуиции, – говорит Гульнара Амангельдиновна. – Сегодня важно уделить внимание электронному набору и приему on-line recruiting. Никаких средств не хватит стране, любому вузу на выставки, презентации и общение “вживую”. Гораздо эффективнее представить необходимую информацию на сайте университета и сделать так, чтобы прямо по электронным сетям человек мог прислать вам свое заявление и документы. В Великобритании, например, действует служба по приему в университеты и колледжи UCAS (The Universities and Colleges Admissions Service). Абитуриент заполняет формы на сайте, называя три вуза, куда согласен поступить. Причем тем, кто уже зарегистрирован на сайте, отправлять в университеты или UCAS аттестаты не требуется, по идентификационному номеру абитуриента агентство само соберет сведения о том, как он учился, как сдавал экзамены, проходил тесты… UCAS в приемную кампанию обслуживает порядка 600 000 человек, желающих поступить в вузы Великобритании. И благодаря этой службе университеты не лихорадит от лавины заявлений и бумаг. Все в компьютерах, агентство только сообщает претенденту: вот ваш пин-код, 18 августа, начиная с 11 утра, можете зайти на сайт и увидеть, какой университет вас берет.
– 600 000 человек практически одновременно заходят на сайт и не обрушивают его?
– Да, причем, узнав о зачислении, свежеиспеченный студент опять же по сайту университета выбирает себе общежитие, сравнивая условия, близость к аудиториям, транспорту, по электронке оплачивает учебу, проживание. Еще находясь дома, вместе с родителями он продумывает, просчитывает, какие десятки кредитов ему нужны, выбирает их. Выстраивает свою будущую учебу. Ведь некоторые курсы, если расписание позволяет, можно взять даже не на своем факультете. График занятий выложен на сайт. Тут же расписание работы библиотек. В Ноттингемском университете, например, по требованию студентов они работают круглосуточно. Ведь на Западе давно учатся не “с лекторского голоса”, а самостоятельно. Курсы оперативно выкладываются в Интернет, все контрольные работы – письменные, устные занятия в основном по иностранному языку, на понимание и произношение. На персональный e-mail студента приходят все задания, все оценки, сообщения об изменениях… То есть уровень информационных технологий по приему и обучению – потрясающий.
– Это далеко от того, что вы в РУДН практикуете? – не выдерживаю я.
– Мы многое уже переняли. Скажем, массу документов, которые обязаны довести до сведения студента, рассылаем по e-mail. В контракте вуза со студентом есть пункт, что он дважды в день обязан просматривать свою электронную почту. Мы тоже начали практиковать с on-line recruiting. Сайт у нас на английском, испанском, французском языках, планируем сделать на китайском и арабском. По контенту они отличаются от русскоязычной версии. На иностранный сайт заходят будущие студенты и их родители. Дети выбирают, где учиться, а мамы (даже не папы, а именно восточные мамы “в платочках”) решают, куда отправится ребенок, сможет ли семья за него платить, не будет ли он страдать из-за конфликтов на национальной почве. Потому центральным материалом такой версии будет не фото ректора, а его видеообращение к родителям. Коротко, внятно и уважительно он скажет о том, что ждет их ребенка в вузе. Сейчас мы готовим это нововведение. Тут же на сайте демонстрируем уровень интернационализации вуза, пишем, кем признаются наши дипломы, с какими университетами мира мы в партнерских отношениях, кто из преуспевающих политиков, специалистов этой страны учился у нас, кто из послов зарубежных государств нас часто посещает… Регулярно выставляем новости обо всех их визитах, международных мероприятиях, проходящих у нас. Очень полезно сделать интерактивные карты, на которых обозначить, где наши выпускники работают и откуда приехали наши магистранты. Это мы тоже планируем сделать.
– Да это же целое исследование по 146 странам!
– У нас все эти данные есть, собраны, их надо только отобразить, обновлять, – улыбается Краснова. – Это, кстати, в наших интересах и с точки зрения места в международных рейтингах. Международные агентства изучают нас не по отчетам, для них составленным, а по нашим же англоязычным сайтам. Что не выставил – о том никто и не узнал. В мире эту интернет-активность ценят очень высоко, на http://www.edustyle.net/ демонстрируют лучшие сайты вузов. Об этом тоже говорили на тренинге. Полезная информация. Мы, кстати, подали заявку на проведение Академии профессионального развития Европейской ассоциации международного образования в РУДН весной 2014 года и успешно прошли первый тур отбора. Тематику занятий определит Европейская ассоциация университетов. Наша задача – встретить, предоставить аудитории, обеспечить высокий уровень ­Wi-Fi… Тренеров дает Европейская ассоциация университетов. А нам интересно посмотреть, себя показать, своих обучить, не вывозя сотрудников за рубеж за большие деньги… Поверьте, скоро молодежь не поедет в наши вузы не из-за морозов, расстояний или пробок на улицах, а только потому, не найдет в Интернете достоверной информации об университетах России.
– Вы так говорите, будто везде в Африке, Азии есть компьютеры и все население с ними в ладах…
– Конечно, нет. Но мир стремительно меняется. Другой разговор, что привлечь надо хорошего студента, с чистыми документами. Да, треть набора мы получаем из разных стран по квотам, которые предоставляет наше правительство. На всю Россию – 10 000 квот. Нам достается примерно 600-700. Но около 1500 приезжают и оплачивают учебу сами. Бывает сложно разобраться, какое образование студент получил, если со страной нет двусторонних договоров. Взять Танзанию: с бумагой об окончании “second advance school” разрешено поступать в университет, а с “second school” – нет. Встречаются и подделки. Особенно внимательно проверяют документы из Нигерии, Китая, Индии… В новом Законе об образовании федеральным, национальным исследовательским университетам, МГУ, СПбГУ, РУДН – всем, кто имеет право устанавливать собственные образовательные стандарты, – разрешено самостоятельно заниматься нострификацией документов об образовании, полученных за пределами РФ. Раньше это была прерогатива Главэкспертцентра, чуть ли не год уходил на выяснение подлинности и соответствия. Из-за этого даже знающий русский язык иностранец не мог сразу пойти на первый курс, только через подготовительный факультет. Долгая, нудная, затратная процедура. Но нас она не страшит. В РУДН уже много лет работает Национальный информационный центр по академическому признанию и мобильности, возглавляет его Геннадий Алексеевич Лукичев. Сейчас к нему хотят прийти учиться из других вузов.
– Цель – раздобыть вашу базу, с которой можно сверяться?
– Перенять опыт. Лукичев и его команда знают специфику образовательных систем многих десятков стран, умеют разглядеть, где подчистили документы, где фотошоп применили… Его занятия мы теперь в расширенном виде введем в наши трехдневные курсы повышения квалификации по направлению “Международная деятельность вуза на современном этапе”. Мы уже лет пять их ведем каждый месяц, народ съезжается со всей страны. Эта программа не очень дорогая, но очень полезная. У нас на сайте о ней есть подробная информация (http://www.ido.rudn.ru/ido.aspx?id=dpo). Она помогает научиться набирать студентов, решать медицинские проблемы прибывающих, если требуется, легитимно осуществлять депортации по медицинским показаниям и многое другое. Рассказываем о своих наработках, об ошибках, которых непременно надо избегать с самого начала. Например, надо сразу обозначать, что учебный год начинается в сентябре, а не когда студент изволит приехать. Ведь к 1 октября вуз обязан подать сведения в Минобр­науки, чтобы министерство открыло финансирование на бюджетников. Да и контрактникам, которые сами оплачивают учебу, тоже грех опаздывать: они тогда не успевают осваивать программу, на подготовительном факультете – выучить русский язык. Хотя в РУДН сегодня все больше курсов читают на английском. Теперь это разрешено новым Законом об образовании, раньше требовалось преподавать только на государственном языке. Плюс в законе появилась целая глава, посвященная сетевому взаимодействию, а значит, включенное обучение стало легитимным, можно вести совместные программы, без всяких двусторонних договоров на основе федерального закона перезачесть курсы, то есть экономить время и средства всех.
– Ваши усилия по оn-line recruiting дают результат?
– Я считаю, что начинают… В этом году мы перевыполнили все наши планы по привлечению зарубежных студентов. И по качеству набора – тоже. Мы бились за это упорно, без выходных и передышки. Только, конечно, это результат комплексной работы всего коллектива вуза, множества усилий. Ведь полдела – набрать, надо, чтобы студенты прижились, втянулись в учебу, достигли первых успехов, закрепили их. Но об этом, думаю, вам расскажут мои коллеги из других подразделений РУДН.

 Елизавета ПОНАРИНА
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев