Поиск - новости науки и техники

Пятна на карте. Об уроне экологии свидетельствуют растения.

Казалось бы, ботанический сад – учреждение, по определению, дотируемое, и ученым-ботаникам трудно приобщиться к доходам от нефтедобычи, составляющим основную часть бюджета страны. Тем не менее именно сотрудники Центрального сибирского ботанического сада СО РАН одними из первых включились в работы по заказам “Газпрома”! В результате за три года разработана карта экосистем основных нефтегазодобывающих и промышленно освоенных северных регионов России (Ямал, Гыдань, Таймыр).
Если взглянуть на результат трехлетней работы лаборатории, можно увидеть собственно экосистемы – однородные контуры, окрашенные в разные цвета, выделенные по содержанию сообществ. Текстовые пояснения расшифровывают, какие растения или их группы существуют в том или ином месте.
“Основные разделы представлены сообществами зон и подзон. Далее идут подразделы, объединяющие экосистемы, относящиеся либо к песчаным и супесчаным почвам, либо к глинистым и суглинистым. Затем учитываем структурные особенности ландшафта, вычленяем группы растений долин рек и водоразделов. Последние, в свою очередь, бывают дренированные, заболоченные или заболоченные с озерными котловинами”, – рассказывает заведующий лабораторией экологии и геоботаники ботанического сада доктор биологических наук Михаил Телятников.
Таким образом, используя карту, можно получить практически исчерпывающую информацию о том, что, на чем и в каком природном окружении произрастает. При разработке карты экосистем использовались наземные исследования, дешифрирование космических снимков и современные ГИС-технологии.
“Есть специальная программа для дешифрирования космических снимков: машина сама выделяет необходимые контуры, – комментирует М.Телятников. – Сначала мы получили растровое изображение на основе спектральной характеристики исходника. Затем создали окончательный, векторный вариант карты”. По словам ученого, все же компьютер не может полностью понять, что от него требуется, и специалистам приходилось смотреть за процессом и делать необходимые поправки.
Не обошлось и без так называемых наземных исследований. “Мы добираемся в нужную точку на вертолете, ставим палатки и делаем описания растительных сообществ. То есть пришли на место, смотрим: это тундра, допустим, лишайниковая. Причем контур сообщества должен быть однородным, – объясняет ученый. – Мы переписываем все, что есть: мхи, лишайники, сосудистые растения. Потом смотрим, какие там почвы, сколько до мерзлоты, даем привязку по рельефу: склон это или терраса. Важен еще и микрорельеф: кочки, бугорки”.
Карта послужит основой для текущего и долгосрочного экологического мониторинга, разработки научно обоснованных схем рационального природопользования, систем особо охраняемых территорий и объектов, для оценки ресурсного потенциала растительного мира. По словам Телятникова, карта будет актуальной как минимум 10 лет. Практическая ценность карты в том, что при антропогенной нагрузке пятна “нарушенности” ландшафта, растительных сообществ становятся не просто видны – очевидны. Поэтому карта важна для проведения экологических экспертиз. В том числе и в связи с намечающимся строительством. Кроме того, поможет “наглядное пособие” и исследователям других специальностей, например зоологам и орнитологам (последние смогут увидеть природную обстановку в местах гнездования птиц).

Ольга КОЛЕСОВА

Нет комментариев