Поиск - новости науки и техники

Южный прорыв. ЮНЦ РАН вывел регион в число ведущих по уровню исследовательских работ.

Десять лет назад появление в Ростове-на-Дону нового – Южного – научного центра РАН многие восприняли как знак того, что в стране наконец-то взялись за подъем науки. Именно тогда жители региона сполна оценили всесторонние способности академика Геннадия Матишова – известного ученого-океанолога и организатора науки. В свое время он смог вывести в число ведущих Мурманский морской биологический институт РАН.
ЮНЦ может по праву гордиться сделанным за эти годы. Из бюджета академии и других источников удалось инвестировать в науку региона около 2 миллиардов рублей. Созданы сотни новых рабочих мест. Сейчас ЮНЦ – это целая система научных подразделений, расположенных в 14 городах юга России – от Таганрога до Астрахани и от Волгограда до Грозного. Здесь работают свыше 500 научных сотрудников, в том числе более 90 докто­ров и 200 кандидатов наук. Основные научные направления возглавляют академики и члены-корреспонденты РАН. Под эгидой центра создано два НИИ – аридных (засушливых) зон (ИАЗ) и социально-экономических и гуманитарных исследований (ИСЭГИ).
Удалось подвести под науку и крепкий материальный фундамент. Есть оснащенные лаборатории, свой научный флот, научно-экспедиционные базы в Ростовской области. Год назад ЮНЦ даже открыл свой Музей казачества, этнографии и культуры Приазовья, уже включенный в список музеев РАН.
“Принципы, которых мы придерживались при создании ЮНЦ, – это нацеленность на общероссийский и мировой уровень, фокусирование тематики на ключевых проблемах макрорегиона. Можете сами судить, насколько это удалось – по нашим работам”, – сказал академик Матишов, показывая мне большой стенд с научными трудами ЮНЦ. С этого и начался наш разговор.

– Геннадий Григорьевич, в середине марта ЮНЦ проводит в Ростове международный форум, посвященный инновационным разработкам. Основой его программы стали темы, связанные с исследованиями центра.
– Мы по определению должны заниматься фундаментальной наукой. Однако и здесь существует выбор – в пользу тематики, отвечающей насущным потребностям страны. В связи с этим очень важны технические и физико-математические науки.
Примеров инновационных разработок можно привести немало. В ЮНЦ, например, в кооперации с вертолетостроителями и Донским техническим госуниверситетом мы разрабатываем элементы системы живучести лопастей несущего винта вертолета – его самой важной части.
Другой пример. Известно, что у отечественных космических аппаратов невысокая жизнеспособность. Солнечные батареи на основе кремния работают не более полугода. В одном из отделов ЮНЦ под руководством профессора Леонида Лунина создан экспериментальный образец солнечной батареи на основе арсенида галлия. Такие батареи позволят увеличить срок службы аппаратов до 5 лет.
Целый ряд наших исследований может привести к более эффективным технологиям лечения опасных заболеваний. Так, в отделе академика Владимира Минкина изучают проблемы молекулярных магнетиков, синтезируют активные среды для оптической и магнитной записи информации. Выявлена возможность использования молекулярных комплексов глициризиновой кислоты в качестве оболочки для адресной доставки медикаментов. Это позволило бы при снижении дозы лекарств увеличить на несколько порядков их терапевтический эффект.
Над другой важнейшей проблемой работают в Институте аридных зон, руководит которым член-корреспондент РАН Дмитрий Матишов. Здесь в отделе молекулярной биологии поставили цель изучить роль микроРНК в регуляции геномной нестабильности клетки. Полученные результаты могут быть использованы в создании принципиально новых средств диагностики и лечения онкологических заболеваний на ранних стадиях их развития. Есть и другие перспективные работы, имеющие выход в практику.
– От ученых юга России ждут решения проблем Азовского моря, еще недавно одного из самых рыбных в мире. Ситуация с ним ухудшается.
– Каспий и Азов уже потеряли промысловое значение. Не буду здесь говорить о причинах, связанных, прежде всего, с хозяйственной деятельностью человека. Вернее сказать, бесхозяйственной. Сейчас важнее понять, что делать. В первую очередь, надо резко увеличить научные исследования биоресурсов и нацелить их на воспроизводство ценных рыб. Необходимо реанимировать масштабное заводское воспроизводство молоди рыбы. Тем более что в мире растет спрос на морепродукты.
Эксперименты в установках замкнутого водоснабжения позволили ЮНЦ РАН создать практическую аквакультуру осетровых. За пять лет мальки белуги и осетра достигают 20-25 кг. Наши технологии позволили в два-три раза ускорить созревание осетровых рыб и получать от них черную икру. Ноу-хау уже взял на вооружение ряд фермеров. В центре создано малое инновационное предприятие по внедрению и дальнейшей отработке данной технологии.
– Что могут сделать ученые, чтобы уменьшить природные риски этого сложного региона, избежать человеческих и материальных потерь?
– За 10 лет своего существования ЮНЦ РАН развернул масштабный мониторинг климата и экосистемных процессов в южных морях, на степных и предгорных пространствах между Каспием и Азово-Черноморьем. Одно из наших достижений – фундаментальный труд “Экологический атлас Азовского моря”. В книге много рекомендаций, направленных на социально-экономическое процветание Приазовья.
На протяжении почти 200 лет для климата этого региона закономерна внутривековая цикличность – чередование теплых и суровых периодов с экстремально холодными зимами. Вопреки декларациям о глобальном потеплении продолжительность ледостава на Каспии и Азове достигала 50-80 дней. Из-за торосов буксует судоходство. В аномально морозные зимы гибнут виноградники, а в жаркое лето случаются наводнения, смерчи.
Важно восстановить в вузах подготовку кадров по климатологии, геоморфологии, гидрологии, гидрофизике, дистанционному (спутниковому) мониторингу и прогнозу природных явлений.
– Юг России относится к сложным регионам не только из-за своих природных особенностей. Социальная жизнь тоже неоднозначна.
– Наш Институт социально-экономических и гуманитарных исследований уже известен в научном сообществе. Результаты работ его ученых представлены, в частности, в пяти томах “Атласа социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России”. Создана также уникальная геоинформационная система мониторинга террористической активности и база данных по терроризму на Северном Кавказе. Она позволяет анализировать террористическую активность. Результаты исследований включены в число важнейших достижений РАН. Чиновники к ним прислушиваются.
– Геннадий Григорьевич, историки ЮНЦ РАН одними из первых решили сказать правду о боях на Миус-фронте в ходе Великой Отечественной войны. Вы говорите о том, что летом 1942 – осенью 1943 года именно на юге России решалась судьба страны.
– Многие страницы той вой­ны просто замалчивались, так как обнародование этих фактов ударило бы по авторитету тех, кто стоял у руля страны в послевоенные десятилетия. Мы добывали эту правду по крупицам не только в архивах, но и выезжая на места сражений на Ставрополье и в Чечню. Мы искали артефакты, опрашивали поисковиков, ветеранов, местное население. Итогом стала монография “Война. Юг. Перелом”. Многое в ней видится иначе, чем в школьных учебниках.
Мы считаем, что главное значение для исхода войны имели, помимо Сталинграда, сражения в Большой излучине Дона, на Астраханском, Гудермесском, Грозненском, Малгобекском, Туапсинском направлениях, битвы под Орджоникидзе, прорыв Миус-фронта и “Голубой линии”. Кстати, за оборону Кавказа Героями Советского Союза стали 138 человек, а за битву под Сталинградом – 103.
– В ЮНЦ РАН очень много молодых сотрудников. И это – на фоне общероссийского старения науки.
– В ряде вузов центр имеет свои базовые кафедры, наши ученые, и я среди них, читают там свои лекции. Опытный глаз сразу же “выхватывает” в аудитории тех, кто спит, и тех, кто увлечен, кто для науки может пригодиться. Таких мы замечаем, приглашаем к нам на студенческую практику. Ребята незаметно втягиваются в общее дело, после окончания вуза у них нет вопроса, где работать. Сейчас государство стало больше помогать в обеспечении жильем молодых ученых. Благодаря этому мы строим многоквартирный дом.
Уверен, у ЮНЦ большое будущее. Создавая его 10 лет назад, мы надеялись переломить ситуацию, когда на юге России, по сути, не было академической науки. Очевидно, что нам это удалось.

На фото: Забор икры осетровых рыб, выращенных по технологии, разработанной учеными ЮНЦ РАН;

Исследования с помощью 3Д-микроскопа

 

Геннадий БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ
Фото автора
и из архива ЮНЦ РАН

Нет комментариев