Поиск - новости науки и техники

Пятерка на двойку. Общественный совет поставил “неуд” критериям оценки вузов.

Результаты мониторинга отечественных университетов с точки зрения эффективности их деятельности, а также сделанные на их основе выводы и принимаемые меры вызвали широкую критику со стороны образовательного сообщества. Не обошлось, как известно, и без студенческих волнений и протестов со стороны преподавательского состава вузов, подвергшихся реорганизации. В числе претензий, предъявляемых специалистами чиновникам Минобрнауки, – отсутствие теоретического обоснования понятий “эффективность” и “неэффективность”, слабая аргументация в пользу применяемых критериев оценки, а также игнорирование современных образовательных технологий при проведении исследования, цель которого декларировалась как поднятие уровня высшего профессионального образования в целом. Критики мониторинга увидели в нем, прежде всего, инструмент для разделения вузов на “хорошие” и “плохие”, применяемый для выполнения спущенного “сверху” плана по сокращению количества учреждений ВПО на 20%. Именно такая цифра была названа главой Минобрнауки еще на совещании по вопросу проведения мониторинга, 10 июля 2012 года. Против подобного использования этого инструмента выступили и участники очередного заседания Общественного совета, посвященного той же теме.
Заместитель министра образования и науки РФ Александр Климов (на верхнем снимке), напомнив историю мониторинга, рассказал о действиях министерства по его результатам. Очередной этап этого исследования намечен на сентябрь. Корректируя методику его проведения, Минобрнауки предлагает к пяти уже примененным критериям оценки (образовательной, научной, международной, финансово-экономической деятельности и инфраструктуры) добавить шестой. На его введении, по словам Александра Климова, настаивают работодатели, их поддерживают депутаты Госдумы. Речь идет о показателе трудоустройства выпускников вузов по специальности. Он, как считают в министерстве, характеризует взаимоотношения системы ВПО и сферы труда. При этом замминистра уточнил, что достоверную информацию можно получить только в органах занятости, где фиксируются обращения молодых специалистов, не нашедших себе применения на рынке труда. Понятно, что те, кто ищет работу иным путем, учитываться не будут. Члены совета обратили внимание на неоднозначность самого понятия “работа по специальности” и его корреляции с качеством образования. Преподаватель-словесник Сергей Волков, к примеру, задал резонный вопрос: если человек, получив педагогическое образование, идет не в учителя, а в депутаты ГД – это что, минус для вуза?
В планы Минобрнауки входит также некоторая модификация действующих критериев. Право изменить один из них могут получить учредители вузов со спецификой деятельности. К примеру, Министерство культуры предлагает в отношении своих университетов вместо среднего балла ЕГЭ зачисленных абитуриентов учитывать результаты сдачи творческого экзамена. “Считаем, это будет способствовать более взвешенному и дифференцированному подходу к оценке эффективности специфических вузов. У нас их порядка 30-40%”, – пояснил Александр Климов. На данный момент к этой группе отнесены творческие, медицинские, спортивные и еще ряд учебных заведений ВПО. В ходе заседания его участники спросили у заместителя министра, почему к специфическим не отнесены педвузы. “У нас практически нет чисто педагогических высших учебных заведений, – ответил тот. – В основном программы по этим специальностям реализуют вузы гуманитарные, широкой профильной направленности”. Ситуацию, обрисованную заместителем министра, директор московского центра образования №109 Евгений Ямбург расценил как “трагедию”. По его мнению, возрождением университетов педагогического профиля пора заняться в рамках “серьезной государственной программы”.
Напомнив, что “педагогика – это вещь специ-фическая, прикладная”, Евгений Ямбург обратил внимание на ее непрестижность в самом образовательном сообществе: “Сегодня деятельность педвузов осуществляется как бы подпольно, они, как дурную болезнь, скрывают, что занимаются еще и педагогикой”. Классические университеты подгоняют программы под свой стандарт, сокращая психолого-педагогическую компоненту. Между тем в среднестатистическом классе современной школы, как правило, вместе с детьми с сохранными физическими и психическими данными есть и те, у кого они по тем или иным причинам ограничены. “Кто будет их учить? Классический вуз готовит музыковеда, а мне нужен тот, кто играет на скрипке”, – пояснил директор.
Ни один из используемых критериев мониторинга члены Общественного совета не сочли безупречным. Так, по мнению доцента Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена Сергея Рукшина, средний балл ЕГЭ поступающих свидетельствует лишь о престижности той или иной специальности. Не имеют также прямого отношения к качеству работы вуза как образовательного учреждения его финансовое состояние и международная деятельность. Коллегу поддержал депутат ГД Олег Смолин, уточнивший к тому же, что низкие баллы ЕГЭ тех, кто хочет учиться за свои деньги, не должны быть препятствием для поступления в вуз – это противоречит Конституции РФ. “Барьеры надо ставить не на входе, а в процессе обучения”, – отметил он, приведя в пример опыт зарубежных стран, где все большее распространение получает практика открытого приема в вузы и жесткого отсева неуспевающих.
Критике членов совета подвергся и показатель количества вузовских квадратных метров на одного студента. “Этот критерий стимулирует нерациональное использование площадей”, – считает Олег Смолин. Он напомнил, что в тройку лучших британских вузов недавно вошел Открытый университет Великобритании, где обучаются более 200 тысяч студентов. “Мы приняли закон об электронном обучении и дистанционных технологиях и полагаем, что в передовых вузах Англии по 11-13 квадратных метров на студента? Надо учитывать современный уровень развития образования”, – заявил депутат.
О том, что критерий оценки научной деятельности университетов должен рассматриваться как ключевой, убедительно говорили на заседании члены Общественного совета Иван Новаков и Жорес Алфёров (на нижнем снимке). Но это в большей степени относится к вузам инженерного и научно-технического профиля. Однако со стороны Олега Смолина и здесь не обошлось без комментария: “У нас предлагается измерять научные достижения не по результатам, а по затратам – не важно, что открыл, есть ли патент, главное – сколько денег потратил”. В итоге депутат предложил в несколько раз увеличить число критериев, чтобы они, “не будучи идеальными, погашали недостатки друг друга”.
Подводя итоги дискуссии, члены совета помимо включения педагогических вузов в группу учреждений ВПО со спе-цификой деятельности рекомендовали Минобрнауки разработать и ввести вариативные критерии для оценки вузов различных категорий.
Представители Минобр-науки согласились с тем, что каждый критерий оценки, применительно к конкретным учебным заведениям, не может быть идеальным. В то же время глава министерства Дмитрий Ливанов, появившийся незадолго до завершения заседания, пояснил: “Показатели взаимосвязаны и влияют друг на друга. Если в одном университете одновременно выявлены недостаток площади на одного студента, маленькая зарплата преподавателей и низкое качество приема – мы понимаем, что у этого вуза есть проблема: здесь набирают много дешевых студентов и плохо учат”. При этом министр заверил коллег, что его ведомство готово к подробному обсуждению вопроса.

Татьяна ВОЗОВИКОВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев