Поиск - новости науки и техники

Пятый элемент. Интеллект станет драйвером развития регионов.

Десятый Красноярский экономический форум (КЭФ) проходил под девизом “Россия: карта перемен”. Ключевая тема обсуждений – инновационное развитие Сибири и регионов страны в целом. Стало уже традицией, что на площадках форума на равных высказываются бизнесмены (от простых предпринимателей до олигархов), представители властных структур и общественных организаций, эксперты. Сюда приезжают первые лица страны. В прошлом году, например, форум посетил Президент РФ Владимир Путин. В этом – Дмитрий Медведев. В первый раз он был на КЭФ пять лет назад, еще в ранге кандидата в президенты. Тогда Дмитрий Анатольевич выступил с программным заявлением, сформулировав свое видение развития России на ближайшие годы в виде концепции “Четырех И”: Институты, Инфраструктура, Инновации, Инвестиции. Выступая на КЭФ-2013, премьер отметил, что за прошедшее время к не утратившим свое значение “четырем И” прибавилось пятое – Интеллект.
Руководитель правительства признал, что в нашем обществе “созрел устойчивый и справедливый запрос на иное качество жизни в широком смысле этого слова: на иное качество образования, здравоохранения, всей социальной сферы”. Чтобы ответить на этот запрос, сказал премьер, нужно добиться экономического роста не менее 5% в год. Здесь обычными инвестициями не обойтись.
Среди конкретных задач, поставленных Д.Медведевым, на первом месте – улучшение инвестиционного климата, на втором – решение кадрового вопроса, актуального, по его словам, практически для всех отраслей. “Чтобы построить инновационную экономику, необходимо изменить наш подход к образованию в системе компетенций”, – подчеркнул премьер. Он говорил о необходимости новых форм подготовки инженеров и менеджеров, участия работодателей в формировании требований к качеству знаний, напомнил, что в результате совместной работы государства, бизнеса, образования к 2020 году доля предприятий, осуществляющих технологические инновации, должна вырасти до 25%, а по отдельным секторам – до 40%. Такие ориентиры были заданы в Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года, принятой в декабре 2011 года.
Говоря о вузовской науке, премьер отметил, что вузы должны, не боясь конкуренции, приглашать ученых и преподавателей со всего мира. Во всех крупных вузах страны имеет смысл создать открытые исследовательские структуры в области критически важных технологий, куда смогут приезжать и работать ученые. Ведь “и небольшую компанию, и крупную корпорацию, и целое государство делает слабым недостаток не в деньгах, а в людях и дарованиях, – заметил Д.Медведев. – Главное, за что мы должны конкурировать, – за то, чтобы самые высококлассные специалисты, наши специалисты, жили и работали в нашей стране”.
Подтвердив, что основное – человеческий капитал и конкуренция за него, губернатор Красноярского края Лев Кузнецов заметил, что, даже если в регионах будут интересные вузы и предприятия, талантливые люди не свяжут с ними свою жизнь и судьбу, если не изменить инфраструктуру и качество жизни в широком смысле слова. Оно включает не только уровень образования и здравоохранения, но и состояние экологии, коммуникаций, транспортную доступность, комфорт городов, условия для развития культуры и спорта. “Без качества жизни мы проиграем конкуренцию за инвестиции в человека и, главное, не сможем найти тех людей, которые должны решить все остальные задачи по развитию нашего государства”, – подчеркнул губернатор.
Кадровый вопрос активно обсуждали и на заседании Попечительских советов Сибирского и Южного федеральных университетов, где в закрытом от прессы режиме о своих концепциях реформирования региональных систем высшего профобразования и роли в нем федеральных университетов рассказали губернаторы обоих регионов.
А открытая дискуссия развернулась на круглом столе “Университеты как драйверы развития регионов и отраслей”. Вопросы были поставлены острые. Могут ли региональные вузы стать самостоятельными драйверами развития территорий? Нужно ли с целью концентрации ресурсов сокращать сеть федеральных вузов, а большинство высших учебных заведений в регионах передать под региональное управление и на региональные бюджеты?
Тон обсуждению задал Исак Фрумин – научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ, советник министра образования и науки РФ. Прежде всего, он привел цифры. Россия – единственная крупная федеральная страна, практически не имеющая региональных вузов – их меньше 15. Зато у нее самая большая в мире сеть вузов федеральных – их больше 600. И российское Министерство образования и науки – крупнейший в мире собственник вузов (их более 300). Эта предельно централизованная система была создана в рамках плановой экономики. В рыночных условиях ее проблемы очевидны.
Одна из них – центростремительность, особенно проявившаяся после введения ЕГЭ. Лучшие выпускники региональных школ концентрируются в Москве и Санкт-Петербурге. Увеличивается разрыв даже между лучшими региональными и лучшими центральными вузами. А распределение, ключевая скрепа советского проекта высшего образования, отсутствует.
Какой должна быть федеральная политика по отношению к региональным вузам? В мире на этот счет есть разные точки зрения, отметил И.Фрумин. От радикальных – как в Китае, где большая часть вузов была передана в провинции, до более мягких, связанных с целевой поддержкой опорных точек роста региональных экономических систем (как у нас с федеральными университетами).
Второй модератор, Сергей Синельников-Мурылев, ректор Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития РФ, заметил, что высшее образование сегодня стало всеобщим не в результате погони за знаниями родители не готовы выпускать детей на рынок труда в 18 лет. Такое образование – скорее общественное благо, чем услуга. И не важно, с какого уровня, федерального или регионального, финансируется университет – гораздо важнее, как он встраивается в экономическую и социальную системы региона. Вопрос еще и в том, можно ли только экономическими мерами, нормативами, усилением конкуренции между вузами за федеральные и региональные деньги улучшить качество образования, или оно должно обеспечиваться другим – аккредитацией, лицензированием, мониторингом, рейтингами?
Быть вузу федеральным или региональным – слишком жесткая постановка вопроса, считает Алла Вучкович, директор Департамента управления персоналом ОАО “Объединенная авиастроительная корпорация” (“ОАК”). Трудовая мобильность действительно в России практически нулевая. Из 50 молодых людей из Комсомольска-на Амуре, которых отправили учиться в Москву, вернулись назад только пять. А предприятия ОАО “ОАК” находятся в 10 субъектах Федерации. И ни один вуз, готовящий специалистов для отрасли, не может обеспечить всей палитры необходимых ей компетенций. К их определению, кстати, в авиастроении подошли ответственно: был поэтапно проанализирован весь жизненный цикл изделия, и по каждому этапу названы компетенции, среди которых оказалось достаточно много слабо или совсем не развитых у нынешних специалистов. “Вузы готовят выпускников для сегодняшнего дня, а каким должен быть специалист дня завтрашнего, знает отрасль, но не регион”, – заметила А.Вучкович. Компромисс, найденный авиастроительной отраслью, – создание отраслевого образовательного кластера в г. Жуковском. Программу бакалавриата будущие специалисты будут осваивать в региональных вузах, а магистратуры, с учетом требований отрасли, – в Жуковском. Сейчас этот проект прорабатывается. ОАО “ОАК” нацелен на то, чтобы к 2025 году стать третьим игроком в мире на рынке авиастроения.
Корпоративные требования ко всем специалистам отрасли еще пять лет назад разработаны и в ОАО “РЖД”, рассказал ректор Омского университета путей сообщения Александр Панычев. Железнодорожные вузы принципиально не берут “целевиков” из крупных городов – только с небольших станций. Проходной балл у таких абитуриентов, правда, ниже, и приходится заниматься их “доводкой”, но они потом возвращаются работать на линии. Ректор высказал тревогу по поводу предлагаемого “выноса” аспирантуры в ведущие университеты: “Это приговор для научных школ региональных вузов”.
На вопрос, может ли федеральный университет стать драйвером развития региона, ректор Северного (Арктического) федерального университета им. М.В.Ломоносова Елена Кудряшова ответила положительно, назвав необходимые для этого условия: постановка амбициозных целей и задач, внятно сформулированные программы развития с дорожными картами их реализации, использование ресурсных возможностей микро- и макрорегиона плюс по-новому мыслящие люди. И рассказала об опыте САФУ. Например, если в авиастроении инициатором создания кластера была отрасль, то в судостроении таким инициатором стал федеральный университет. Судостроительный инновационный кластер в Северодвинске прошел конкурсный отбор и включен в 25 пилотных проектов, получивших финансирование из федерального бюджета.
По примеру Красноярского края были приняты областной закон в поддержку федерального университета и долгосрочная целевая программа. САФУ вошел практически во все структуры, связанные с развитием региона. А научить людей мыслить по-новому стратегически помогла, в частности, Московская школа управления СКОЛКОВО.
Ректор СФУ академик РАН Евгений Ваганов выступил за необходимость дальнейшего укрупнения направлений подготовки в университетах и большей самостоятельности университетов в этом вопросе. “Мы же не для отрасли готовим – для кластера, для технологических платформ, а они требуют мультидисциплинарных специальностей”, – заявил академик. Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский (в послужном списке которого и руководство федеральным университетом, и работа в министерстве) согласился: какие программы нужны сегодня, должны определять регион и бизнес. Взгляд на профобразование как на благо он не разделил: “это услуга”. Его поддержал Александр Повалко, заместитель министра образования и науки РФ: “Дорогое удовольствие рассматривать систему образования как средство социализации и удовлетворения общественной потребности. Поскольку ресурсы ограничены, мы будем вынуждены концентрировать их в отдельных точках”. Ведущие университеты выделены – вопрос в том, что делать с остальными. Замминистра отметил, что при принятии решений министерство прислушивается к мнению регионов. Так, уже в этом году контрольные цифры приема формируются исходя из заявленной регионами потребности в кадрах. На судьбу вузов, оказавшихся по результатам мониторинга в зоне неэффективности, также влияет решение региона.
Вообще, заметил министр образования и науки Красноярского края Вячеслав Башев, дискуссия о том, федеральным, региональным или отраслевым должен быть вуз, мало к чему приводит. Вуз должен быть хорошим, и есть масса технических способов его “хорошесть” проверить. Что же касается вопроса передачи федеральных вузов на региональный уровень, здесь быстрых ответов быть не может, заметил министр. И высказал свое предложение: если вуз готовит специалистов, требования к которым задаются федеральными стандартами, – он федеральный. В этом смысле, по мнению В.Башева, передача педагогических вузов на уровень регионов была бы неверным шагом.
Еще одна ветвь развития темы – сетевое взаимодействие высших учебных заведений и инновационных предприятий, создание совместных программ подготовки специалистов, востребованных регионом, – как “технарей”, так и гуманитариев. Кстати, сам вопрос о существовании региональных вузов меняется, если принять во внимание быстрое развитие информационно-коммуникационных технологий и безграничное расширение доступа к возможности получения образования в любом университете. Как заметила ректор МЭСИ Наталья Тихомирова, территориальное расположение вуза скоро уже не будет иметь такого значения, как сейчас, поскольку “происходит кардинальная перестройка образовательной карты мира”.
…Словом, к консенсусу в вопросе, может ли быть университет драйвером экономики в регионе, участники дискуссии не пришли. Зато услышали впечатляющие примеры взаимодействия вузов с отраслями и территориями, доказывающие, что экономическое развитие субъектов Федерации без региональных университетов немыслимо.

Наталия БУЛГАКОВА  

Нет комментариев