Поиск - новости науки и техники

Раскачаем? Инновационному процессу нужны новые импульсы.

Преодоление коммуникационного барьера между основными игроками инновационного процесса, открытие новых аспектов их взаимодействия, объединение усилий для внедрения и реализации разработок высокотехнологичного сектора экономики – вот главная идея проекта “Россия сегодня: Государство. Наука. Бизнес”. Второй год его реализует АНО “Центр информационно-аналитической и правовой поддержки органов исполнительной власти и правоохранительных структур”. В рамках проекта центр провел конференцию, которая была посвящена механизмам взаимодействия в инновационной сфере. На форум приехали более 200 представителей органов исполнительной власти, научных центров, вузов, предпринимательских структур из 40 регионов страны.
Разговор о кадровом насыщении инновационного сектора, да и экономики в целом, начала исполнительный директор Национального фонда подготовки кадров (НФПК) Ирина Аржанова. Она рассказала, что, выступая оператором Президентской программы повышения квалификации инженерных кадров, НФПК охватил более 5200 специалистов.
Фонд ведет также сопровождение программ развития национальных исследовательских, федеральных и двух университетов с особым статусом – МГУ и СПбГУ. Проект связан с тем, что Минобрнауки “предпринимает системные шаги по изменению ландшафта или структуры российского высшего образования”. Предполагается выделение абсолютных лидеров, которые займут “топовые позиции в глобальных рейтингах”. В 2013 году заканчивается господдержка программ развития первой волны исследовательских университетов. Дальше они должны финансировать эти программы из собственных источников, поэтому для них будут особенно важны иные инструменты привлечения финансовых средств.
Исполнительный директор НФПК затронула также проблему оценки работы вузов. Как считает И.Аржанова, она нужна не для того, чтобы “расставить всех по местам”, а для принятия более взвешенных организационных и финансовых решений, поскольку инструменты поддержки вузов должны быть разными – для сильных, слабых, ориентированных на промышленность, на науку, только на обучение. Важна такая оценка и для граждан – когда в семье принимается решение о направлении ребенка на учебу, и для работодателей – когда им необходимо идентифицировать вуз как партнера, с которым можно начинать совместные проекты и у которого нужно брать выпускников.
Для этих целей НФПК предлагает взять за основу комплексную оценку работы вузов – многомерное ранжирование, которое позволяет оценить систему в целом. В предложенной методологии выделено пять групп показателей: научно-исследовательская деятельность; обучение и преподавание; международная деятельность; трансфер знаний; взаимодействие с регионом.
В апробации модельной методологии многомерного ранжирования участвовали 103 вуза страны. Лидерами по итогам общего ранжирования стали вузы категории “Национально-исследовательский университет”. В целом в этой группе выше всего показатели по науке, ниже – по обучению, хуже – в области международной деятельности. В провале – трансфер знаний и взаимодействие с регионами. Это говорит о том, что НИУ, получающие достаточное бюджетное финансирование, не очень напрягаются в поисках дополнительного заработка, взаимодействуя с бизнесом и занимаясь трансфером технологий и знаний.
Следующая группа – так называемая конкурирующая. Это 23 вуза, которые получили гос­поддержку программ стратегического развития и вступают в соперничество с НИУ и ФУ. Их показатели в науке гораздо ниже лидирующей группы, зато они больше ориентированы на обучение.
Самая большая группа, из 73 вузов, – догоняющие. Но и они решают важную задачу – социализации, повышения качества человеческого капитала. Любопытно, что они-то как раз продемонстрировали более высокие показатели по трансферу знаний и взаимодействию с регионами. Этому есть объяснение – им приходится искать источники финансирования.
Завершая выступление, И.Аржанова заметила, что не все вузы могут рассчитывать на дополнительную господдержку. Но метод ранжирования, в совокупности с другими видами оценки, дает возможность для каждого из них разработать свою дорожную карту развития. А системе высшего образования в целом – действовать “не в логике ужимания и сокращения”, применяя подчас “перпендикулярные подходы”, а “ренессансно и в стратегическом плане вперед, а не назад”.
Заместитель директора Департамента государственной научно-технической и инновационной политики Минобрнауки Сергей Матвеев посвятил свое выступление малым инновационным предприятиям. ФЗ №217, давший вузам право создавать МИП, действует уже три года. На сегодня их 1800. Впрочем, доля их продукции за 9 месяцев 2012 года составила в инновационной части валового продукта 0,19%. Казалось бы, не о чем говорить!
Но есть и другие цифры. Если в 2011 году средний доход одного МИП составил 800 тысяч рублей (по большому счету, на эти деньги можно было поддержать внутри МИП разве что одного сотрудника), то в 2012 году – 2,7 млн рублей. Получается, не удержался чиновник от образного сравнения, что “из одной клетки все-таки рождается целый организм”.
В пример С.Матвеев привел Белгородский государственный технологический университет, в котором создано около 70 МИП. Вуз перестроил свои образовательные программы – во все инженерные специальности ввели курс инновационного предпринимательства. Бизнес-планами стали сопровождаться 40% магистерских диссертаций. С 2009 по 2012 год на этих бизнес-планах белгородцы создали 67 предприятий, затем обратились за поддержкой в федеральные фонды. В 2010-2011 годах получили для апробации своих идей на конкурсной основе от государства первые деньги – около 30 млн рублей. А в 2012 году доход этих МИП составил уже 140 млн рублей. Сейчас они сами зарабатывают, создано 400 рабочих мест, у вузовских сотрудников, участвующих в их работе, доход удвоился, а образование в университете становится более практико-ориентированным.
Сегодня инноваторы ищут способ создания преференций для тех крупных компаний и предприятий, которые вкладывают деньги в НИР, ОКР и размещают заказы в вузах. Их поддержал губернатор – в рамках регионального бюджета для участников процесса начинает действовать налоговое послабление.
Сергей Матвеев не согласен с теми, кто заявляет, что с инновациями совсем ничего не получается. “Мы вышли из нулевой точки, – заявил он. – Нужно с минимума потенциала, по чуть-чуть, как качели, раскачивать вузы, рождать стартапы, получать господдержку, показывать, что получилось, крупному бизнесу”. Посоветовал он также обратить внимание на такую форму организации взаимодействия, как хозяйственное партнерство. Оно позволяет организовывать кластерные структуры, в которые входят и физические лица – носители идей, и вузы, и научные организации, и предприятия. Крупному бизнесу выгоднее вложить деньги в МИП и переадресовать им ОКР, подготовку технической документации, поисковые исследования, которые поддерживаются государством, и тем самым уйти от лишних налогов на высокорисковые виды деятельности.
Докладчик сообщил, что в активную фазу вступила разработка долгосрочной государственной стратегии в сфере интеллектуальной деятельности и интеллектуальной собственности. Предлагается результаты ИД закрепить за исполнителем, что откроет перспективы для прихода инвестиций в инновационный процесс.
Поддержка стартапов, преференции, отсутствие ограничений в уставных капиталах для МИП, возможность образования хозяйственных партнерств для построения всевозможных кластеров, предстоящие изменения политики в сфере закрепления прав на результаты ИД – эти меры открывают колоссальные возможности для всех участников инновационного процесса. Но “надо видеть их, оценивать и следовать этим траекториям”, призвал заместитель директора департамента.
Впрочем, убедить удалось не всех. “Конечно, выглядит это красиво, но сколько хозяйственных партнерств создано за год? Ноль! Кто это будет делать?!” – раздался возмущенный голос из зала. “Да вы же и должны их создавать! – ответил докладчик. – Помощь нужна – поможем консультациями. Конечно, эта форма непривычна, но совсем недавно и всяких ООО тоже боялись”.
Участник конференции, представившийся патентным поверенным с 30-летним стажем, заявил про МИП однозначно, что “данная форма трансфера технологий не работает и вряд ли когда-нибудь заработает, потому что перевернута с ног на голову, патенты бизнесу не нужны, результаты, полученные в университетах, делаются для отчетности”.
А вот генеральный директор Поволжского отделения Российской инженерной академии Юрий Михеев, представлявший Самарскую область, заготовил позитивный “ретропример из 1994 года”, когда перед ним, доцентом вуза, глава “АВТОВАЗа” В.Каданников поставил задачу разработать комплект-систему для перехода на топливо ­евро-1 для автомобилей. Причем ее нужно было сделать за меньшие деньги, чем предлагал мировой автогигант “Дженерал Моторс”. Гонку выиграли, и через четыре года на “АВТОВАЗ” пошли первые отечественные комплекты системы. За счет чего обошли соперника? Привлекли лучшие коллективы от Минска до Новосибирска, рассказывал Юрий Викентьевич, подключили к работе около 40 малых предприятий.
– Мы не знали тогда, что это был квазикластерный проект, но мы его реализовали! А в результате пришли к выводу, что в России мозги до сих пор имеются, и рынки для инноваций тоже, но проблема в том, что все они в разных местах: мозги – в одном, рынки – в другом, а деньги – в третьем. Вот и нужна некая объединяющая инфраструктура.
Сейчас в Самарской области в разных фазах готовности аэро­космический и транспортно-логистический кластеры.
– Мы сажаем за один стол всех участников, при этом важно, чтобы это были не только партнеры, но и конкуренты, – рассказывает Ю.Михеев. – И как только мы вырабатываем некоторую стратегическую программу или хотя бы пучок первоначальных проектов, вот тогда и появляется реальная кластерная инициатива, которую невредно поддержать на федеральном и региональном уровнях.
В первую очередь, считает Михеев, необходимо развивать достоинства регионов, “не надо всем бросаться на один кусок: крикнули “нано” – ударились в нано, “био” – все побежали за биотехнологиями”. Например, нет смысла конкурировать с нынешним европейским автопромом, но есть незанятые ниши – смарт-сити, электромобили, рециклинг, катастрофически не хватает судов для малой региональной авиации. Фронт работ есть! Но надо перестать заниматься “толкательными технологиями” – вот, дескать, мы тут изобрели что-то, возьмите, пожалуйста. Нужны технологии, которые сами потянут за собой.
За многие годы вникнув досконально в кластерные дела, Михеев считает, что в России может сложиться интересная, более эффективная, чем, скажем, европейская, модель кластеров. Она поможет быстрее встроиться в глобальные правила игры. Не надо сейчас увязать в спорах, откуда ее строить – сверху или снизу. “Надо по-русски, с умом, агрессивно браться за работу!” – закончил на эмоциональном подъеме свое выступление докладчик и, как говорится, сорвал аплодисменты зала.

Светлана КРЫМОВА
Фото Ильи БЛАТОВА

Нет комментариев