Поиск - новости науки и техники

Упор на репутацию.

Можно сказать, что последний вторник марта прошел под знаком ВАК: вопросы, связанные с аттестацией научных кадров, стали главной темой сразу нескольких встреч, местом проведения которых был выбран Московский физико-технический институт (МФТИ). Именно там премьер-министр РФ Дмитрий Медведев провел совещание по совершенствованию деятельности Высшей аттестационной комиссии, экспертных и диссертационных советов, а также функционированию аспирантуры и докторантуры в российских вузах.

А перед началом встречи с ректорами ведущих российских вузов, представителями РАН и чиновниками Минобр­науки премьер пообщался с аспирантами МФТИ и других отечественных университетов. В то же время глава ВАК, ректор РУДН Владимир Филиппов и замминистра Игорь Федюкин провели пресс-конференцию и ответили на вопросы журналистов, подробно рассказав о конкретных шагах по улучшению деятельности как самой Высшей аттестационной комиссии, так и всей системы аттестации научных кадров.

Что, ребята, все не так?..
Осмотрев фармацевтические лаборатории МФТИ и отдав должное усилиям университета по созданию биобизнес-инкубатора, где помимо лабораторных исследований также заняты формированием стартапов в области фармацевтики, глава правительства предложил молодым участникам встречи начать разговор о главном – самостоятельных научных исследованиях:
– Хочу послушать вас, что можно было бы сделать для того, чтобы наша система оценки знаний, квалификационных испытаний, присвоения ученых степеней и званий стала более современной, более прозрачной, более справедливой. Не скрою, может быть, это действительно проблема последнего времени, потому что, когда я писал диссертацию, этой проблемы вообще не было, причем ни в гуманитарных науках, ни тем более в технических. Сейчас она появилась, и весьма активно обсуждается тема самостоятельности научных исследований. В большей степени она, конечно, касается гуманитарных наук, но, к сожалению, касается отчасти и наук технических, точных наук тоже. Мне было бы любопытно понять, что вы об этом думаете, насколько справедливы суждения, которые сейчас звучат, о том, что вообще все стало совсем нечестным, все развивается неправильно. Никаких регламентов устанавливать не буду. Единственное – мне еще после вас нужно встретиться с академиками и уже им объяснить, как жить дальше, в зависимости от того, о чем мы с вами здесь договоримся.
Уговаривать молодежь поделиться своим мнением долго не пришлось. Аспиранты Санкт-Петербургского госуниверситета, МФТИ, МГУ им. М.В.Ломоносова, Казанского (Приволжского) федерального университета, Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М.Сеченова, Московского государственного института международных отношений (университета) МИД России хорошо подготовились к встрече с премьером и старались обратить его внимание на наиболее острые, с их точки зрения, вопросы.
Например, столь ли эффективна и точна в своих оценках используемая сегодня в ряде организаций система “Антиплагиат”? По мнению одних аспирантов, данная система и ее усовершенствованные варианты “достаточно четко указывают заимствования и веб-сайты, с которых были взяты заимствования, процентные соотношения”. По мнению других, существующие программы антиплагиата все еще весьма несовершенны. Так, например, если они находят труды того же самого автора, чья работа исследуется, то все равно помечают их как плагиат. Кстати, подписка на более или менее хорошие программы антиплагиата платная. Участники встречи высказались за необходимость помимо проверки ВАК проводить проверку диссертаций еще и представителями экспертного сообщества ученых. Кроме того, для борьбы с плагиатом “было бы логично обязать вузы вывешивать подробную информацию о диссертациях, которые защищаются”: полный текст работы, подписанный отзыв научного руководителя, отзыв оппонента и обязательно отчет о проверке данной работы в системе “Антиплагиат”. Все это позволит увеличить ответственность научного руководителя и оппонента за ту работу, которую они выводят на защиту. А также решить и такой важный вопрос, как доступность диссертации. Премьер идею поддержал.
Была поднята на встрече и тема повышения заинтересованности научных руководителей в наличии у них аспирантов финансовым или каким-нибудь иным методом. Например, проведением ранжирования: определить, кто из научных руководителей действительно эффективно работает, а кто нет, и на следующий год соответственно давать или не давать им учеников… “Насчет научного руководства я абсолютно согласен, – поддержал предложенное Медведев. – Нужно создавать стимулы для того, чтобы известные люди, авторитетные в самых разных науках, становились научными руководителями. Помню, еще в тот период, когда я в университете работал: скажем откровенно, далеко не все крупные величины хотели брать аспирантов, потому что это нагрузка, и ничего не дает в материальном плане. Кто-то к этому больше расположен, кто-то меньше. Об этом нужно думать, конечно, нужно повышать заинтересованность именно в научном руководстве – с этим я солидарен”.
Встретив понимание со стороны премьера, участники мероприятия заметили, что финансовая поддержка не помешала бы и самим аспирантам, поскольку многие из них, помимо того что учатся, еще и работают. Из-за этого, кстати, растет число заочных защит: люди трудятся, “занимаются примерно тем, о чем пишут диссертации, им дано больше времени, они не ограничены  какими-то рамками”. Данная ситуация, по мнению Дмитрия Медведева, имеет “не только минусы, но и некоторые плюсы”: “Я когда в аспирантуре был (я в очной аспирантуре учился), все равно работал, просто потому, что, во-первых, денег всегда не хватало и на аспирантскую стипендию даже в 1980-е годы (я в 1980-е годы диссертацию писал) жить было невозможно. Но, с другой стороны, скажем откровенно, наверное, юридические науки не требуют такой включенности в исследования, как, например, исследования в точных или в естественных науках, там, конечно, у аспиранта времени на работу остается гораздо меньше. Но если это работа по специальности, откровенно говоря, я, например, в этом ничего плохого не вижу. Вопрос в том, чтобы она действительно была по специальности, а не чтобы ящики ночами таскать, потому что это сильно отвлекает”.
Задав вопрос о том, насколько сегодня вообще устраивает – “кажется справедливой и правильной” – молодых “система защиты диссертаций, присвоения ученых степеней, званий”, Дмитрий Анатольевич был удивлен информацией о наличии такого “небольшого анахронизма”, как кандидатский экзамен по философии: “Все сдают: и физики, и лирики? И медики? Для меня это новая информация…”. Если раньше экзамен служил неким доказательством “лояльности политической системе”, то сегодня его необходимость вызывает вопросы. По словам министра образования и науки, данное положение о присуждении ученых степеней будет меняться. По его мнению, “нужно исключить экзамен по философии в качестве обязательного и оставить экзамены по специальности и по иностранному языку. Этого будет достаточно, чтобы проверить готовность человека стать аспирантом и заниматься наукой”.
Шла речь на встрече и о необходимости оптимизировать процедуру подготовки и оформления документов как при подаче работ на защиту, так и при их получении уже после процедуры защиты. Волновали молодежь и вопросы выбора оппонентов, и число аспирантов, прикрепленных к одному научному руководителю… Завершая разговор, Дмитрий Медведев пожелал всем “быстрее защититься и пройти эту довольно стандартную процедуру с наименьшими потерями”.
Паспортизация, оптимизация, ротация…
Пока молодежь атаковала своими вопросами премьера, журналисты старались узнать подробности предложений, с которыми Минобрнауки и ВАК готовились предстать на совещании.
Представляя видение министерством проблем в области аттестации научных кадров, замминистра Игорь Федюкин отметил несколько ключевых моментов: так, например, все лица, участвующие в аттестации кадров (оценке диссертаций), фактически не имеют системных стимулов для повышения качества этой деятельности. Отсутствие ответственности и заинтересованности – как материальной, так и репутационной, приводит к халатному отношению. Другая серьезная структурная проблема – недостаточная прозрачность системы: и при формировании экспертных и диссертационных советов, и при рассмотрении апелляций, сообщений о нарушениях.
– На сегодня зарегистрировано около 2,5 тысячи действующих диссоветов, еще несколько сотен находятся на рассмотрении ВАК, – рассказал замминистра. – Такая структура сети диссоветов, по нашим оценкам, не соответствует реальному распределению научного потенциала в стране: нет соотношения между научным уровнем организаций и наличием в них диссоветов. С учетом этого мы и разрабатывали предложения, которые будем озвучивать на совещании.
Во-первых, требуется приведение сети диссоветов в соответствие с реальным распределением научного потенциала: сначала паспортизация диссоветов, потом оптимизация сети. Сформированы рабочие группы по отраслям наук. В них вошли ведущие ученые, представители РАН, вузов, которые должны нам помочь сформулировать и уточнить критерии оценки научного уровня диссоветов, их членов, требования к их научному уровню, к уровню организаций, на базе которых будут открываться диссоветы и аспирантуры. Так, группу по истории возглавил академик Александр Чубарьян, по педагогике – вице-президент РАО Виктор Болотов, по юриспруденции – Сергей Шахрай и т.д. После того, как в ближайшие месяц-два мы эти критерии конкретизируем, проведем оценку существующих диссоветов на соответствие им. Потом предложим ВАК рассмотреть эти данные и уже на их основании принимать решение о том, где должны сохраниться диссоветы, где нет, а где будут открыты новые.
Во-вторых, необходимо повышение репутационной и административной ответственности участников аттестации научных кадров. Фактически будем предлагать механизм дисквалификации тех, кто “отметился” халтурной, халатной работой в этой системе: члены диссовета, научные руководители, оппоненты, голосовавшие за явно “непристойные” по своему качеству диссертации, не должны больше участвовать в такой работе. Все подобные случаи мы будем обнародовать. Предлагаем ввести публичные черные списки таких “научных работников” и настоятельно рекомендовать организациям не привлекать их больше к данному виду деятельности. Меры ответственности должны быть применены и к руководителям организаций. Необходима персональная ответственность ректоров, вплоть до увольнения в случае обнаружения серьезных нарушений в работе диссоветов.
Третий момент связан с повышением гласности, прозрачности, четкости при рассмотрении жалоб и апелляций. Четвертый – с совершенствованием механизма формирования и работы ВАК. Предлагаем, чтобы экспертные советы ВАК формировались в соответствии с новыми требованиями к научному уровню, которые сейчас готовят рабочие группы: в частности, чтобы они формировались прозрачно, можно запросить номинации членов экспертных советов и вывесить их в Сети на всеобщее обсуждение, дав научной общественности возможность высказаться по кандидатурам, и только потом уже формировать состав советов. Необходима также процедура регулярной ротации как экспертных советов, так и ВАК.
Ряд статистических данных, представленных журналистам главой ВАК, наглядно продемонстрировал, что ситуация с аттестацией научных кадров требует безотлагательных действий по ее совершенствованию. По словам Владимира Филиппова, в России насчитывается 3400 диссоветов, 1100 из них провели три и менее защиты в год, 200 вообще не провели ни одной защиты; 1600 из 3400 – докторские советы, которые не провели ни одной защиты докторской диссертации за отчетный период 2011 года (за 2012 год итоги пока не подведены).

– Складывается полуфеодальная ситуация: по 1-3 защиты в тысячах советов, – посетовал Владимир Михайлович. – Каждый старается открыть диссовет “под себя”. Есть примеры, когда в ряде вузов ученые с одного факультета боятся идти защищаться на другой и просят: “Откройте мне по этой же специальности еще один диссовет”. В некоторых вузах есть четыре диссовета по одной и той же специальности! Этого быть не должно. Но есть и другая проблема. Если брать в среднем количество защит на один совет – по кандидатским – получается 7 защит в год. При этом по химическим, биологическим, физико-математическим наукам в среднем происходят 3-4 защиты в год. Зато по экономическим – 9 защит в год, по юридическим – 13. Нас беспокоит, что, как ни парадоксально, нередко звучат тут же и медицинские науки. Самый высокий показатель защит диссертаций среди всех – обогнав экономистов, юристов – демонстрируют фармацевты. А если учесть, что они, как правило, объединены с медицинскими специальностями, показатели вообще зашкаливают.
Есть еще один серьезный повод для волнений: по ряду научных специальностей, востребованных в современных технологиях, вообще не было защит ни кандидатских, ни докторских. Среди них – биоинженерия, биогеохимия, квантовые методы обработки информации, ядерная и радиационная безопасность, химическая и биологическая безопасность, нейробиология, нанотехнологии и наноматериалы…
Какие же репутационные механизмы наиболее важны для совершенствования работы ВАК? По словам Игоря Федюкина, ключевым моментом здесь является связь присуждаемой степени с той организацией, которая ее и присудила. “Нам надо подумать о том, чтобы отслеживать это, например, в рамках проекта “Карта науки”, – заметил замминистра. Он также отметил возможность участия в деятельности диссоветов зарубежных ученых: “Мы должны создать нормативные и экономические условия для привлечения к этой работе ведущих ученых из других стран”.
Кто виноват и что делать
Открывая совещание по совершенствованию системы подготовки и аттестации научных и научно-педагогических работников, Дмитрий Медведев поделился впечатлением недавнего общения с аспирантами, заметив, что аттестация научных кадров – тема сложная, “решение по которой не принимается в рамках одного совещания”:
– Но в любом случае пришла пора пообсуждать эту тему публично. К сожалению, плагиат, диссертационные и дипломные работы, написанные, как принято сейчас говорить, под ключ, фиктивные публикации стали достаточно распространенным делом, а это путь к деградации науки в целом.
У нас защищается порядка 23 тысяч кандидатских и около 3 тысяч докторских диссертаций в год. Много это или мало? Какое количество защит является оптимальным, наверное, не знает никто, тем не менее есть цифры предыдущего периода, прежней эпохи, нынешней эпохи, которая, конечно, отличается от советского периода. В любом случае мы должны это анализировать… Практически на базе каждого государственного российского вуза создан хотя бы один диссертационный совет. Конечно, это никак не связано с научными достижениями учреждения. Бывают случаи, когда открытый совет не совпадает с профилем высшего учебного заведения. Очень часто, к сожалению, игнорируются ранее канонические требования по количеству докторов наук в совете, что создает, естественно, и проблемы с качеством.
Очевидно то, что наличие аспирантуры и диссовета – это серьезное преимущество для университета и научно-исследовательской структуры, признание их научного уровня. И в этом случае, как, собственно, во всем мире, диплом кандидата или доктора наук должен обеспечиваться научным авторитетом организации, и, наоборот, авторитет университета, научной организации напрямую зависит от качества защищаемых там диссертаций. А вот это качество очень разное.
Премьер сразу обозначил перед участниками совещания круг вопросов, требующих особого внимания. В частности, предложение передачи вузам и научным центрам права присуждать степени и выдавать дипломы, при этом оставив за Минобрнауки право открытия диссертационных советов и их контроля. Пути совершенствования деятельности ВАК: нужно ли делать гласной процедуру формирования ее экспертных советов? вводить ли регулярную ротацию как экспертов, так и членов Высшей аттестационной комиссии? Изменения в процедуре защиты диссертаций: введение такого условия приема научной работы (если речь не идет о работе по закрытой, секретной проблематике), как размещение ее в Интернете. Сейчас такой практики нет. Публикация в Сети позволит широкой научной общественности не только получить доступ к новейшим исследованиям и участвовать в их экспертизе, но и своевременно проверить эти исследования на плагиат. Среди актуальных вопросов Медведев назвал и все громче звучащее требование вернуться к ранее действовавшему десятилетнему сроку давности при принятии решения об обоснованности присуждения ученой степени и отмены соответствующего решения в отношении недобросовестных работ; необходимость изменения нормативно-правового характера системы аттестации: правил, касающихся аспирантуры, докторантуры, разработки образовательных стандартов, а также введение профессиональной аттестации представителей бизнеса и чиновников.
– Есть такие сферы, которые носят прикладной характер и с трудом вписываются в традиционную систему аттестации, например деловое администрирование, управление бизнесом, некоторые вопросы общественного управления, – отметил премьер. – Не секрет, что в настоящее время кандидатскую или докторскую диссертацию все больше стремятся защитить политики, государственные служащие, бизнесмены, и понятно почему. Это и раньше было важно, в советской системе координат, но в настоящий момент это, по сути, достаточно ординарная часть карьерной лестницы. Мне кажется, что это абсолютно неправильно. Если обратиться к опыту большинства современных государств, для того чтобы получить признание в бизнесе или добиться политических успехов, вовсе не обязательно какие-то квалификационные работы проводить. Если это случилось до того, как человек пошел в бизнес или политику, то это нормально, считаю, хорошо даже. Когда это происходит в процессе работы на высоких государственных должностях, это, конечно, выбор любого человека, но, мне кажется, сами диссертанты должны понимать, что отношение к такого рода защитам всегда будет достаточно сложным. Именно в силу тех традиций, которые существуют в нашей стране. Хотя нет правил без исключений. Есть отдельная идея создать систему профессиональных степеней, которые присуждались бы профильными вузами, бизнес-школами, отраслевыми или общественными объединениями типа РСПП, ТПП…
В своем выступлении Дмитрий Ливанов перечислил ряд мер по совершенствованию системы аттестации научных кадров, предлагаемых министерством к реализации:
– Первоочередная задача – приведение сети диссертационных советов в соответствие с реальным распределением научного потенциала в стране. Диссоветы, аспирантуры должны быть только там, где есть реальная наука. Летом этого года мы проведем оценку реального научного уровня всех диссертационных советов нашей страны. На основе этой оценки ВАК будет принимать решение об оптимизации сети. Сокращение диссоветов будет достаточно жестким, резким, особенно по некоторым дисциплинам. Предварительно нам предстоит уточнить, а по сути установить заново требования к научному уровню и членов диссертационных советов, и научных организаций, в которых они создаются.
Кроме того, министерство фактически уже готово запустить механизмы репутационной и дисциплинарной ответственности как организаций, так и ученых за качество работы по подготовке аттестаций научных и научно-педагогических кадров. “Предлагаем ввести механизмы мягкой (через информирование, рекомендации) дисквалификации тех научных сотрудников, которые “отметились” неудовлетворительной работой в системе аттестации, – проинформировал министр. – Если диссовет систематически пропускает “липу”, то он не только должен быть закрыт – это естественно, но его члены, научные руководители, оппоненты не должны больше к этой работе привлекаться. Мы продумываем сейчас и механизмы ответственности руководителей организаций, в которых массово производится такая “липа”. Применительно к ректорам вузов это должны быть жесткие административные решения, вплоть до увольнения. Принципиально важно повысить гласность при рассмотрении апелляций и жалоб, сделать более четкой и прозрачной регламентацию этого процесса. Срок по апелляциям считаем целесообразным увеличить до 10 лет, но я хочу специально отметить, что научная недобросовестность никакого срока давности не имеет. Также предлагаем усовершенствовать формирование и работу самих органов ВАК: ввести прозрачные механизмы создания экспертных советов ВАК. Кандидатуры в эти советы должны номинироваться открыто, вывешиваться на сайте ВАК для публичного обсуждения. Исходя из этих принципов уже к осени мы проведем ротацию экспертных советов, сделав в дальнейшем эту процедуру регулярной, как и обновление самой ВАК, экспертных советов, руководства. Предлагается также установить прозрачные требования к научному уровню членов экспертных советов Высшей аттестационной комиссии и запрет на совмещение членства в экспертных советах ВАК и работы в руководстве диссертационного совета”.
Еще одно предложение министерства связано с усовершенствованием процедуры защиты: обязательное создание для этого в рамках диссовета специальных комитетов в составе специалистов именно по теме работы, которые должны более тщательно рассматривать диссертацию, а затем своими подписями заверять ее качество.
По итогам совещания о совершенствовании системы подготовки и аттестации научных и научно-педагогических работников Дмитрием Медведевым был дан ряд поручений. Так, Минобрнауки России (Д.Ливанову) совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и организациями поручено обеспечить общественное обсуждение и внесение по его итогам в правовые акты изменений, предусматривающих: установление требований к результативности научной деятельности организаций, на базе которых создаются советы по защите диссертаций на соискание ученых степеней, и ведущих (оппонирующих) организаций; установление требований к результативности научной деятельности членов экспертных советов ВАК и диссертационных советов; введение регулярной ротации членов ВАК и ее экспертных советов; введение гласной процедуры формирования составов экспертных советов ВАК; публикацию в сети Интернет сведений о диссоветах, научных руководителях, научных консультантах, оппонентах и ведущих организациях и учет этих сведений при привлечении указанных лиц и организаций к подготовке и аттестации научных и научно-педагогических работников, полных текстов диссертаций на соискание ученых степеней как необходимое условие приема диссертаций к защите, а также отзывов научных руководителей или научных консультантов, официальных оппонентов, ведущих (оппонирующих) организаций и других отзывов, поступивших на диссертации и авторефераты; формирование базы данных по диссертационным работам, включая отклоненные; установление срока давности 10 лет при рассмотрении решений о лишении ученой степени в случае выявления нарушений при подготовке и защите диссертации. Срок исполнения – до 1 августа 2013 года. Кроме того, тем же ведомствам поручено подготовить предложения о реализации пилотного проекта по предоставлению ведущим образовательным и научным организациям права самостоятельно присуждать ученые степени и выдавать соответствующие дипломы, а также об изменении подходов к публикации основных результатов научных исследований, необходимых для защиты диссертаций на соискание ученых степеней. До 15 октября 2013 года требуется провести общественное обсуждение данных предложений, а до 1 марта 2014 года – оптимизацию сети диссоветов, предусмотрев при необходимости механизмы поддержки аспирантов со стороны образовательных и научных организаций.

Подготовила Нина Шаталова

Фото http://government.ru

Нет комментариев